Сегодня: 16 апреля 3077, Понедельник

(Окончание. Начало в «ЧЛ» № 46 от 13.11.2008 г.).

ФРАНЦУЗСКИЙ И АНГЛИЙСКИЙ ДО СТРАСБУРГА ДОВЕДУТ
Официальными языками Суда являются французский и английский, тем не менее заявления могут быть представлены на любом из официальных языков государств-участников (это весьма деликатный с политической точки зрения вопрос, так как имеются случаи, когда Суд допускал к рассмотрению жалобы, поданные, например, на каталонском языке, что может открыть «ящик Пандоры», так как в странах – членах Совета Европы имеется десятки языков, являющиеся официальными на территории только части соответствующего государства; предложение жестко ограничить представление жалоб только официальными языками Совета Европы также не нашло поддержки со ссылкой на то, что это-де ограничит и затруднит доступ индивидуальных заявителей к суду; о том, в какие огромные суммы и трудозатраты и без того перегруженного персонала выливается организация перевода на неофициальные языки для бюджета Суда, никто не подумал). После признания дела приемлемым должен использоваться один из официальных языков Суда, если Председатель Палаты или Большой Палаты не разрешит продолжить использовать язык, на котором заявление было подано.
Каждое индивидуальное заявление передается на рассмотрение одной из Секций Суда, Председатель которой назначает судью-докладчика. Как правило (хотя и не всегда), он должен владеть языком страны, против которой подана жалоба. После предварительного изучения жалобы докладчик решает, будет ли она разбираться Комитетом из трех судей или Палатой.
Комитет единогласным решением может объявить жалобу неприемлемой или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел, если такое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы.
Помимо дел, переданных на рассмотрение Палат непосредственно судьями-докладчиками, Палаты рассматривают индивидуальные заявления, которые не признаны неприемлемыми Комитетом из трех судей, а также межгосударственные заявления. По усмотрению Суда (это полномочие Суд развил в своем Регламенте) вопросы приемлемости и существа дела разрешаются в отдельных решениях либо совместно в одном решении.
Если дело, которое рассматривает Палата, требует глубокого толкования положений Конвенции или если решение по делу может войти в противоречие с уже устоявшейся прецедентной практикой, Палата вправе в любое время передать такое дело на рассмотрение Большой Палаты при условии, что ни одна из сторон не выразит своего несогласия в течение одного месяца с момента уведомления о намерении передать дело в Большую Палату. В случае передачи дела оно будет рассматриваться согласно процедуре, аналогичной для Палат.
На первой стадии производство по делу ведется, как правило, в письменной форме, однако Палата может принять решение о проведении устных публичных слушаний. В данном случае одновременно рассматриваются вопросы по существу заявления. Решение Палаты о приемлемости, принимаемое большинством голосов, должно быть мотивированным.
После объявления жалобы приемлемой Палата может предложить сторонам представить дополнительные доказательства и письменные объяснения. Заявителей, в частности, просят представить требования о «справедливой компенсации». Если на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы слушание не проводилось, Палата может решить провести отдельное слушание по существу дела.
В интересах надлежащего отправления правосудия Председатель Палаты может предложить или дать разрешение любому государству-участнику, не выступающему стороной в деле, или иному заинтересованному лицу (в практике по российским делам это делалось в отношении ряда правозащитных неправительственных организаций), которое не является заявителем, представить письменные замечания или, в исключительных случаях, принять участие в слушании. Государство-участник, к гражданству которого принадлежит заявитель, имеет полное право участвовать в процессе в качестве третьей стороны. Этим правом Российская Федерация неоднократно пользовалась по делам, связанным с жалобами российских граждан против Латвийской Республики.

КАК НАЧАТЬ ПЕРЕГОВОРЫ О МИРОВОМ СОГЛАШЕНИИ
Во время рассмотрения дела по существу могут быть начаты переговоры о мировом соглашении при посредничестве секретариата Суда. Такие переговоры являются конфиденциальными и стороны не связаны заявленной позицией при дальнейшем рассмотрении дела. Активная роль суда, а точнее, его секретариата в переговорах о заключении мирового соглашения давно уже приобрела гипертрофированный характер. Секретариат суда стал регулярно подменять сам Суд, выдвигая от своего имени «рекомендации» по условиям предполагаемого мирового соглашения. И вновь российское предложение ограничить роль Суда в этом вопросе только проверкой на предмет того, соответствует ли достигнутое мировое соглашение интересам защиты прав человека, и при положительном ответе – утверждением данного мирового соглашения (с передачей посреднических функций по оказанию содействия в его заключении другим органам Совета Европы – например, Комиссару Совету Европы по правам человека) не было «услышано» нашими европейскими партнерами. А ведь это могло также способствовать снижению чрезмерной нагрузки на Европейский Суд, о которой не устают трубить на всех углах.
Палата Суда принимает решения большинством голосов. Каждый судья, принимавший участие в рассмотрении дела, вправе, в качестве приложения к постановлению, либо изложить свое особое мнение, выводы которого совпадают или расходятся с постановлением, либо только указать на наличие особого мнения.
В течение трех месяцев с даты вынесения Палатой постановления любая из сторон может обратиться с просьбой о передаче дела в Большую Палату, если оно поднимает серьезный вопрос, касающийся толкования или применения положений Конвенции или Протоколов к ней, или другой серьезный вопрос общего характера. Ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Суда не является обжалованием в буквальном смысле этого термина и уж, тем более, не может рассматриваться как «протест» (официальные представители властей Российской Федерации регулярно употребляют оба этих термина, которые несут в себе совершенно иную правовую и смысловую нагрузку). Речь идет именно о пересмотре дела в связи с его значимостью и в целях формирования прецедентной практики, которая будет являться стабильным правовым источником для рассмотрение других дел в дальнейшем. Между тем конвенция и регламент Суда предусматривают и други е процедуры для устранения выявленных пороков решений Европейского Суда – «ректификация» (для исправления технических опечаток и ошибок) и «ревизия» (для исправления явных ошибок фактологического характера).
Ходатайства о пересмотре дела рассматриваются коллегией в составе пяти членов Большой Палаты, в число которых входят Председатель Суда, председатели Секций, за исключением председателя той Секции, к которой принадлежит Палата, принявшая оспариваемое постановление, и судья, избранный в порядке очередности из числа судей, не входящих в первоначальную Палату. Рассмотрение ходатайства является конфиденциальным, а мотивировочная часть выносимого коллегией решения – секретной. Несмотря на неоднократные предложения российских представителей изменить эту практику, Европейский Суд не продемонстрировал готовности сделать это.
Постановление Палаты становится окончательным по истечении трех месяцев или ранее, если стороны заявят, что не намерены просить о передаче дела в Большую Палату, либо если коллегия из пяти судей отклонит обращение о передаче дела.
Если коллегия удовлетворяет ходатайство о пересмотре дела, Большая Палата большинством голосов выносит свое постановление, которое является окончательным.
Все окончательные постановления Суда имеют обязательную силу для государств-ответчиков. Вопрос об обязательности этих международно-правовых актов для других стран-членов Совета Европы в российской правовой науке является дискуссионным.
Надзор за исполнением постановлений Суда осуществляется Комитетом министров Совета Европы, который проверяет, предприняли ли государства, признанные виновными в нарушении положений Конвенции, адекватные меры по исполнению особых обязательств или обязательств общего характера, вытекающих из постановлений Суда.
Суд может по просьбе Комитета министров (соответствующее решение Комитета министров запросить консультативное заключение Суда принимается большинством голосов) выносить консультативные заключения по юридическим вопросам, касающимся толкования положений Конвенции и Протоколов к ней.
Просьбы о вынесении консультативных заключений рассматриваются Большой Палатой, чьи заключения выносятся большинством голосов. Каждый судья вправе в качестве приложения к заключению либо изложить свое особое мнение, выводы которого совпадают или расходятся с постановлением, либо только указать на наличие особого мнения.
На сегодняшний день им вынесено лишь одно такое заключение в 2007 году, что подтверждает тезис о том, что этот правовой инструмент пока не востребован в полной мере.