Сегодня:

Вокруг «Инвестора-98»

«Инвестор-98»: чем дальше в банкротство, тем больше вопросов… Постараемся сегодня ответить на некоторые из них, не претендуя, однако, на истину в последней инстанции. И все-таки нас спрашивают – мы отвечаем.

— Не кажется ли вам, что временный управляющий «Инвестора-98» господин Овчинников – «свой человек» для потребительского кооператива? Что он действует в интересах руководства, но не пайщиков?
— Безусловно, руководство «Инвестора-98» было заинтересовано в назначении арбитражным судом именно этого управляющего, ведь оно предлагало кандидатуру Овчинникова арбитражному суду. Большие сомнения в неангажированности Овчинникова у пайщиков (да и у нас тоже) вызывает тот факт, что арбитражный управляющий – совсем из другого региона, из города Орла. А что, у нас на Дону своих нет? В Ростовской области действует более 30-ти саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, в том числе — представительств Москвы и Санкт-Петербурга. А вот орловское «Содействие» не имеет в нашем регионе постоянного представительства. Это, как минимум, создает информационные проблемы для кредиторов. Кстати, своими действиями господин Овчинников уже дает повод для подачи жалобы на его действия в арбитражный суд. В соответствии со ст. 54 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» временный управляющий в течение 3-х дней с момента получения им определения о введении процедуры наблюдения должен был передать сведения для опубликования в газету «КоммерсантЪ». Сведения публикуются в течение 10-ти дней с момента их получения. И.Е. Овчинников был назначен временным управляющим 12 августа и, думаем, в тот же день получил определение о введении наблюдения в отношении «Инвестора-98» (оно было введено еще 21 июля). 12 августа + 3 дня + 10 дней = 25 августа. Сведения в «Коммерсанте» были опубликованы только 6 сентября – с задержкой на 12 дней. Мелочь? Для пайщиков, потерявших свои деньги, вряд ли…
— Могут ли пайщики призвать к порядку временного управляющего?
— Да. Каждый пайщик (кредитор) вправе обратиться в арбитражный суд с жалобой и требованием отстранить его от исполнения обязанностей. Если вам удастся доказать, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей временным управляющим нарушило ваши права или законные интересы, повлекло или могло повлечь за собой убытки должника или его кредиторов, суд может вынести решение об его отстранении. Кроме того закон позволяет отстранять временного управляющего при обнаружении его заинтересованности по отношению к должнику либо кредитору.
— Могут ли пайщики, которые теперь становятся кредиторами, существенно влиять на происходящее сейчас в «Инвесторе-98»?
— К сожалению, незначительно. Кредиторы кооператива – в основном физические лица, по сути, мелкие кредиторы, если исходить из процентного соотношения суммы задолженности отдельного кредитора к общей сумме задолженности, включенной в реестр кредиторов. Свои права кредиторов они могут реализовать, в частности, на общем собрании кредиторов. Посмотрим, что в этом случае получится. К примеру, в реестр включено 5 кредиторов, а общая сумма реестра 100 тысяч рублей, т.е. общий долг кооператива пятерым пайщикам 100 тысяч рублей. Но сумма вклада у всех них разная. Допустим, один вложил 80 тысяч рублей, а четверо по 5 тысяч каждый. При голосовании первый имеет 80% голосов, остальные – по 5%. Решения принимаются простым большинством голосов. При таком раскладе ясно, что вес будет иметь мнение только первого пайщика-кредитора: что он решит, то и будет. Если брать конкретно по «Инвестору-98», то большинство пайщиков — физических лиц обладают от 0,001% до 0,04% голосов (сумма кредиторской задолженности составляет сейчас 780 млн. рублей). А теперь представим себе, что появляется один (а может, и несколько) крупный кредитор, которому «Инвестор-98» задолжал миллионов 200. Такой кредитор может быть «липовым», и объявляется он по взаимной договоренности с руководством предприятия-банкрота. Его руководство в дружбе с начальниками банкрота, и, по сути, его голосом (голосами при голосовании) они командуют — управляют принятием решения. Напомним, руководство «Инвестора-98» само инициировало процедуру банкротства, подав заявление в арбитражный суд. Наивно думать, что оно не просчитало последствия этого и не «подстелило соломки».
— А за какие вопросы придется голосовать кредиторам?
— На первом собрании кредиторов будет доложено о финансовом состоянии должника. После этого кредиторам предстоит выбрать процедуру банкротства, которая, по их мнению, применима к «Инвестору-98» в соответствии с анализом его финансового состояния. Это может быть: финансовое оздоровление, внешнее управление или конкурсное производство. Последнее – это признание должника банкротом с соразмерным удовлетворением требований кредиторов: делим всё (что осталось…) на всех. Финансовое оздоровление, внешнее управление – это процедуры, направленные на восстановление платежеспособности должника; в случае их введения и успешного завершения кредиторы получат наиболее полное удовлетворение своих требований. Возможно еще заключение мирового соглашения между кредиторами и должником. Оно содержит положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме. Решение принимается большинством голосов кредиторов и утверждается арбитражным судом. Оно обязывает исполнять его даже тех кредиторов, которые не участвовали в голосовании или не согласились с его заключением. Если заключается мировое соглашение, прекращается производство по делу о банкротстве… Но не будем глубоко залезать в юридические дебри, скажем только: вот пример, когда крупный «липовый» или даже законный кредитор, по сути, единолично примет устраивающее его решение. А «голос единицы», который (вспомним Маяковского) «тоньше писка», просто не будет услышан.
— Что делать пайщикам в таких условиях?
— Объединяться. Хотя это очень трудно: людей много, большинство из них – пенсионеры и просто не слишком юридически грамотные граждане. К сожалению, некоторые из них становятся жертвами манипуляций разных «добровольцев», предлагающих свои услуги, конечно, не бесплатно: подготовка заявлений, подписание документов, на которых «забыл» расписаться бухгалтер «Инвестора-98», и т.д. Есть и такие фирмы, которые заявляют, что они действуют в целях именно консолидации действий пайщиков. Возможно, это и так, но как убедиться в том, что под этим флагом они просто не хотят обогатиться? Наверное, здесь уместен будет самый простой совет: думайте и не «клюйте» на рекламу, однажды вы на нее уже поймались.
— Руководство «Инвестора-98» успокаивает на всех собраниях, выступает в прессе, что положение совсем не критическое, кооператив не банкрот и вскоре арбитражным судом будет принято решение о финансовом оздоровлении, которое спасет всех. Насколько это обоснованно?
— Упование руководство «Инвестора-98» на введение процедуры финансового оздоровления понятно: этот этап предполагает погашение задолженности перед кредиторами согласно утвержденному графику. То есть кредиторам говорится: поддержите финансовое оздоровление (проголосуйте, «как надо»), и немедленно вы получите всё. Реально ли это? Арбитражный суд может вынести определение о введении финансового оздоровления при условии предоставления банковской гарантии в качестве обеспечения исполнения обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности. Начало погашения задолженности устанавливается не позднее чем через месяц после введения финансового оздоровления, а погашаются требования кредиторов ежемесячно, пропорционально, равными долями в течение года с даты начала удовлетворения требований кредиторов. Все, вроде бы, хорошо: деньги начнут возвращать! Но чтобы это произошло, требуется, чтобы сумма, на которую выдана банковская гарантия, превышала размер обязательств должника, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения первого собрания кредиторов, не менее чем на 20%. Иначе суд не введет финансовое оздоровление – с чего оздоровляться-то? А теперь немного арифметики. При сумме кредиторской задолженности в размере 786 млн. рублей минимальный размер обеспечения должен составлять почти 1 млрд. рублей. Какой банк пойдет на это? «Инвестор-98» заявляет, что его активы порядка 2 млрд. рублей, но здесь подсчитано не только имущество, но и дебиторская задолженность, т.е. суммы, которые разные фирмы и т.п. должны кооперативу. Вернут ли? Когда? Добавим к этому уголовные дела, возбужденные в отношении руководства «Инвестора-98». Захочет ли работать банк с такой клиентурой? Да и сам бизнес «Инвестора-98» весьма сомнителен. Эксперты подсчитали, что доходность его проектов должна составлять 70% годовых, чтобы выплачивать по договорам займа (передачи пайщиком личных денежных средств) до 36% годовых. Сравните: доходность хорошего строительного бизнеса составляет около 30% годовых. На чем собирался делать деньги (и делал?!) «Инвестор-98», разберутся разве что следователи и ревизоры.
— И все-таки, хоть что-нибудь люди получат?
— Надеемся, что да: кооператив владеет имуществом на приличную сумму. Кроме того, по сообщению из Главного следственного управления при ГУВД Ростовской области, на имущество председателя правления «Инвестора-98» А.В. Федорцова (в отношение него возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 160 «Присвоение или растрата» УК РФ) наложен арест – в обеспечение гражданских исков. Так что если все закончится судом с обвинением Федорцова в совершении уголовного преступления, пайщики смогут подать гражданские иски о взыскании лично с него денег. Гарантия их получения – арестованное добро председателя. А добра достаточно: как установили сотрудники ОБЭП, только в поселке Каменоломни Александру Васильевичу принадлежат земельные участки и стоящие на них профилакторий, кузня, магазины, мастерские, склады, цеха, т.п. и прочее.