Сегодня:

Заметка
на голенище сапога

«…Не говори мне о политике, — отвечал ему полковник. — Наше дело – продавать рыбок.
Когда слух о том, что полковник не хочет ничего знать о положении в стране, а сидит себе в своей мастерской и наживается на золотых рыбках, дошел до Урсулы, она засмеялась…» (Габриэль Гарсия Маркес, «Сто лет одиночества»).

Два столетия назад Новый Черкасск, будучи преемником Черкасска, унаследовал от Старого города, помимо прочего, административное деление на станицы, этакие территориально–избирательные округа той эпохи. Со временем станицы слились в одну общегородскую Новочеркасскую, просуществовавшую вплоть до памятного Войску Донскому 1920 года. Семь десятилетий спустя, на заре «казачьего ренессанса» станицы возродились в пестром многообразии. Но станица Новочеркасская, как и прежде, играла среди них ключевую роль — так уж повелось. Разместив своё правление в исторически принадлежавшем ей помещении здания по улице Московской, 70, станица магнитом притягивала потомков тех, кто строил, славил и защищал город многие лета назад. В чьих жилах текла кровь легендарных предков – казаков.
Текли годы, и станица, миновав общественное детство, вступила в реестровое творчество, с надеждой взирая на государственную юность. Те, кто стоял у истоков её воссоздания, уже приводили на сходы и станичные праздники своих детей, общество росло и крепло, всё более ощутимо влияя на расстановку политических сил в городе. Так продолжалось вплоть до 2006 года, пока в январе-месяце бывший тогда атаманом Новочеркасского казачьего округа А.П. Волков не вышвырнул казаков из их исторического здания.
Поместив оных в крохотную каморку по проспекту Ермака, 93, атаманивший в тот момент на станице В.В. Алёхин вякать, супротив генеральского капризу, не посмел – собрав нехитрый станичный скарб – под шумок рождественских праздников перебрался туда, куда указал мэрский перст. (Надо заметить, в те светлые годы реестровые атаманы не шибко лаялись с градоначальником.)
С этого момента станица начала чахнуть. Так гаснут и превращаются в золу выдернутые и брошенные на холодную и сырую землю угольные головёшки. Так гибнет дерево, выдернутое с корнем и пересаженное в «лучшее», «более удобное» место. Так умирала станица, лишившаяся в одночасье своего сакрального дома. Именно на суровую зиму 2006 года пришёлся массовый отток со станицы казачьей молодежи, не пожелавшей быть пособниками данного преступления против собственной совести и памяти предков. Замять демарш юниоров не получилось – резонанс был на весь Округ и окончательно подкосил и без того шаткий авторитет атамана Алёхина.
Оставшаяся на станице кучка казаков поняла: надо что–то менять. А раз рыба захворала с неразумной головы, её решено было рубить. Собрали Круг, выбрали нового атамана – настоящего полковника! – А.П. Щербакова. Уж военный–то человек, по мнению казаков, должен был навести порядок и вытащить станицу из точки минимума. Увы, «антикризисный менеджер» Щербаков надежды станичников на лучшую долю с новым атаманом не оправдал, станица таяла. Как заблудившийся на экваторе айсберг, и крохотная темница на Ермака, 93 уже не казалась казакам тесной клеткой. Щербаков уже словно не замечал этого, пытаясь водрузить свой полковничий зад на двух креслах разом – атаманском и директорском в кадетском корпусе. Гоняясь за портфелями, атаман даже не заметил, как станичные дела тихо, но верно пришли в окончательный упадок. Сбившаяся вокруг Щербакова горстка людей почему–то совершенно не задумывалась о том, что нельзя «служить государю», не ведя элементарного делопроизводства. Печальным итогом такой халатности стало то, что на сегодняшний день какие бы то ни было сведения относительно описываемой станицы отсутствуют как в Едином государственном реестре юридических лиц (налоговая инспекция), так и в ведомственном реестре зарегистрированных некоммерческих организаций (органы юстиции).
Что называется, приплыли. Так и хочется крикнуть: «А полковник–то голый!». Чем вы, господин Щербаков, руководите? Мыльным пузырем? «Людьми и смертию забыт» чахнет он над дутыми списками станицы–фантома? Если это не так, покажите «товар лицом», проведите станичный строевой смотр. Чего, казалось бы, проще?.. Любая площадь города к вашим услугам… Слабо?
И напоследок. Примечательно то, что к станице Новочеркасской «приписан» не кто иной, как сам господин Окружной атаман Андрей Демченко. Попустительствуя творящемуся в делопроизводстве станицы и Округа бардаку, подавая наверх очковтирательские отчёты, нечаянно или нарочно Андрей Васильевич оказывает свою любимую – медвежью! – услугу теперь уже непосредственно В.П. Водолацкому, ибо принятые государственной Думой России 17 мая 2011 года изменения в Федеральный закон «О государственной службе российского казачества» прямо говорят нам следующее. Основанием для исключения казачьего общества из государственного реестра казачьих обществ в Российской Федерации является: «несоответствие фиксированной численности членов казачьего общества, в установленном порядке принявших на себя обязательства по несению государственной или иной службы, численности таких членов казачьего общества, установленной органом, уполномоченным в области ведения реестра по согласованию с уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти по взаимодействию с казачьими обществами». Так что, господин Войковой атаман, ежели вышибут ВКО ВВД из реестра, вы знаете, кому за это кланяться. Два весёлых полковника из Новочеркасска – Демченко и Щербаков – внесли свою лепту. Приняли посильное участие, создав станицу–призрак, без регистрации и внятного адреса. Стоит ли удивляться, что к организации полковника Щербакова уже давным-давно никто не приписывается: как можно приписаться к тому, чего нет в природе?

P.S. Известно, что ВКО ВВД является некоммерческой организацией, созданной в целях объединения граждан РФ, взявших на себя обязательства по несению государственной или иной службы. Вместе с тем, казаки Новочеркасского казачьего Округа с завидной настойчивостью осаждают всяческие инстанции на предмет получения (аренды) мини-рынков, торговых рядов, ярмарочных площадок и прочее. Руководит же Округом (по крайней мере, по бумагам) «исполнительный директор», причём в женском обличье. Это что же, не вышло с государственной службой – «замутили» некое ООО?! Впрочем, эта тема требует отдельного, совсем другого разговора.