Сегодня: 13 июня 6024, Четверг

ЕСЛИ ВЫ УПАЛИ В ОБМОРОК – СОСТАВЬТЕ ОБ ЭТОМ АКТ!

И вновь напомним уже знакомую историю, за развитием которой мы следили два года. А закончилась она тем, что в декабре 2013 г. Ростовский областной суд вынес оправдательный приговор по «делу» В.А. Журавлева, сняв все обвинения в «разжигании ненависти и вражды» (экстремизме) с правом на реабилитацию. Уголовное преследование отца семерых детей, длившееся 860 дней, признано незаконным.

В январе 2014 г. В.А. Журавлёв подал иск о возмещении причинённого ему морального вреда, оценив его в 1 млн. рублей. В конце февраля этого года стало возможным ознакомиться с решением судьи М.Г. Тюрина от 05.02.2014 г., в соответствии с которым суд первой инстанции снизил указанную сумму в 10 раз. Да и эту выплату теперь оспаривает Минфин РФ, представители которого, кстати, на судебные заседания не являлись.

Из решения суда:

«При определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному суд учитывает степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда. А также требования разумности и справедливости».

В обоснование исковых требований В.А. Журавлёв привёл двенадцать обстоятельств, которые обусловили степень и характер причинённого ему и его семье морального вреда, относящиеся одновременно к его индивидуальным особенностям. Но в решении суда лишь по трём из них отражена позиция судьи.

Судья никак не учёл и не прокомментировал тот факт, что в период незаконного уголовного преследования у подсудимого на иждивении находилось и в семье воспитывалось пять малолетних детей, сведения о которых имеются в материалах уголовного дела и не требуют отдельных доказательств. Учитывая возраст этих детей и их способность к восприятию окружающей действительности, их нравственные страдания напрямую выразились в страхе, горе, в стыде, в беспокойстве. Назначенное ежемесячное государственное пособие при пересчёте на членов семьи более года составляло не более 2900 рублей в месяц, что вдвое меньше установленного на тот момент прожиточного минимума.

Наличие у В.А. Журавлёва пятерых малолетних детей и их нравственные страдания не учтены судом в качестве его индивидуальных особенностей. Тем самым суд умалил ценность семьи и права ребёнка.

Судья никак не учёл и не прокомментировал тот факт, что супруга В.А. Журавлёва на момент незаконного привлечения его к уголовной ответственности была на 5-м месяце беременности. Не приняв во внимание данное обстоятельство, не приняв во внимание неизбежные нравственные страдания беременной женщины, а затем кормящей матери ввиду незаконного уголовного преследования её супруга и единственного кормильца, суд умалил ценность семьи, права матери и ребёнка. Её нравственные страдания напрямую выразились в страхе, в горе, в стыде, в беспокойстве.

Судья никак не учёл и не прокомментировал тот факт, что в период незаконного уголовного преследования в отношении В.А. Журавлёва были обнародованы порочащие его сведения, в том числе преждевременная информация прокуратуры г. Новочеркасска о якобы совершенном им преступлении, чем был причинён существенный вред его деловой и публичной репутации. Все клеветнические публикации суду были представлены.

Судья странным образом посчитал не доказанным факт прекращения банковского обслуживания В.А. Журавлёва как лица, привлекаемого к уголовной ответственности за экстремизм. Между тем в материалах уголовного дела имеется более 7 документов, подтверждающих это. Также об этом должно быть известно суду, исходя из специфики деятельности такого государственного учреждения, каким является Росфинмониторинг, блокирующего счета в банках без уведомления об этом физических лиц. Документальные доказательства того, что данная организация в течение 2,5 лет публиковала в открытом доступе фамилию и домашний адрес В.А. Журавлёва в списке террористов наравне с Аль-Каидой, блокировала его банковские операции, В.А. Журавлёвым были получены лишь в период реабилитации, а точнее — 26.02.2014 года. Между тем суд был вправе самостоятельно запросить данные сведения в Росфинмониторинге, что сделано не было.

Блокирование банковских операций привело к тому, что В.А. Журавлёв по несколько месяцев не мог получить назначенное ему судом ежемесячное государственное пособие. Соответствующие документально оформленные уведомления им были многократно направлены в Новочеркасский городской суд и судебный департамент, куда суд также мог направить соответствующие запросы, чего не сделал. Поскольку кредитные карты, на которые уже поступили первые суммы начисленного В.А. Журавлеву ежемесячного пособия, изымались банкоматами автоматически, ему были причинены нравственные страдания – в страхе от угрозы оставить собственных детей и беременную жену без пищи, в унижении (он вынужден был обивать пороги банков и судебного департамента, следственного комитета, суда, прокуратуры, добиваясь установленных судом выплат).

Суд также никак не прокомментировал факт лишения В.А. Журавлёвым части избирательных прав вследствие незаконного уголовного преследования и не запросил соответствующую информацию в территориальной избирательной комиссии г. Новочеркасска. А между тем именно незаконное уголовное преследование В.А. Журавлёва стало одной из причин его неучастия в выборах депутатов Законодательного собрания области. Средства его избирательного счёта до сих пор удерживаются Сбербанком РФ.

Все вышеперечисленные обстоятельства имели место в действительности, и в своём исковом заявлении, дополнении к нему В.А. Журавлёв указывал, что готов подтвердить всё это документами и показаниями сотен свидетелей, однако суд не предоставил ему такой возможности, вынося преждевременное решение в отсутствие и истца, и ответчика.

Суд посчитал, что никаких нравственных страданий матери и супруги В.А. Журавлёва не было, так как нет актов и протоколов о падении в обморок (?!!), перепадах кровяного давления и т.п.

В настоящее время В.А. Журавлевым подана апелляционная жалоба, в которой он требует признать решение Новочеркасского городского суда незаконным, подлежащим отмене (пересмотру), настаивает на компенсации причинённого морального вреда в ранее указанном размере.

 Слушатель на «процессе».

 P.S. После обращения В.А. Журавлева в Федеральную службу по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) он получил оттуда долгожданный ответ: «… ваши персональные данные  исключены из Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». Что ж – одним «экстремистом» меньше.