Сегодня: 28 февраля 1905, Вторник

(продолжение, начало в № 1 (07.05.20г.)-№2 (20.05.20г.), №4(03.06.20г.)-12(29.06.20г.), №14(12.08.20г.)-№16(26.08.20г.).      

 «Сквозь огонь и стужу мы прошли»

Николай Петрович Кисляков (в первом ряду справа) среди коллег по «Кадрам индустрии» и «Знамени коммуны». 1982.

С Николаем Петровичем Кисляковым мы познакомились в 80-е годы ХХ века в редакции газеты «Кадры индустрии»  НПИ. К тому времени «Знаменка» осталась позади,  и писал он уже редко. Да это и понятно – был обременён обязанностями ответственного секретаря Всесоюзного научно-технического журнала «Известия вузов». Однако ж перо своё не затупил, к тому же участвовал почти двадцать лет в формировании вузовской многотиражки как член редакционной коллегии. Коньком Петровича был фельетон, и не позавидуешь тому, кто попадал к нему на крючок, став героем материала!

Николай Петрович Кисляков и Елена Михайловна Надтока. 1984.

Без советов Кислякова не обходился ни один выпуск. За плечами был солидный багаж профессиональной деятельности. Он родился в 1931 году в станице Багаевской. Война здорово прошлась по мальчишке: и в оккупации побывал, и лебедой пришлось спасаться,  и отца лихолетье забрало… Поэтому первое образование – чтоб кормило, рос на земле – получил в НИМИ, и всё же журналистская стезя переманила его! Завершил учёбу на отделении работников  печати, радиовещания и телевидения  Ленинградской высшей партийной школы.  Работал  в  районных и городских газетах Забайкалья, Ростовской области. В 70-е годы ХХ века возглавлял партотдел «Знамени коммуны», и все последующие годы газету не забывал, частенько бывал в редакции не только на собрании членов Союза журналистов СССР, печатал материалы под псевдонимом «Н. Акимов».

Когда в стране начались перестроечные подвижки, Петрович предложил выпускать в вузе журнал «Крытый двор». И первый номер, который они собрали вместе с Еленой Михайловной Надтокой, был посвящён событиям 1962 года.     Дальше второго номера дело не пошло, так как товарищи из партийных органов поняли, чем это чревато…

Кисляков умел несколькими фразами обозначить проблему и тут же поэтапно объяснить её реализацию. Слыл большим шутником – с чувством юмора всё было в порядке! Правда,  внешне выглядел очень серьёзным человеком. Не знающие его люди не всегда понимали петровичевы перлы. Зато свои упивались его юмором, весёлыми шутками и рассказами. Когда коллегия собиралась вместе, то двух Николаев – Серпокрылова, доцента стройфака, и Кислякова – рассаживали по разным местам, что,  впрочем, не мешало им «мутить» всё заседание. Это словесное соперничество каждый раз расцвечивалось новыми красками, и обсуждение выпусков превращалось в маленькие праздники.

Он был по своей натуре перфекционистом и во всём стремился к совершенству. За что бы ни брался, всё делал великолепно! Заядлый путешественник и турист, исходил вдоль Хопра все тропинки, мог в одиночку пройти по реке на резиновой лодке.  Вместе с Юрием Дмитриевичем Кудрявцевым дважды побывал на Камчатке. Причём, все знали о больном сердце Петровича, но боялись даже заикнуться об этом,  когда  начались сборы. Зато по возвращении он булькатил эмоциями, как те же гейзеры, на которых побывал. О своих впечатлениях рассказал в чудесных очерках «На земле Камчатке».

А ещё Петрович  был заядлым шахматистом и рыболовом. Садиться с ним «на одну партейку» было чистой воды самоубийством. Своё сердце он отдал шахматам ещё в юношеские годы, был перворазрядником, участником разных соревнований. Никогда не торопился, нередко долго обдумывал ходы, но делал всё так азартно, что проигравший требовал сатисфакции и… проигрывал вновь! Со всеми подряд Петрович не сражался, считая, что шахматы тренируют гибкость ума, а работу ему, уму, может дать только сильный соперник, который заставит и попотеть, и покорпеть! В жизненном расписании за шахматами было закреплено своё, чётко отведенное место и время, которое ни при каких обстоятельствах не передвигалось и не изменялось…

Таким же продвинутым был Петрович и рыболовом. В выходной день с удочками у реки – как закон! Не пойманная рыба приводила его в восторг, а сам процесс! Потому что Кисляков был большим романтиком. Как умел потом рассказать о чарующем заходе солнца, о радуге, переброшенной через реку, о поле, усеянном ромашками. Иногда думалось: вот счастливчик! Как он умудрился столько заметить во время одной рыбалки! А он просто любил жизнь такой, какая есть, и замечал её красоту в маленьких радостях!

Художники Николай Андреевич Шехавцев, Сурен Ардашесович Гайломазов, Владимир Никифорович Репников и Владимир Николаевич Лемешев после открытия выставки акварелей в Грековском мемориальном домике. 2008.

С радостью и благодарностью  всегда вспоминаю и Владимира Никифоровича Репникова, человека, вся жизнь которого была связана с родным городом, посвящена ему. Знала Владимира Никифоровича много лет и с разных сторон. И как мудрого преподавателя, заслуженного учителя школы России. И как архитектора, по проектам которого возводились в Новочеркасске и Ростовской области жилые дома и административные здания.  И как пытливого краеведа, говорившего о важности сохранения целостности  родного города. И как  писателя, очень взыскательного к слову. И как художника, чьи акварели были просто  неподражаемы.

Владимир Никифорович родился в 1933 году в Шахтах, после войны семья немного покочевала в поисках нового места жительства: станицы Багаевская,  Кривянская… Однако обосновалась  в Новочеркасске. Тут Владимир Никифорович, видевший, сколько разрушений принесла война, принял решение стать созидателем, выбрал профессию – строителя, инженера-проектировщика. И он достиг профессиональных высот, работая  и в НПИ, и в гидромелиоративном техникуме, ныне – промышленных технологий и управления. По его методическим и учебным пособиям осваивали профессию несколько поколений последователей и учеников.

Созидателем Репников был всю свою жизнь! И не только художником, умеющим своей кистью творить чудеса на бумаге. Он был художником слова! Летописцем города, его  культурной и художественной жизни. Это ценнейший исторический и архивный материал, который позволяет нам видеть исторические моменты глазами непредвзятого очевидца! Его преданность и любовь к Новочеркасску поражали. Даже в самые неблаговидные времена он находил слова восхищения им!

Прекрасные заметки об истории казачьей столицы публиковались на страницах всех газет: «Знамени коммуны», «Донской речи», «Новочеркасской недели», «Новочеркасских ведомостей», «Частной лавочки»… Эти увлекательные путешествия по Новочеркасску лучше любого учебника по истории города.

Писал всегда со знанием дела, был дотошен и скрупулёзен, считая, что мелочи важны так же, как и большие события.  Любил свой город, его историю, трепетно относился  к архитектурному наследию наших предков. Мне довелось читать четыре книги Владимира Никифоровича, прежде чем они отправлялись в печать. Доверие этого человека дорогого стоило!

Нам Владимир Никифорович оставил в наследство «Прогулки по Новочеркасску» в двух книгах, «По Новочеркасску без гида», «Мой город Новочеркасск». Они – не только пример безграничной любви к родному городу, но и высокой гражданской ответственности человека. Был потрясающе скромным человеком, никогда ни себя, ни свои дела  не выпячивал… Как мудрый человек знал, что погружение в историю родных мест воспитывает в человеке личность, гражданина, патриота. «Патриот, – говорил он мне, когда мы обсуждали с ним его будущую книгу о родовом древе, – не тот, кто заявляет об этом, а тот, кто выражает состояние души собственным трудом и его результатами». Таким и был Владимир Никифорович Репников – человеком, влюблённым в свой город раз и навсегда!.

Женета Гридасова

Продолжение следует