Сегодня: 19 октября 0320, Вторник

Редакция газеты предлагает вниманию читателей очередной  материал  совместного творческого проекта городского отделения Союза журналистов России, Музея истории донского казачества и Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина. Он посвящен важной теме — реорганизации в управлении Войском Донским.

Новая казачья столица возводилась в непростое время. Начало 19 века ознаменовалось многочисленными военными действиями в Европе. Первые годы правления Александра I (1801-1825) отмечены изданием «Положения о Донском Войске», которое касалось военной, гражданской и экономической сторон жизни. Таким образом правительство стремилось привести его управление в единообразие с прочими обывателями Российской империи. Однако особых перемен в жизнь рядового казачества оно не внесло. В 1835 году определяется новая система власти на Дону, закрепленная «Положением об управлении Войском Донским». Появление этого документа стоило должности трем войсковым атаманам.

Адриан Карпович Денисов

Адриан Карпович Денисов

Как реализовывались и что значили эти реформы для Войска Донского?  Разобраться в этих вопросах поможет заведующий научно-экспозиционным отделом музея истории донского казачества Д.В. Никитин.

 Алексей Васильевич Иловайский

Алексей Васильевич Иловайский

 

Корр.: — Дмитрий Владимирович, как известно из исторической литературы, время реформ в начале 19 века на Дону связано с именем атамана Адриана Карповича Денисова. Что это был за человек? И почему именно он, а не атаман Платов инициировал начало таких преобразований?

Никитин Д.В.: — Адриан Денисов — человек славной и в тоже время трагической судьбы. Он был достойным представителем рода донских казаков Денисовых, продолжателем дела своего отца, генерал-майора Денисова Карпа Петровича и дяди генерал-лейтенанта Денисова Федора Петровича – донских атаманов. Первое боевое крещение получил 21 года от роду. Бесстрашный офицер, участник русско-турецкой войны, Персидского, Итальянского и Швейцарского походов. Особо отличился при Измаиле, сподвижник Суворова, совершил с ним беспрецедентный переход через Альпы. Обладатель многих орденов, в том числе Святого Георгия, золотой сабли «За храбрость». Был одним из лучших генералов, пользовался в Войске авторитетом и уважением.

Дмитрий Ефимович Кутейников

Дмитрий Ефимович Кутейников

С того времени, как Адриан Карпович заслужил высокое мнение о нем Суворова, он сделался своеобразным соперником Платова. Видя в дальнейшем его успех в войсках, Матвей Иванович отослал его во время войны 1812 году на Дон, исполнять обязанности войскового атамана.  С одной стороны, находясь далеко от действующей армии, боевой генерал Денисов считал, что его забыли и обрекли на бездействие. Хотя бездействием это время назвать трудно — он оказал большую услугу армии в 1812 году тем, что сформировал и отправил в Тарутинский лагерь 26 новых полков. С другой же стороны, отправляясь в станицы и хутора, Денисов знакомился с положением в крае, видел его нужды  и отсутствие точных законов для донцов.

 

Корр.: — Продвижение своих инициатив… Когда Денисов предпринял попытку реформировать жизнь и устройство Войска Донского?

Никитин Д.В.: — Только после смерти в 1818 году Платова, став войсковым атаманом. Денисов, как честный воин, не мог оставаться пассивным свидетелем самовластия аристократического класса, произвольной раздачи казачьих земель в собственность лицам, близким к власти, в ущерб станичных юртов, беспорядочной финансовой деятельности, где господствовал подкуп и, конечно же, нравственному упадку среди казачества.  Он осознавал, что все это было следствием отсутствия определенных законов для Войска Донского, которое управлялось по собственному соображению войскового атамана и на основании обычного права.

Но Денисов хотел лишь ограничиться заменой старых законов и инструкций новыми, не затрагивая экономических и политических основ существования Войска Донского. Жертвуя самовластием, он стал ходатайствовать о новом «Положении», просил назначить комиссию для выполнения таких задач, как: составление новых правил для полков, наделение землей безземельных, устроение финансов.

И такой комитет под его председательством был создан в 1819 году. Однако цели и интересы правительства и войскового атамана и поддерживающих его войсковых старшин не совпадали. Власть стремилась преобразовать остатки казачьей вольницы, укрепив свои самодержавные позиции. К тому же учреждение комитета вызвало огромное недовольство аристократического класса, не желающего расставаться со своими привилегиями. Недовольных поддержал член комитета от Военного министерства генерал-адъютант Чернышев. Начались доносы, обвинения в злоупотреблениях. Все это завершилось опалой. Неожиданно в январе 1821 года Александр I уволил  Денисова в отставку. Тот был отдан под надзор полиции, а его имущество описано.

 

Корр.: — Предпринимал ли Денисов попытки объясниться с императором?

Никитин Д.В.: — Неоднократно. Но им не суждено было реализоваться.  В 1825 году, когда Александр I приехал в Таганрог, Денисов желал ему представиться, но не получил аудиенции. Все предпринятые усилия по оправданию ни к чему не привели. Судебное дело до его смерти в 1841 году так и не закрыли. Писал письма царю, пытался донести до него свои идеи, предложения по реформам казачества и крестьянства. Но  не был услышан и не был понят.  И вот что интересно: в 1861 году часть его предложений была использована в реформе по отмене крепостного права. Адриан Карпович оставил нам свои очень интересные записки двадцатилетнего затворничества в слободе Анастасиевке Миусского округа.

 

Корр.: — На смену снятому атаману генерал-лейтенанту Денисову-второму  пришел представитель не менее прославленного донского рода генерал-лейтенант Алексей Васильевич Иловайский-третий. Что повлияло на выбор именно этой кандидатуры?

Никитин Д.В.: — Донские казачьи генералы зарекомендовали себя в различных военных сражениях, в период Отечественной войны 1812 года. Они участвовали во всех военных советах, были вхожи в высшие сферы, их знали лично не только министры, но и члены царской фамилии и сами императоры. Им доверяли, на них могли положиться…

Кроме того, прославленный боевой  генерал, обладатель ордена Святого Георгия и золотой сабли «За храбрость» с 1820 года был членом продолжавшего свою работу комитета, получившего к этому времени название «чернышевского». Правда, пробыл атаманом еще меньше, чем его предшественник. Иловайского постигла такая же опальная участь. Будучи несогласным с Чернышевым по ряду важных моментов «Положения», он воспользовался появившейся ситуацией. В 1826 году во время коронации нового императора Николая I передал ему докладную записку, которая косвенно содержала критику на деятельность руководителя комитета. Через десять месяцев Иловайский был отправлен в отставку.

 

Корр.: — Биограф атамана Н.И.Краснов считал, что Иловайский должен был быть причастен к замечательным донским личностям, ведь он обратил внимание на отсталость донцов…

Никитин Д.В.: — Атаман Иловайский покровительствовал распространению на Дону просвещения. В своем штабе он собрал лучшую по тем временам и образованную казачью молодежь. Среди них были питомцы университета Сухоруков, Селиванов, Кушнарев, Кучеров, Колесников… Старался также поднять общественный уровень  донской столицы, поощрял вечерние собрания, танцы, выписал порядочную театральную труппу, позаботился о снабжении города здоровой водой, мостил улицы.

 

Корр.: — Комитет начал работу в 1819 году, а завершил ее только через 16 лет…

Никитин Д.В.:  — На то были различные причины. Прежде всего, работу затянула борьба с представителями центральной власти донских атаманов и их перемена. Вслед за Иловайским войсковым атаманом стал генерал Андрианов Иван Андрианович. Правда, в этой должности он пробыл меньше года, умер внезапно ввиду своего почтенного возраста.

Его заменил член комитета генерал-майор Дмитрий Ефимович Кутейников-второй, боевой генерал, обладатель двух георгиевских орденов. Но на Дону его не  очень жаловали. С 1827 по 1836 годы он не проявил себя никак в административном плане в управлении Войском. При нем за крамольные идеи и сотрудничество с опальным атаманом Иловайским был арестован историк Сухоруков. Его отправили в полк на Кавказ,  а все собранные им исторические материалы опечатали. Зато, по свидетельству современников,  жена атамана Мария Васильевна стояла в оппозиции к действиям своего мужа, открыто пренебрегала московскими сановниками и в своем семейном кругу их не принимала.

На продолжительную работу комитета повлияли и смена императоров, и восстание декабристов… Социальные потрясения заставили Николая I искать другие точки опоры. Для укрепления позиций в казачестве предпринимает ряд мер. Одной из них стало назначение войсковым атаманом Кутейниковым наследника цесаревича атаманом всех казачьих Войск Российском империи 27 октября 1827 года. На Дону это известие было принято без особого энтузиазма. Должность войскового наказного атамана была сохранена. В 1836 году с введением нового для войска «Положения»  Кутейников был по прошению уволен от должности по болезни.

 

Корр.: — Итак, чем завершились попытки преобразований на Дону?

Никитин Д.В.: — 26 мая 1835 года документ был подписан, а вступил он в силу с 1 января 1836 года. Конечно, он имеет свои и плюсы, и минусы. «Положение» трудно назвать одним документом. Основной текст — более 500 страниц, а тринадцать приложений к нему по объему превосходили правовой акт в полтора раза! Там все детально и подробно прописывается, как, кому и каким образом  управлять Войском Донским.

В станицах сохранялось казачье самоуправление. По важнейшим делам три раза в год собирался сбор, выполняющий роль круга. Один раз в три года проводились перевыборы станичного атамана и правления. В них участвовали  все совершеннолетние мужчины-казаки, но правом голоса обладал только один представитель от каждого дома.

По земельному вопросу каждый казак получал во временное  пользование 30 десятин земли. Благодаря этому он должен быть самостоятельно собраться  на службу «конно и оружно».  Частью земли владело Войсковое правление, а частью — станичное, это был запас,  используемый на общие нужды.

«Положение» исключало неравенство в службе. Соблюдался порядок, уже не могло получиться, что кто-то служит больше, а кто-то меньше, получая в этом привилегию. Общий срок был 30 лет. Из них  25 — полевых и 5 — внутренних. Полевая служба была строевой: внешней, вне Войска — в Москве, Петербурге, других городах империи  и линейной — по Кавказской границе. Внутренняя, нестроевая — в качестве посыльных, прислуги, сторожей, писарей, полицейских. До 17 лет казак считался малолеткой, отбывал «сиденочную» повинность до 19 лет. Затем шел в полк на три, а на Кавказ  на четыре года. После  этого возвращался домой на два года. Затем опять шел на три года и так до четырех раз.

«Положение» определило систему власти на Дону. Наказной атаман в своем лице объединял военную и гражданскую власти, а она была  четко разграничена. В результате многочисленных реформ правительству все же удалось установить контроль за деятельностью органов власти и управления на Дону. Новый документ  в основном оставил без больших переделок  станичное управление, а центральное управление — полностью изменил. С этого времени Войско Донское было приближено к законам, по которым жили губернии России. Официально «Положение»  никогда в целом не отменялось, в 60-е годы были предприняты попытки создать новый акт, так как многие его пункты изжили себя, но они оказались безрезультатными.

В этом году исполняется 180 лет со дня выхода «Положения об управлении Войском Донским», и в музее истории донского казачества к концу осени будет открыта выставка, посвященная этому важному историческому событию.

 Беседовала Женета Гридасова.