Сегодня: 15 июня 1837, Четверг

Юные историки краеведческого клуба «Донцы» в феврале нынешнего года представили архивные материалы о молодежном движении в Новочеркасске времен Великой Отечественной Войны. При Центральной библиотеке имени А.С. Пушкина это творческое объединение действует уже 30 лет, молодые краеведы взрослеют и им на смену приходят новые неравнодушные школьники. 

 

Инициатор создания и многолетний руководитель краеведческого клуба Валерия Михайловна Иваненко отметила, что военная тема стала основной и в работе их  краеведческого объединения, направленного на  работу с молодёжью, развитию школьного краеведения.

Рассказывает о своих исследованиях Анна Рогалева, ученица 10 класса школы №1 Новочеркасска.

Лавриненко Андрею Иосифовичу в то время, когда город был захвачен германскими войсками, было 13 лет.       Его семья жила на улице Энгельса, а учился он в первой школе.

В своих воспоминаниях в книге «Расскажи мне о войне» он говорил «Вообще, страх конечно, был. На всех столбах были наклеены листовки, в которых повелевалось комсомольцам, коммунистам, евреям и цыганам немедленно стать на учет, иначе, расстрел. Также расстрелом грозили за все»

https://novocherkassk-gorod.ru/book_article/lavrinenko-andrej-iosifovich-vospominaniya-o-vojne/

Его старший брат уже был комсомольцем, его решили спрятать сначала дома в сарае, куда вела дверь прями из дома. Но это было ненадежное укрытие, поэтому вскоре брата отправили на хутор, и там он находился до прихода наших войск. Так спасали многих подростков.

Регистрация молодежи на бирже труда начиналась с 16 лет. Многих, кто был зарегистрирован, угнали в Германию. Среди них было 30 учеников первой школы.

 

Балашевич Юрий в 15-летнем возрасте оказался в Австрии. Как подтверждено справкой, выданной центром розыска и информации общества Красного креста, он работал у разных хозяев, ухаживал за домашним скотом. Юрий Павлович вспоминал, что отношение к русским рабочим было как к «недочеловекам» – помещение, в котором они жили, было гораздо хуже, чем у скота, за которым они ухаживали. После освобождения, Юрий Павлович добровольно вступил в ряды красной армии. Это было за месяц до Победы.

 

Направляли подростков и на работу в своем городе. Субботин Юрий Павлович рассказывал: «Гоняли нас ремонтировать старую Ростовскую дорогу, за работой следили и немецкие жандармы, которые ходили с нагайками. За малейшее торможение мы получали нагайкой по спине. Потом нас перевели на железнодорожную станцию Новочеркасск. Здесь работа для нашего возраста была еще труднее, мы вручную разгружали вагоны с углем. Холод, угольная пыль, голод…Наблюдал за нами вооруженный немецкий солдат.

 

На Хотунке до войны был аэродром 81-го дальнебомбардирного полка. В первый же день войны полк перебазировали в Запорожье. Немцы организовали на этом аэродроме один из пунктов по воздушному снабжению германских войск под Сталинградом.

Зима в 1942-43 годах была морозной и снежной. Молодежь на аэродром направляли для расчистки взлетно-посадочных полос от снега. Применяли и такие меры: шла машина, из нее солдаты выбрасывали куски хлеба, а голодные ребята бросались за машиной, тем самым утаптывая снег.

 

Были и другие планы оккупантов по использованию молодежи. Оккупанты открыли в городе несколько начальных и учебных заведений, которые готовили специалистов сельского хозяйства. Это  зооветеренарный и мелиоративный институты и мукомольно-элеваторный техникум. В эти учебные заведения стремилось попасть  немало молодежи. Главные причины заключались в том, что в этих учебных заведениях платили стипендию и выдавали продуктовый паек. А самое главное – учащихся не угоняли в Германию.

Какую цель ставили оккупанты, открывая эти учебные заведения? В мукомольно-элеваторном техникуме учился Николай Николаевич Красулин, позднее преподаватель новочеркасского политехнического института. В своих воспоминаниях «Что было, то было…» он рассказывал об учебе в мукомольно-элеваторном техникуме. Занятия проводились на втором этаже здания, которое для техникума было построено в 1930 году. А на первом этаже этого здания располагался немецкий военный штаб. Входы были разные. Учащиеся и оккупанты ходили не пересекаясь. Обучение состояло в поверхностном изучении математики, физики, химии и углубленном изучении немецкого языка и черчения. В основном – чтение чертежей. Очень серьезно обучали слесарному делу.

Несколько раз с учащимися проводил беседы  некий немецкий высокий чин. На правильном русском языке он объяснял ребятам как им повезло, что Гитлер избавит их от большевизма, о том, что великая Германия вскоре будет простираться до теплых Индийских морей, в этой Германии восточным русским территориям отводилась роль сельскохозяйственных зон.

Что касается нашей донской земли, то здесь уже весной 1943 года планировались немецкие хозяйства, в которых будет работать недостаточно развитое местное население, а учеников техникума в эти хозяйства готовили как специалистов, которые должны следить за выполнением работниками указаний хозяев – представителей высшей расы.

В результате, вспоминал Николай Николаевич, он понял, что ценного специалиста для Германии из него не получится, хотелось уйти, но удерживала боязнь оказаться в той же Германии в качестве раба. Решил перезимовать в техникуме, а весной принимать решение как поступить дальше. Но освобождение пришло раньше весны.

 

Не обошел молодежь Новочеркасска и немецкий террор. Краеведы познакомили ДН с одним из документов новочеркасского архива. Это заявление в городской Совет от Скачковой Евдокии Тимофеевны, проживающей на ул.Маяковского в Новочеркасске, котороеона написала 1- октября 1943 года.

 

«…Мою дочь, 17-летнюю Татьяну Скачкову забрала полиция вечером 24 августа 1942 года. Пока меня не было дома забрали ее паспорт и все фотокарточки. Была в полиции по Московской №29 еще пять дней, потом перегнали в гестапо, где она пробыла до 21 сентября 1942 года.

С 22 сентября  1942 года никаких сведений о дочке не получала…Когда пришли наши и обнаружили 30 погибших товарищей, я просмотрела все трупы и списки, а своей дочери Татьяны Скачковой не нашла. Вероятно каратели подозревали Таню в подпольной деятельности…»

То, что в городе действовала подпольная молодежная группа, известно из архивных документов. В нее входило 19 человек. Ребята ножами и шилом портили скаты и шины машин, обрывали провода связи, проникали на аэродром, выпуская бензин из бочек. Все ребята были схвачены и расстреляны. В архивном документе названы руководители группы – Евгений Лученко и Тимофей Линев.

Анна Рогалева, работая с архивными документами, выявила 18 человек в возрасте 15-18 лет, расстрелянных во время оккупации. Эти имена, и их борьбу за освобождение Родины нельзя забывать.

https://delovoy-yug.ru/detstvo-i-yunost-ranenye-vojnoj/