Сегодня: 23 сентября 9092, Пятница

Есть  день  в  июле…

В этот день вспоминают о трагической судьбе гениального русского поэта, Михаила Юрьевича Лермонтова. Он был убит на дуэли 15 июля 1841 года в Пятигорске.

С этим краем связаны его детские  впечатления и первые поэтические вдохновения. Здесь не раз он находил приют в годы изгнания. Здесь суждено было потрясенному страшной июльской грозой Пятигорью запечатлеться в последнем прощальном взоре поэта, сраженного у подножья воспетого им Машука.

В Пятигорске все напоминает о Лермонтове. Тысячи людей изо дня в день проходят по заповедным тропинкам, вспоминая великого поэта.

Мне посчастливилось побывать там в 1986 году. Еще задолго я знала, что профсоюз выделил мне путевку в санаторий «Лесная поляна» с 5 июня, и я не могла дождаться отпуска. Чернобыльская авария создала большие трудности с выездом из окутанного радиоактивным смогом Киева. Но, в конце концов, аэробус ИЛ-62 вынес меня оттуда, и я оказалась в заповедном Лермонтовском крае, опоздав на несколько дней.

Все свободное от лечебных процедур время я посвящала Пятигорску. Все вокруг было овеяно творчеством поэта, и это создавало необыкновенную ауру.

Но все так быстро промелькнуло, и я, вернувшись в радиоактивный Киев, вышла на работу.

То было время надвигающихся перемен. Более трех десятилетий до этого я и мои  коллеги, как будто в аварийном режиме, днем и ночью гонялись за американцами, не знали отдыха в великой гонке. А тогда, вернувшись из отпуска, я увидела полнейшее расслабление: все читали демократическую прессу. Кто-то и мне подсунул «Литературку». Раскинув ее на своем двутумбовом столе, я просматривала публикации, как вдруг появился начальник. Проходя мимо, он буркнул: «Хватит читать, пора писать». Что он имел в виду, я не поняла, но газету убрала.

В первый день после отпуска еще не наступил тот момент, когда окажешься в водовороте производственного процесса, и я задумалась: о чем писать?

И вдруг перед глазами поползли картины недавнего прошлого, и появились первые строки:

Все живо в памяти моей:

Вокруг разбросанные горы,

Река Подкумок средь полей

И кое-где остатки флоры –

На всем следы от наших дней.

При ясном небе на востоке

Во время утренней зари

Сияет в солнечном потоке

Эльбрус, как в древности цари,

Застыв в величии навеки.

Когда-то дикие просторы,

Когда-то пламенный Восток,

Ты изменил свои узоры:

Забвенью предан твой порок,

Затихли вечные раздоры.

Но, светлой памятью храним,

Там заповедный край поэта,

Свиданье трепетное с ним –

Любви негаснущей примета,

Там русский горечью томим.

*     *     *

Как быстро меняется жизнь, но есть нерушимое и вечное. И среди этого — интеллектуальное напряжение и радость творческого труда, некогда испытанные поэтом, оставившим нам в наследство свое гениальное творчество, являющееся нашим национальным достоянием.

Его творчество демонстрирует возможности великого русского языка, позволяющего выражать и глубокие душевные переживания, и глубокое умственное напряжение.

 Галина Усынина.