Сегодня: 27 февраля 5365, Среда

Или, если угодно, клинический случай. Ведь именно так — «Клинический случай» и называется комедия английского драматурга Рэя Куни, премьера которой состоялась в Новочеркасском театре драмы и комедии имени В.Ф. Комиссаржевской в конце нынешнего сентября. Да и могло ли быть иное название, если все события в этой острохарактерной комедии положений происходят именно в лечебном учреждении и как раз накануне Рождества?

Не хватающий звезд с неба, но неустанно строящий карьеру пробивной невролог Дэвид Мортимер (актер Роман Пуличев) в ожидании своего звездного часа. Вот-вот начнется международная конференция врачей-неврологов, на открытии которой ему доверено произнести вступительную речь. По сути, это выступление, если его ничто не сорвет, выигрышный билет, обеспечивающий доктору должность главврача клиники и рыцарское звание сэра. Есть из-за чего волноваться и бить от нетерпения копытом. Казалось бы, ну что может помешать исполнению рождественских желаний доктора Дэвида? Врагов нет, сам успешен, деятелен, обеспечен, к тому же выгодно женат, и супруга контролирует своего предприимчивого муженька от и до. Правда, есть опасность иного рода – грехи молодости, что, как скелет в шкафу, имеют место быть практически у каждого. Именно напоминанием об одном из них и осчастливила судьба Мортимера, послав ему в качестве рождественского подарка 18-летней давности грешок в лице нежданного сынка Лесли и его экстравагантной мамочки Джейн (артистка Елена Тоцкая), бывшей некогда медсестрой в клинике и тайной пассией Дэвида. А за ними последовал целый шлейф событий и персонажей, сюжетных завихрений и перевертышей – только успевай разгребать да выкручиваться, что доктор и делает довольно ловко. Ведь до начала искомой конференции остаются считанные минуты, бойкий юнец-сын жаждет разобраться с неведомым ему пока подлецом-отцом, а по клинике, как призрак коммунизма по Европе, бродит суперлюбопытная вездесущая миссис Мортимер. Для этой дамы информация о внебрачном отпрыске ее супруга вряд ли будет приятна. И потому нашкодивший в свое время муженек лезет из кожи, чтобы предотвратить свое разоблачение и по возможности сохранить лицо перед бывшей красоткой-любовницей. Крутой сюжетный замес, не так ли? Но актер Р. Пуличев в этом нагромождении комедийных ситуаций чувствует себя, как рыба в воде. Его природное комическое начало органично прорастает сквозь все катаклизмы сюжетной канвы и находит выходы даже там, где их быть не может. Кажется, реплики, что артист заучил в процессе репетиций, рождаются у него здесь и сейчас, так легко слетают с губ все его увертливые фразочки и словечки в объяснении с женой (О.Ситникова), с приятелем и коллегой доктором Хьюбертом Бонни (И.Лебедев).11,4-правка-

Персонаж Игоря Лебедева тоже еще тот представитель врачебного племени. Такой типаж нам вполне знаком. Порядочный, но нелепый недотепа, талантливый профессионал – выдающийся терапевт, но безнадежно непробивной. На таких обычно не ездит только ленивый, к которым доктор Мортимер, безусловно, не относится. И потому он тут же переадресует свое негаданное отцовство и ненужного наследника Лесли (удачная работа молодого актера Алексея Бычкова) безотказному товарищу Бонни. Верный долгу дружбы, тот не посмеет отказаться. И в этот момент смешной человек перестает быть смешным, оставшись только благородным. И.Лебедев прекрасен в данной выигрышной роли. Да что там, он попросту невероятен во всех проявлениях своего артистического мастерства. Дружеская растерянность от нетактичного предложения Дэвида сменяется профессиональным рвением, нахлынувшее воспоминание о несостоявшемся амурном чувстве к Джейн уступает место мужской находчивости, когда необходимо отделаться от любвеобильной кастелянши. И все эти смены чувств Лебедев отыгрывает точно, непринужденно, искрометно. А эпизод лжекастелянш! О, это каскад поразительных актерских находок и приспособлений. Публика в изнеможении, отдельные дамы – в отключке, короче, полный восторг. На пару с Пуличевым Лебедев делит здесь все лавры.

Действие пьесы происходит на фоне идущей в клинике подготовки к рождественскому корпоративу. И уж здесь было где разгуляться воображению художника спектакля (заслуженный деятель культуры РФ Леонид Черный). Налицо весь рождественский антураж: серебрящиеся веночки и порхающие ангелочки, новогодние гирлянды огней и мишура, фанерные Санта-Клаусы и медперсонал, наряженный идентично. Наконец, искусственная елка с красным крестом на макушке взамен привычной звездочки – мы же в лечебном заведении. Вместо новогодних открыток целая выставка подсвеченных рентгеновских снимков – ребра, крестцы, челюсти – уютненько, с точки зрения медицины. И полный позитив. На высоких шестах в руках разгулявшихся медиков сверкающие звезды и голубки. Одно осталось мне не ясно – почему на рождественских веночках, украшающих головки симпатичных медсестер, сзади свисают длинные разноцветные ленты – алые, желтые, синие? Или это новая партия укроангличанок затесалась в коллектив клиники? Ведь как известно, разноцветные атласные ленточки  носят на венках украинские девчата. А при чем тут туманный Альбион? Вопрос, конечно, риторический, но задать его кому? Заодно уж выскажу недоумение по поводу коротких шорт (летний вариант), в которые одет юный Лесли в зимний рождественский день. Неужели в Англии до такой степени катаклизмы с природой? К прочему оформлению спектакля вопросов не имею.

В процессе подготовки к празднику сотрудники клиники репетируют и демонстрируют различные музыкальные и танцевальные номера. Сольное пение? Пожалуйста. Перепеть коллективно фонограмму «Аллилуйя»? Легко. Пляска медперсонала из отделения хирургии, костюмированного в пиратские одежды? Да не вопрос. И столько экспрессии и драйва в этом хореографическом выплеске эскулапов (балетмейстер Игорь Вакула). Еще и флаг «Веселый Роджер» развернут над головами. А что? Там тоже изображены череп и кости – белые на черном. Можно сказать, родственная эмблема для этой удивительной клиники из комедии Куни.

Вообще в спектакле звучит много легкой, ритмичной, позитивной музыки, умело и со вкусом подобранной, которая также работает на создание предпраздничной атмосферы в данном лечебном заведении (постановку и музыкальное оформление осуществил заслуженный деятельно искусств РФ Валентин Бирюков). И зритель невольно подстраивает аплодисменты в такт веселой мелодии.

Но вернемся к актерским работам и реакции зала. В спектакле есть изумительно смешная сцена с появлением двух лжекастелянш – «толстой» и «тонкой». Зал буквально стонет от хохота. И, к слову, давно вы слышали, как от души смеется полный зрительный зал? Но чтобы смех был не вымученный, не на потребу, не животный и пошлый, а веселый, живой, естественный. Наверняка случалось слышать, хотя такой смех длится несколько секунд, от силы полминутки. А когда переполненный вполне презентабельной нарядной публикой зал хохочет, регочет, умирает со смеху в течение двух часов, пока идет спектакль? Не видели? То-то. На комедии «Клинический случай» именно это и происходит. А что вы хотели? Клиника-а… В самом лучшем комическом смысле этого слова.

Это тот случай, когда изумляешься мастерству Романа Пуличева и Игоря Лебедева, их актерскому озорству на сценической площадке. Когда радуешься, что настал звездный миг у актера Олега Хаустова, еще одного бойца комедийного жанра. Ах, что за умопомрачительные антраша он выделывает в роли начинающего врача Майка Конноли  в этом своем псевдо-бальном платье – уму не постижимо. Шквал зрительских аплодисментов и взрывы смеха – его рук (и ног) дело. К тому же молодой доктор не промах и всегда готов поймать птицу удачи за крыло. Еще и поторгуется. Атмосфера в клинике к тому прямо располагает. Хаустов работает с задором, его персонаж резв и прыток и очень обаятелен.

А как к лицу Ольге Ситниковой роль въедливой, доставшей мужа до печенок своим всеобъемлющим контролем женушки. Но и ее Розмари – дама с прошлым. И эта светская миссис могла в младые лета отпустить узду и позволить себе интимный флирт – при условии, что тайное приключение не станет явным. Эдакая сладкая месть донжуанствующему  непутевому супругу.

Неожиданно открылась в роли немки-кастелянши, пребывающей в полупрострации, Екатерина Пуличева. Прелестная характерная роль. И этот ее «дойч-акцент» — удачная находка. А как сыграна пикантность ситуации с доктором Бонни. Есть где проявиться и разыграться темпераменту актрисы. С нею в очередь ту же роль  играет Людмила Ильина. Интересно увидеть обе версии, чтобы сравнить – кто из актрис более точен в изображении данного женского характера, кто более щедр на актерские приспособления и разные дамские «изюминки».

Ну и особая песня – это заслуженный артист РФ Александр Коняхин в роли старого маразматика Билла, разъезжающего по сцене в инвалидном кресле и брызгающегося водой из сифона. Не случайно на пресс-конференции, состоявшейся перед открытием 191-го театрального сезона, режиссер-постановщик В.Бирюков отметил: «Александру Ивановичу нравится играть эту роль». И это точно. Коняхин от души резвится в роли престарелого придурка, доводя ее до совершенства. Хотя в таком деле нет предела совершенству. Зритель может возразить, что видел всяких придурков в своей жизни и его эдаким сценическим субъектом не удивишь. А вы сходите на комедию Куни. И когда в конце первого акта уже будете изнемогать от смеха, а на реплику доктора Мортимера: «Где этот идиот?» стройная как стюардесса медсестра (Екатерина Бычкова) выкатит в инвалидной коляске персонаж А.Коняхина с непередаваемым выражением дебилизма на лице, у вас, поверьте, откроется второе смеховое (если так можно вообще выразиться) дыхание, вот тогда я и поинтересуюсь мнением скептика.

Спустя полмесяца со дня премьеры я посмотрела третью по счету постановку «Клинического случая». Что-то изменилось? Кроме того, что в зале по-прежнему негде было яблоку упасть, переполнен был зрителями и балкон. Спектакль шел легко, публика реагировала на реплики с лету. «Гипертония на прямой кишке» — ставит диагноз доктор-виртуоз. Взрыв смеха в ответ.  «Привезли больного с язвой, вырезали геморрой, умер от сердца»… Публика, не избалованная отечественной медициной, взвизгивает от хохота. А лицемерный профкомментарий медиков на известие о кончине пациента: «Бог дал, Бог взял…». Реплика равноценна по цинизму и комизму, смотря что мы в данный момент хотим услышать. Недаром сержант полиции (отменная актерская работа Эдуарда Мурушкина), присмотревшись к деятельности медикусов в данном лечебном учреждении, ставит свой — полицейский диагноз: «Здесь собралась теплая компания прохиндеев». А ведь я еще не упомянула  небольшую, но запоминающуюся роль Мамаши доктора Бонни (заслуженная артистка РФ Валентина Иванкова), обрадованной донельзя появлению великовозрастного внучка. И сэр Уильям Нельсон, сыгранный заслуженным артистом РФ Александром Иванковым, весьма хорош. Здесь есть развитие роли, блестки характера, даже где-то харизма персонажа.

Спектакль закончился, но публика не спешила уйти из театра. Дефилировали по фойе парочки. Девушка фотографировала своего молодого человека в центре театральной лестницы на фоне портретов актеров века 19-го. Две подруги сильно под сорок, обмениваясь впечатлениями, констатировали факт: «Слушай, наши играют лучше всех!». Еще группка лиц разного возраста писала в Книге отзывов восторженные слова в адрес театра, спектакля и актеров.

Нет, поверьте, это совсем не просто – два часа без роздыху смеяться над ситуациями, шутками, хохмами комедии положений. Конечно, это, применяя расхожее выражение, еще не клинический случай, но все к тому идет. Впрочем, а может, действительно, стоит позволить себе вот так оторваться от всех своих жизненных проблем, которые жмут и давят человека не на шутку? Забыть о них, наплевать и пойти посмотреть, как лихо закручен сюжет в этой комедии и как лихо, умело и вкусно справляются актеры, буквально купаясь в своих ролях. Сколько радости дарят они своим мастерством людям. Такой труд дорогого стоит.

Лариса Лиховидова,

член Союза журналистов РФ.

Фото автора.

 

P.S. Аншлаговым стал и четвертый показ комедии «Клинический случай». Зрителей даже не испугал трехдневный дождь, затопивший улицы Новочеркасска. Аплодисменты, букеты и крики «Браво!» достались любимцам публики. Поистине, комедия становится популярной в нашем городе.