Сегодня: 25 января 9881, Вторник

Эхо праздника

Не в первый раз уже Первомай в Новочеркасске проходит нетрадиционно: по центральной части города движутся две демонстрации, завершающиеся митингами, проводимыми в разных местах. Один из митингов проводят члены городской организации КПРФ, а второй – якобы представители городских профсоюзных организаций, которые на деле оказываются представлены их председателями, а роль рядовых членов изображают работники подконтрольных городской администрации структур.

ПРОЛОГ
В канун первомайского праздника автор этих строк поздним вечером ехал автобусом второго маршрута, в салоне которого находились 2 молодых человека, обращавшие на себя внимание аккуратным внешним видом: темными костюмами с белыми рубашками и галстуками. Было ясно, что это – миссионеры-мормоны, с представителями которых автору периодически приходится сталкиваться в общественном транспорте. И автор не смог удержаться от соблазна идеологически обработать засланцев западных силовых структур, под видом миссионеров проходящих у нас языковую практику.
Тема разговора лежала на поверхности: предстоящий праздник международной солидарности трудящихся и история его возникновения. Оказалось, что молодые засланцы Запада впервые слышат о демонстрации пролетариев Чикаго 1 мая 1886 года, завершившейся столь трагическим их столкновением с полицией, что решено было ежегодно отмечать этот день демонстрацией пролетарской солидарности трудящихся всего мира. На мой вопрос, отмечается ли сейчас этот день в США, молодые люди ответили, что впервые слышат о таком дне. И сообщили, что зато есть в США 5 июня – день рабочих, в который те не трудятся на своих предприятиях, а отдыхают. В ответ на мои слова «Получается, что праздник 1 мая придумали у вас, а праздновать его обязывали нас» засланцы-миссионеры лишь дружно рассмеялись. На что мне пришлось отреагировать народной мудростью: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним!».

ПЕРВОМАЙ
И вот наступил день первомайского праздника. Сбор участников демонстраций был назначен: для членов КПРФ и сочувствующих – на Троицкой площади; для членов профсоюзов и сочувствующих – на пересечении переулка Кривопустенко с улицей Московской.
Начало движения было намечено на 10 часов. Но профсоюзы, руководимые то ли единороссами, то ли горадминистрацией (что, впрочем, суть одно и то же), движение в сторону городского центра не начали до тех пор, пока мимо них не прошествовала колонна членов КПРФ и их сторонников. После этого двинулась и альтернативная колонна.
Миновав стык Московской улицы с Платовским проспектом, краснознаменная колонна проследовала к зданию театра, со ступеней которого и принялись ораторствовать демонстранты коммунистической ориентации. Останавливаться на содержании их выступлений мы не станем – они, в принципе, известны и повторяются из года в год: экономические требования перемежаются в них с требованиями политическими, так как еще век назад отечественным пролетариям стало известно, что добиться освобожденья от всевозможных эксплуататоров их труда возможно лишь «своею собственной рукой».
Несколько иным был митинг профсоюзов, всех сотрудников администрации и депутатов городской Думы. Они проследовали по улице Московской вслед за коммунистической колонной под полотнищами флагов единороссов (голубых, с бурыми медведями). Получалось, что независимые якобы профсоюзы чутко держат нос по ветру перемен: в советский период руководящей и направляющей силой для них была КПСС, а ныне – «Единая Россия». Ох как верна народная мудрость, гласящая: «Сила солому ломит!». Не в смысле «единороссы – сила», а в смысле «профсоюзы – солома».
Но пролетариев физического, а не умственного, труда в рядах единороссов было негусто. Наибольшее число демонстрантов, пожалуй, составляли работники культуры: тут вам и театр, и музей, и централизованная библиотечная система, и дома культуры со своими гулебными казаками из хоров, подконтрольных Управлению культуры горадминистрации… И все это – под единоросскими голубыми флагами, под голубыми транспарантами с едва различимыми белыми текстами на них. «А где же профсоюзные флаги?» — задастся вопросом думающий читатель. Был там и профсоюзный флаг – один-единственный на всю демонстрацию: красно-голубого цвета, с делением поля по диагонали, с белой надписью «Федерация профсоюзов Ростовской области» в нижней (голубой) части.
Лозунги были как будто бы правильные: «Сначала – рост зарплаты, потом – рост квартплаты!». Да и в обращении единоросского митинга в адрес Президента РФ, Госдумы и российского правительства, зачитать которое организаторы митинга доверили Л.В. Брусовцовой – профсоюзной деятельнице предприятий Агропрома, прозвучала аналогичная фраза: «Не допускать увеличения тарифов на жилищно-коммунальные услуги…». (В этот момент глава нашей горадминистрации заметно напрягся, пропуская явно не ласкающую его слух фразу через себя.) Но все эти обращения и резолюции словно вилами по воде писаны – лишь затухающие радиальные волны идут от них по словесной воде. Ну кто ж из министров-капиталистов станет по требованию единоросских профсоюзов создавать общефедеральную систему трудоустройства выпускников вузов и средне-специальных учебных заведений? Им на их предприятиях, собственниками которых числятся их родственники и подставные лица, бездари с дипломами, полученными за соответствующую мзду, и даром не нужны! И профсоюзные организации, разрушение которых требует прекратить один из пунктов обращения, им на их предприятиях не требуются.
«Первого мая трудящиеся во всеуслышание заявляют о своих правах на достойную жизнь», — говорил отрывистыми фразами в своем выступлении глава администрации Новочеркасска А.П. Волков. Но что толку заявлять о том, чего нет и не будет до тех пор, пока власти предержащие подсовывают народу вместо политических требований требования экономические. Да и не заявлять должны трудящиеся о своих правах, а бороться за них. Но власть имущие стремятся подменить понятия, называя политические требования экстремистскими выпадами, которых нельзя допускать наравне с революциями. Однако революции – и буржуазные, и социалистические – происходят вне зависимости от того, желает ли кто-то их допускать или нет. Потому что развитие того или иного общества в какой-то момент обязательно приводит к созданию революционной ситуации, когда одни члены общества не хотят, а другие попросту не могут продолжать жить так же, как жили прежде.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА
Проводившийся новочеркасской городской организацией КПРФ митинг у театра завершился исполнением Интернационала. Но подошла бы и музыка Александрова, так как в ней каждый слышит желаемое: одни – гимн России, другие – гимн Советского Союза (благо, при отсутствии слов музыкальная часть этих двух гимнов полностью совпадает).
А вот новочеркасские единороссы митинг в День государственного праздника Весны и Труда завершили не державным гимном, а песней о Новочеркасске, которая до гимна города явно не дотягивает: носит описательный характер, никуда не ведет, ни к чему не призывает. Но раз думцы додумались назвать это доморощенное произведение, грешащее рядом стилистических и логических несуразностей, гимном, то должностные лица стремятся при его исполнении вести себя соответственно статусу этой занятной вещицы.
Интересно было наблюдать, как при первых звуках этого, с позволения думцев, гимна один высокий милицейский чин явно озадачился тем, как ему поступить: то ли к фуражке руку приложить, то ли к сердцу прижать… В конце концов он просто замер по стойке «смирно» и простоял так до завершения трансляции произведения столь серьезного жанра. Видимо, городской Думе следует разработать и утвердить Положение «О гимне Новочеркасска», в котором необходимо будет указать позу, которую положено принимать при исполнении произведения И. Левина и М. Болотовой во дни торжеств и бед народных. А заодно подумать и о том, какую ответственность должны нести граждане нашего города, пренебрегающие требованиями Положения о гимне.

(Использованы кадры из передачи 37 ТВ-канала).