Сегодня: 27 февраля 7332, Среда

АНЕКДОТ В ТЕМУ:

Скачут два ковбоя в прериях, а мимо них проносится третий.

— Кто это, Билл?

— Неуловимый Джо.

— Он такой быстрый, что его никто не может поймать?

— Нет, просто он нафиг никому не нужен. Гоняться ещё за ним…

 

Вначале был Поступок. Не хочу писать «героический» — нормальный мужской поступок. Хотя … Пресс-служба ГУ МВД России по Ростовской области сообщила по этому поводу следующее:

Сотрудников вневедомственной охраны благодарят

В Главное управление МВД России по Ростовской области поступило письмо от жительницы города Новочеркасска. В своем обращении женщина благодарит сотрудников местного отдела вневедомственной охраны.

Ирина Викторовна рассказала о том, что ее квартира уже несколько лет находится под охраной Новочеркасского ОВО и за это время полицейские проявили себя только с лучшей стороны. Так, 22 марта 2014 года женщина случайно нажала «кнопку срочного вызова», группа задержания прибыла на место через несколько минут. После выяснения всех обстоятельств, в результате которого произошел «ложный вызов», полицейские провели с ней дополнительный инструктаж.

Когда сотрудники группы задержания в составе старшего прапорщика полиции Игоря Глыбина и старшего сержанта полиции Станислава Мельникова собирались уезжать, к Ирине Викторовне со слезами на глазах обратилась ее пожилая соседка, чтобы вызвать МЧС. Она рассказала, что дверь ее квартиры случайно захлопнулась и там оказался заперт полуторагодовалый ребенок. Игорь Глыбин мгновенно сориентировался в ситуации. На высоте 8 этажа через нижний балкон полицейский взобрался наверх и вошел в квартиру. Игорь успокоил плачущего ребенка, открыл дверь и передал малыша растроганной бабушке, которую все это время успокаивал его напарник Станислав Мельников.

В органах внутренних дел они служат не один год. Старший прапорщик полиции Игорь Глыбин с 2004 года, сейчас он занимает должность заместителя командира взвода полиции групп задержания Новочеркасского отдела вневедомственной охраны, полицейский (водитель) взвода полиции групп задержания Новочеркасского ОВО старший сержант полиции Станислав Мельников служит с 2006 года. Оба характеризуются с положительной стороны, пользуются заслуженным уважением коллег, неоднократно поощрялись руководством отдела за добросовестное выполнение служебных обязанностей.

В заключение своего письма Ирина Викторовна также поблагодарила руководство за таких порядочных и профессиональных сотрудников. Жительница Новочеркасска попросила поощрить полицейских и пожелала им успехов в нелегкой службе.

Эта информация появилась на сайте ГУ МВД России по Ростовской области 3 мая 2014 года. А 29 мая в отношении Игоря Глыбина было возбуждено уголовное дело. И все это время, по сегодняшний день, Ирина Викторовна А., просившая поощрить полицейских, не успокаивается, требует для Глыбина защиты и справедливости. Собственно, и в редакцию к нам написала она.

Где же старший прапорщик Глыбин преступил закон?

И.Ю. Глыбин обвиняется сразу по двум статьям Уголовного кодекса: 285 (Злоупотребление должностными полномочиями) и 292 (Служебный подлог). По мнению следователя по особо важным делам П.А. Бахарева, Игорь Юрьевич составил «липовый протокол» об административном правонарушении, совершенном неким Н.В. Тращенко: якобы тот в общественном месте распивал спиртные напитки. Административный материал в отношении Тращенко был направлен по его месту жительства – в Семикаракорский район, где нарушителю назначили штраф в 500 рублей.

И.Ю.Глыбин

И.Ю.Глыбин

Протокол был составлен Глыбиным 28 августа 2013 года. А в январе 2014-го Тращенко написал заявление прокурору Семикаракорского района, что он уже много лет не был в Новочеркасске и знать не знает, за что ему – штраф.

Потихоньку завертелась машина расследования. И выяснилось, что с 2011 по 2013 год на Тращенко было составлено еще 7 протоколов об административных правонарушениях! И во всех случаях «отличился» он в Новочеркасске. И составлял эти протоколы не Глыбин, а еще несколько полицейских. В конце 2014 года обвиняемыми по новым уголовным делам стали также сотрудники полиции: Я.И. Логвинов, А.А. Деревянченко, А.В. Штрек, А.А. Бунин. Выходила целая преступная группировка оборотней в погонах, фабриковавших административку на добропорядочного гражданина. То есть жил-был Тращенко Николай Викторович в городе Семикаракорске, занимался честным бизнесом, а в Новочеркасске полиция беспрестанно задерживала и штрафовала фантом, любящий выпить вполне реальную водку и от души «послать по матушке»…

Н.В.Тращенко

Н.В.Тращенко

Полицейские, которыми занялось Управление собственной безопасности, заявляли, что Тращенко был вполне материальным. Он жил, пил, болел. И все это – в Новочеркасске. Его удалось даже сфотографировать! Полицейский-кинолог А.И. Колесников в ходе служебной проверки в отношении А.В. Штрека в сентябре 2013 года нашел «лицо, представившееся как Тращенко Николай Викторович», и опросил его. «Лицо» четко отрапортовало дату, месяц и год рождения – один в один, как у его семикаракорского двойника, и подтвердило, что действительно он «совершал и привлекался». Документов при нем не оказалось. Колесников проверил его данные по информационной базе данных «Регион» и сфотографировал. Позже следователь Бахарев предъявлял свидетелям по уголовным делам Глыбина и других это фото и видеозапись Тращенко из Семикаракорска. Свидетели опознавали ОДНОГО или ДРУГОГО!

Травматолог БСМП Н.Б. Щигарев подтвердил, что “мужчина в клечатой майке” находился у него на лечении: была выполнена ампутация стоп из-за гангрены (отморожение стоп). В больницу он попал 20 декабря 2012 года, операция сделана 4 января 2013-го. В медицинской карте все данные (ФИО, прописка, номер паспорта) те же, что у семикаракорского предпринимателя. Есть, правда, пометка: “Записано со слов! Документы затребованы”. Но пациент выписался в конце января — и все.

Кстати, это было второе попадание “лица” в больницу. В июле 2012 года он был госпилизирован в БСМП с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, ссадиной головы, экзогенной интоксикацией. Но, как сообщил следствию нейрохирург Е.Н. Зайцев, от лечения тот отказался без объяснения причин и ушел из больницы. Пациент также представился Тращенко, и также документов при нем не оказалось.

Думаю, что читатели уже ясно поняли, что этих Тращенко было два: один предприниматель из Семикаракорска, другой — новочеркасский бомж, выдававший себя за другого. Причем он очень хорошо владел информацией о своем двойнике: не только называл реквизиты документов, но и рассказывал  элементы его подлинной биографии.

Следствие, которое долго и старательно пыталось не замечать такое “раздвоение личности” (нет “личности” — нет дела?), вынуждено было документировать подтверждения существования бомжа. Так, коллега Бахарева следователь СО-1 СУ МУ МВД России «Новочеркасское» Ю.В. Писаренко дала показания, что в 2011 году в ходе расследования ею уголовного дела некоего Капкаева допрашивала в качестве свидетеля мужчину, который представился — “Тращенко Николай Викторович”, зарегистрированный в Семикаракорске. Был ли у него документ, удостоверяющий личность, она не помнит. А в протоколе допроса могли быть указаны данные этого документа (если он был) либо паспортные данные  из справки информационной базы данных «Регион».

И осужденный Капкаев Тращенко помнит: вместе пили, вместе были доставлены в ОП-1 МУ МВД РФ «Новочеркасское» на ул. Шумакова, 15, где он и узнал фамилию собутыльника Николая. А сейчас узнал на фотографии.

Да что там память освободившегося недавно уголовника! И суд в курсе. Мировой судья 5-го участка А.И. Жидкова в 2010 году признала Тращенко виновным в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 20 КоАП (мелкое хулиганство плюс неповиновение полиции). Как, интересно, тогда в суде была установлена личность? Или личность не явилась в заседание?

 

Казалось бы, чего проще: найти бомжа Тращенко и разрешить все проблемы. А заодно прекратить уголовные дела и извиниться перед полицейскими. Но… Розысками бомжа занимались сами обвиняемые и их адвокаты: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. И получали они информацию не только из официальных органов —  от корешей, собутыльников и сожительницы самозванца. И вели свои источники к следователю. Так свидетелем стал, например, А.Т. Ефимов, который «в настоящее время проживает на улице в районе ул. Красноармейская и ул. Пушкинская г. Новочеркасска, поскольку не хочет много платить денег за квартиру». Ефимов и другие люди из его окружения сообщили и последнюю, траурную информацию: лже-Тращенко сгорел на пожаре.  Действительно, 19  ноября 2013 года при пожаре в садовом домике на ул. Сарматской, 204 обнаружили три трупа. Один из них, вероятно, принадлежал человеку, выдающему себя за Тращенко. Второй – его сожительнице Т.Ю. Вороновой по кличке «Белка». По крайней мере, больше до настоящего времени мужчину никто не видел — ни пьяного, ни трезвого. И, понятно, больше не штрафовал.

 

Но что же следствие? Как от назойливой мухи отмахнулось оно от факта существования бомжа Тращенко. Тращенко же из Семикракорска признан потерпевшим по всем пяти уголовным делам. И финал обвинительного заключения, утвержденного прокурором, в отношении, к примеру, И.Ю. Глыбина, звучит сейчас так (орфографию и пунктуацию исправляю):

«Версия обвиняемого Глыбина И.Ю. о том, что им составлялся административный материал в отношении мужчины, представившегося данными потерпевшего, опровергается вышеуказанными доказательствами по делу и не является не состоятельной (следователь, видимо, хотел сказать: «является несостоятельной» или «не является состоятельной», да запутался — комм. Е.Н.), так как следствием по делу приняты исчерпывающие меры к установлению лица, на которого, со слов Глыбина И.Ю., он составлял административный материал 28.08.2013. Проведенными почерковедческими судебными экспертизами установлено, что подписи в административном материале потерпевшему не принадлежат, кем они выполнены, установить не представляется возможным. Обвиняемым Глыбиным И.Ю. заявлялись неоднократно ходатайства о допросе в качестве свидетелей ряда лиц, которые должны были подтвердить факт того, что в г. Новочеркасске на август 2013 г. проживал мужчина, который представлялся данными потерпевшего Тращенко Н.В. Однако, будучи допрошенными по делу в качестве свидетелей, данные лица показания обвиняемого Глыбина И.Ю. не подтвердили, показав, что действительно знали мужчину по имени Николай, однако последний полных данных не называл и документов, удостоверяющих личность не предъявлял.

Таким образом, версия Глыбина И.Ю. является лишь способом его защиты с целью избежания уголовной ответственности за совершенные им преступления и опровергается логической цепью собранными по делу доказательствами».

Оставим выводы на совести Бахарева, но спросим: «А был ли мальчик?». Я имею в виду не присутствие семикаракорского Тращенко на месте совершения правонарушения в Новочеркасске, а наличие самого правонарушения. То есть: распивал ли некий гражданин водку «Русская» из пластикового стаканчика в районе дома №58 по ул. Б. Хмельницкого около 14.00 часов 28 августа 2013 года? «Пил или не пил?» — вот в чем вопрос.

— В начале разбирательства по ходатайству защиты гособвинитель дал разъяснение по предъявленному обвинению, — рассказал мне адвокат И.Ю. Глыбина В.А. Беспоясный. — На вопрос о том, имело ли место правонарушение, по поводу которого Глыбин (а это также было и по другим делам), составил административный протокол, гособвинитель ответила, что данное обстоятельство не относится к предмету доказывания по делу. Иными словами, для обвинения безразлично — было правонарушение, на которое отреагировал Глыбин, или его не было.

А что же тогда имеет значение? То, что Глыбин + другие полицейские + врачи + следователь Писаренко + мировой судья Жидкова не установили на 100%, что Тращенко он и есть Тращенко? Но – как?

Те, кому по роду деятельности приходилось с этим сталкиваться, считают это проблемой из проблем. Ни в одном законе, ни в подзаконном акте не регламентирована процедура идентификации личности правонарушителя. КоАП допускает задержание правонарушителя на срок не более 3-х часов, в том числе в целях установления его личности и возможности составления административного протокола. Хорошо, если человек с документом, удостоверяющим личность, а если его нет, что делать? Согласно сложившейся практике, у правонарушителя выясняется его личность, а затем проверяется по базе данных, которая имеется в каждом регионе России. Но в этой базе отсутствует его фотография. Можно направить запрос в соответствующее подразделение ФМС на получении паспортной формы № 1, но получение результата весьма сомнительно по ряду причин.  Это, во-первых, краткий срок задержания, в течение которого получить ответ на запрос практически невозможно; во-вторых, время суток, когда производится идентификация личности (т.е. если это происходит в нерабочее время для паспортного отдела ФМС, то ответ на запрос заведомо не может быть получен в течение 3-х часов), и в третьих, качество копии фотографии Ф-1, полученной факсимильной связью, как правило, делают невозможной должную идентификацию личности. То есть практика установления личности правонарушителя сложилась таким образом, что при отсутствии документов и подозрения в том, что лицо намеренно выдает себя за другого человека, среди сотрудников полиции считается достаточным «пробить» правонарушителя по информационной базе данных и в случае совпадения данных о личности считать проверку выполненной.

Возможно, следственный орган и гособвинитель-прокурор знают какой-то иной, абсолютно успешный способ?.. Любопытно увидеть, как следователь Бахарев идентифицировал бы   личность бомжа Тращенко, возьми он да воскресни…

Не хотелось бы сейчас расставлять все точки над «и»: суд идет. И нужно, наверное, писать серию судебных очерков, а мне хочется – злой фельетон с цитатами из обвинительного заключения. Ну, например, протокол осмотра места происшествия – почти два года (!) спустя: лавочки, на которой тогда сидели распивающие водку бомжи, не обнаружено… Бомжи унесли?

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Если бы не болело сердце у Игоря Глыбина, за плечами которого 20 лет безупречной службы и три командировки в Чечню. Когда не говорили бы полицейские, что теперь, после этого судебного процесса, никто не станет задерживать правонарушителей и преступников, не окажись у них с собой ДОКУМЕНТА.

Следователь П.А. Бахарев, написав в обвинительном заключении Глыбина о существенном нарушении им охраняемых законом интересов общества и государства «путем подрыва авторитета органов внутренних дел Российской Федерации», перешел к потерпевшему:

«Своими действиями Глыбин И.Ю. существенно нарушил права и законные интересы гражданина Российской Федерации — Тращенко Н.В., которые в соответствии со ст. 2 Конституции РФ являются высшей ценностью».

Сам Тращенко на последнем судебном заседании по делу Глыбина подал ходатайство, в котором просит прекратить уголовные дела в отношении всех пяти полицейских: «Мне не причинен крупный ущерб, а мои законные права и законные интересы не претерпели существенного нарушения. Мне принесены извинения за причиненные неудобства, связанные с обжалованием ошибочно составленных на меня административных протоколов, чем полностью заглажен вред».

Тращенко пишет, что не требовал возбуждения уголовных дел, а обращался в правоохранительные органы в связи с незаконным привлечением его к административной ответственности, «чтобы привлечь внимание к допущенным нарушениям и восстановлением справедливости». Думаю, если бы заявление Николая Викторовича было рассмотрено именно в этой плоскости, был бы быстренько найден выдающий себя за него бомж. Кем он, кстати, был? Почему так хорошо знал документы реального Тращенко и информацию о нем? Встречался с ним в своей «прошлой жизни»? Мстил? Ведь семикаракорский Тращенко был тоже отнюдь не святым, только на социальный слой выше. Он неоднократно привлекался за различные административные правонарушения (в основном за нарушения Правил дорожного движения), а 14.03.2011 г. (в тот самый день, когда в Новочеркасске в отношении его двойника были составлены протоколы) «оригинал» Тращенко “отличился” употреблением наркотических или психотропных средств по месту жительства.

Что связывало двух героев нашего «романа» – реального и выдающегося себя за него — мы не узнаем уже, наверное, никогда.

А за ходом рассмотрения в суде уголовных дел пяти полицейских мы будем следить внимательнейшим образом.

Елена Надтока.

P.S. Следствие (при поддержке прокуратуры) всеми силами пытается доказать, что полицейские составляли «липовые» протоколы с целью улучшения своей отчетности – количества выявленных правонарушений. Такие дела – увы, не редкость. В 2009 году Нагатинский райсуд Москвы приговорил к двум годам лишения свободы условно старшего инспектора межрайонного отдела по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей природной среды УВД по Южному административному округу столицы Сергея Усачева. Офицер стал жертвой пресловутой “палочной системы” отчетности. В погоне за высокими показателями работы он попросту фабриковал административные дела на вымышленных людей и … сам же оплачивал за них штрафы!

Это – не наш случай: лже-Тращенко – реальный человек, лично подтвердивший свои правонарушения. И, по моему мнению, сейчас именно следствие «работает на результат»: еще бы, раскрыто целых пять преступлений коррупционной направленности в правоохранительных органах! Это прекрасно вписывается в официальную статистику: за минувший год судами региона рассмотрено 401 «коррупционное» уголовное дело, закончившееся осуждением 399 человек, и первое место среди коррупционеров занимают правоохранители (по судам прошло 63 полицейских).

Любопытно, что власти Ростовской области выделили на борьбу с коррупцией в 2015 году из регионального бюджета почти 1,7 млн рублей – на год. Для сравнения: наиболее распространённая такса у донских чиновников за “решение вопроса” составляет 1,5 млн рублей – за раз.