Сегодня: 30 сентября 5171, Четверг

Новочеркасская пенсионерка Евдокия Петровна Сухарькова прожила крайне насыщенную жизнь. Даже про два свои тюремных срока она вспоминает без ожидаемого уныния — дело прошлое. Все бы ничего, но, похоже, что в старости, когда она давно остепенилась и завела «хозяйство», бабе Дусе придется вернуться в застенок. Причем, очень надолго. Сейчас, когда идут слушания ее дела в суде, Евдокия Петровна переживает об одном — что будет с ее козами. За все 60 с лишним лет жизни это рогатое стадо — первый легальный бизнес бабы Дуси.

ЕСЛИ БЫ МОЛОДОСТЬ ЗНАЛА…
В первый раз Евдокия Сухарькова «мотала срок» за торговлю наркотиками еще в советские времена. Экзотические по тем временам преступления она совершала вместе с мужем. Это супруг был поклонником быстрых и относительно легких заработков. Даже сын у Сухарьковых родился и подрос в перерыве между двумя отсидками. Потом его воспитывала бабушка, она же дважды в год возила внука в колонию, проведать родителей. Дима рос с ощущением, что тюрьма — это разновидность командировки, куда периодически отправляется папа, а временами и мама. Незаконным промыслом Сухарьковы периодически промышляли вплоть до того момента, когда муж Дуси умер в тюрьме.
Тогда женщина твердо решила «завязать» и даже устроилась на работу. Но ее ждало разочарование. Подросший сын стал пить, общаться с «плохой» компанией, а вскоре мать заметила на его руках следы от уколов. С каждым годом Дмитрий доставлял все больше проблем, много дрался, пропадал надолго из дома и, как подозревала баба Дуся, воровал. Поэтому, когда он в первый раз попал за решетку, она даже не удивилась. Теперь мать и сын поменялись ролями. Проведывать родного человека в колонии стала Евдокия Петровна.
В пустой квартире стареющей женщине стало совсем одиноко. Да и пенсия ей, обладательнице совсем скромного трудового стажа, полагалась очень небольшая. Евдокия Петровна продала квартиру и купила маленький домик в микрорайоне Хотунок. Хотела завести корову, но в последний момент передумала и приобрела несколько маленьких козочек. Когда «стадо» подросло, пенсионерка стала торговать козьим молоком. Да и сын, возвратившись после очередного срока, нахваливал инициативу матери. К тому времени он уже был обладателем целого набора различных болезней, и мать поила «ребенка» козьим молоком в надежде поправить остатки его здоровья.
Козы взрослели, баба Дуня покупала новых, и к тому времени, как Дима попал в тюрьму по статье за убийство (в пьяной драке сын нашей героини расправился с товарищем), у матери было, ни много ни мало, тридцать коз. Торговля молоком шла отлично, денег хватало, жить бы да радоваться (насколько это возможно в положении бабы Дуси), но главные перипетии в жизни незадачливой пенсионерки были еще впереди.

ОДНО НЕВЕРНОЕ РЕШЕНИЕ
Однажды, когда наша героиня спокойно пасла своих зорек и милок, к ней подошли трое незнакомых мужчин и заявили, что они друзья ее сына. Баба Дуся, зная, что здоровье Дмитрия вызывает все больше опасений, испугалась, что ей сейчас сообщат давно ожидаемую новость. Но нет, парни только передали ей записку от сына. В ней отпрыск жаловался, что ему совсем плохо, и просил маму помочь его товарищам купить «дозу». Сначала баба Дуся возмутилась, но потом рассудила, что ее бедному сыну, действительно, живется несладко. Раньше ведь она «доставала» для чужих, почему бы теперь не помочь родному сыну. Тем более, что продавца ее «гости» уже нашли. От женщины требовалось только встретиться с ним и вместе с банкой молока передать деньги, в обмен на «чек».
Сказано — сделано. На следующий день, когда Евдокия Петровна выводила со двора свое драгоценное стадо, к ней подошел молодой парень, передал маленький пакетик и взял деньги вместе с банкой молока. Буквально через час дилера «взяли» оперативники, которые давно следили за ним. На допросе парень рассказал, что подойти к бабе Дусе его попросили другие люди, описал их, дал номер телефона. Когда поймали горе-товарищей Дмитрия, они заявили, что приехали купить «дозу» у самой бабы Дуси и ни про какого другого продавца даже не слышали. Передача товара еще не состоялась, и «чек» без труда обнаружили у нашей «козовладелицы». Вот так Евдокия Петровна «на старости лет» стала рецидивисткой.
Такого удара она не ждала. Когда стало ясно, что обвинений не избежать и все-таки придется отправляться «на нары», бабушка стала просить судью выпустить ее под залог хотя бы до приговора. «Денег-то у меня не хватит, — увещевала она, — но вы возьмите козами. Вот, по-честному предлагаю: полстада —
вам, полстада — мне». Естественно, ничего, кроме смеха, ее предложение не вызвало. А между тем, для бабы Дуси это настоящая трагедия — до нее уже доходят слухи, что и стадо, и прибыли от продажи козьей «продукции» достались соседке!
Сын Евдокии Сухарьковой приговора матери не дождался, умер через несколько недель после ее ареста. Не обратись он к ней с этой дикой просьбой, незадачливая мать и сейчас пасла бы своих козочек, подобно вольтеровскому Кандиду, который после множества потерь и страданий решил, что для счастья «надо возделывать свой сад»…

По этическим соображениям имена героев изменены.
row['name']