Сегодня:

ПРОЕКТ МАНИФЕСТА ИМПЕРАТОРА ПЕТРА II С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КН. А. Д. МЕНШИКОВА ПРОТИВ САМОДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВА 19 декабря 1727 г.
Божиею милостию мы, Петр Вторый, император и самодержец Всероссийский и протчая, и протчая, и протчая, чрез сие объявляем. Понеже князь Меншиков при вступлении нашем на российский наш наследный престол не точию прежние неумеренные и худые свои поступки (которые ему тогда оставлены были единым токмо милосердием и щедротами предков наших, их императорских величеств) оставил, но и такую на себя амбицию взял и самовластно и предерзостно поступал, что весьма самодержавной нашей императорской власти противно и государственным интересам вредительно, а именно:
1. По преставлении бабки нашей, блаженныя и вечнодостойныя памяти ея императорского величества, принудил нас жить в доме своем, лукавно представляя и внушая нам некоторыя в правительстве нашем опасности, и потом дерзнул нас принудить на публичный зговор к сочетанию нашему на дочере своей, княжне Марье, уграживая, ежели б мы на то не соизволили, весьма нам противным и вредительным злым своим намерением.
2. Бабке нашей, великой государыне царице Евдокее Феодоровне, чинил многая противности, которых в народ публично объявить не надлежит.
3. Розсылал от себя в коллегии и канцелярии наши, также к губернаторам и к другим правителем повелительныя указы без ведома и соизволения нашего и без общаго согласия Верховного тайного совета, которыя не точим нашей императорской власти противны, но и государству вредительны.
4. Он же, князь Меншиков, ис казны нашей из разных мест и разными образы забрал к себе денег немалыя суммы и вымышленно в некоторые канцелярии, отсудственные от Санкт-Петербурха, указами от себя писал, повелевая, чтоб ни о каких приходах и расходах в надлежащия по указом места не репортовали, кроме ево одного, закрывая тем свои продерзости и злые поступки.
5. Сверх того, повреждая наши и государственные интересы, брал великия взятки, между которыми дерзнул взять его королевского величества герцога голстинского у министра Стамкина 60 000 рублев из тех денег, которые выданы ис казны нашей ея высочеству, тетке нашей, цесаревне Анне Петровне, и его королевскому высочеству. Да из имеющегося нашего казенного долгу на иноземца Марлии 4 из семидесяти тысяч рублев, которые отданы его королевскому высочеству по прошению ево в награждение, выговорил он, князь Меншиков, себе половину, а имянно 40 000 рублев, и в то число уже взял 2 000 рублев.
6. В Лифляндии и Эстляндии знатные маетности у некоторых особ отнял чрез составные и фальшивые контракты, принуждая их к тем своими угрозами за малые деньги, а в контрактах писал бутто им от него плачены настоящия цены.
7. В протчих же ево, князя Меншикова, поступках и злых намерениях, и какие им казне нашей чинены ущербы, а подданным нашим обиды, о том отчасти повелели мы изследовать, отчасти же, которые не подлежат до публикации, содержатца секретно.
8. И хотя он, князь Меншиков, за такия свои против нашей императорской самодержавной власти продерзости и вредительные государству поступки по государственным правам довелся смертной казни, но понеже мы, яко християнский монарх, от смертной казни ево освободить повелели, а лиша всех ево честей и чинов, со всею ево фамилией послан в ссылку в Аранибурх и содержитца из крепости неисходны.

ЗАПИСЬ ПОКАЗАНИЙ КН. А. Д. МЕНШИКОВА НА ДОПРОСЕ В СЛЕДСТВЕННОЙ КОМИССИИ ВЕРХОВНОГО ТАЙНОГО СОВЕТА В РАНЕНБУРГЕ
«… И генваря 8-го дня сего 1728 году князь Меншиков при действительном статском советнике господине Плещееве и гвардии при капитане Мельгунове допрашивай, а в допросе сказал:
… В 726 году июля 13 дня из Рижской рентереи 26 взял ты тысячю ефимков, о чем письмо твое явствует к рижскому рентмейстеру, что оные употреблены на нужнейшей росход, о чем де ты донесешь ея императорскому величеству, а на какие росходы, — известия не имеетца. И оные ефимки в какие нужные росходы имянно ты употребил?
Князь Меншиков сказал …:
В 726 году июля 13 дня из Рижской рентереи тысячю ефимков он взял ли, и к рижскому рентмейстеру о том писал ли, и на какие росходы оные ефимки издержал, — о том сказать не упомнит…
… Понеже в одном 1727-м году показалось в дом ваш сумма немалая, а имянно без мала 200 000 рублев, також и годовые твои доходы небезызвестны, что немалая ж сумма в приходе в год бывает, а денег в доме вашем ничего не являетца. Того ради скажи подлинно, без утайки,— куда взятую в 727 году сумму употребил или где у кого в сохранение положены, також нет ли где в чюжестранных государствах в банках и в торгах? И буде есть, — где и у кого и какая сумма, и не отдано ль от вас кому на какие покупки или торги, и кому сколько?
Князь Меншиков сказал …:
В 1727 году в дом ево 200000 рублев в приходе не бывало, и ни у кого и никаких денег в сохранение не положено, и в чюжестранных государствах в банках и в торгах нигде нет. Только в Амстердаме у агента Фондербурха за пеньку в остатке две или полтретьи тысячи гульденов. А что у него князя Меншикова ныне налицо денег, и те обретаютца в Санкт-Петербурхе и в Москве и в Ранибурхе в домех ево, а что числом, — того он не упомнит, а явно в канцеляриях ево…».