Сегодня: 18 апреля 0066, Воскресенье

Региональная общественная правозащитная организация «Союз “Женщины Дона”» приступает к реализации нового социально значимого проекта “ПРАВА РЕБЕНКА — ОТ ОСОЗНАНИЯ К РЕАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ”

Грант, выделенный на реализацию этого проекта, предоставлен в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.01.2014 № 11-рп и на основании протокола об итогах конкурса от 17.06.2014 №2/14кк.

В июне этого года Конкурсной комиссией грантоператора — Общероссийского общественного движения «Гражданское Достоинство» — было рассмотрено 349 проектов, представленных на конкурс правозащитными организациями из 62 регионов России. В результате победителями конкурса признаны 106 некоммерческих организаций из 39 регионов России, предложивших наилучшие идеи в области защиты прав и свобод человека и гражданина. В числе победителей – «Союз «Женщины Дона»» из Новочеркасска.

Цели и задачи проекта более чем актуальны: в последние 8 лет (2005-2013 гг.) защита прав детей, детства, семьи и демография стали приоритетами политической повестки дня в России.

Проблема заключается в том, что часто сами родители становятся первыми нарушителями прав ребенка: от жестокого обращения до неудовлетворения самых насущных потребностей детей. Особенно в этом процессе отличаются семьи в социально опасном положении (СОП) и семьи «группы риска».

В городе Новочеркасске 52 семьи занесены в банк данных семей, находящихся в социально опасном положении (в них проживают 83 ребенка), а более 120 детей поставлены на учет как дети «группы риска».

Ежегодно треть родителей из семей в СОП и «группы риска» лишают родительских прав. Дети остаются сиротами при живых родителях. В детской среде растет жестокость, суицид.

Несмотря на усилия специалистов, банк данных о семьях в СОП и «группы риска» ежегодно пополняется…

Проект “ПРАВА РЕБЕНКА — ОТ ОСОЗНАНИЯ К РЕАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ” будет реализован в партнерстве со специалистами Ассоциации психологов и социальных работников «АНИМА», а также Автономной некоммерческой организации «Редакция газеты «Частная лавочка».

Работа по проекту  рассчитана на год и завершится в августе 2015-го.

 

Трагическая статистика

 

Вот только несколько случаев по городу Новочеркасску за последние полгода:

— Ученица школы № 12 избила ученицу школы № 6, сцена избиения выложена в интернет. Виновная исключена из школы, на 30 суток помещена в изолятор временного содержания в г. Ростове-на-Дону.

— 14-летняя школьница избила 13-летнюю школьницу на ул. Александровской. Возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 2 статьи 111 УК РФ “Причинение тяжкого вреда здоровью”.

— Ученица 9-го класса школы № 9 изготовила и расклеила по микрорайону листовку с фотографией своей одноклассницы и номером ее мобильного телефона, где от ее имени предлагает услуги интимного характера. Идет следствие.

— Ученица 11 класса школы № 9 покончила с собой.

— Студентка колледжа, 17 лет, пыталась покончить жизнь самоубийством. Оказалась в больнице.

— Ученик лицея № 7 нанес ранение холодным оружием своему однокласснику.

13 августа на улице Мичурина подростки избили до потери сознания 11-летнего мальчика. Ребенка госпитализировали в БСМП с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга, множественными ссадинами и синяками.

Встреча с прессой

4 сентября в помещении «Союза «Женщины Дона» состоялась пресс-конференция, посвященная началу работу по проекту. О разных направлениях деятельности журналистам рассказали председатель-координатор «Союза» В.И. Череватенко, руководитель ассоциации психологов и социальных работников «Анима» Н.К. Беликова и главный редактор газеты «Частная лавочка» Е.М. Надтока. Они также ответили на многочисленные вопросы представителей прессы и телевидения. В результате получился долгий, заинтересованный разговор, больше похожий на встречу за «круглым столом», чем на обычную пресс-конференцию. Надо сказать, что пришлю сюда не только журналисты.

Открывая встречу, В.И. Череватенко сказала:

— На сегодняшний день государственная политика в отношении детей стала главным приоритетом.   Цель нашего проекта: предотвращение нарушений и защита прав ребенка через работу с семьей, находящейся  в социально опасном положении, и семьей «группы риска», через развитие коллективного понимания прав ребенка, через содействие созданию «ситуаций успеха» детей из семей в СОП и семей «группы риска», через включение в процесс защиты прав ребенка и  реализацию конкретных мер для улучшения положения ребенка всех заинтересованных акторов и бизнес-структуры. Впервые, может быть, мы попытаемся вовлечь в эту работу те структуры, которые ранее в ней никогда не работали, то есть, работодателей. Поскольку мы убеждены, что семья оказывается в социально-опасном положении не одним днем и не одним часом, а проходят месяцы и годы прежде, чем это происходит. Но это остается закрытым от общества, поскольку семья – это система закрытая. Но эти вехи и флажки ухода семьи от нормального состояния к социально-опасному могут быть заметны, в первую очередь, работодателю. С другой стороны, наш проект предполагает серьезный анализ и мониторинг системы защиты прав ребенка и работы с семьей в социально-опасном положении (СОП) в городе. Через мониторинг, через анализ потребностей самой семьи и ее понимание этой ситуации, работа со всеми заинтересованными акторами в этой системе. Мы предполагаем очень тесно работать с образовательным пространством, подготовить мобильные группы, которые будут реагировать на проблемы семьи в СОП. Таких школ в городе будет 6. Члены мобильных групп пройдут специальную подготовку у наших специалистов. И в конце этого года мы поделимся с вами своими наработками.

Н.Н. Вербицкий, член Общественной палаты г. Новочеркасска:

— В нашем городе есть детские дома и интернаты. Они будут как-то задействованы  в вашей программе? Например, 28-ой интернат – это 171 ребенок, родители которых попали в затруднительную ситуацию.

Н.К. Беликова:

— На сегодняшний день государством созданы такие документы, которые четко описывают, что такое семья СОП и какие дети находятся в «группе риска». Нам очень важно посмотреть, что приводит семью к тому, что она оказывается в таком положении и какие механизмы включаются, когда у нас ребенок определен в «группу риска», а семья при этом не находится в социально-опасном положении. Что надо делать? Либо ребенка вытягивать и работать с ним, либо с ребенком все нормально, а пропадают мама с папой. Эти моменты будут для нас очень важны, поэтому в проекте заложено серьезное исследование. Это работа и с самими семьями: разговор, беседа, интервьюирование. Второй момент – это работа с нашей общественностью.

Е.М. Надтока:

— У нас, у редакции газеты «Частная лавочка», в проекте прикладная часть работы – это детская психолого-юридическая консультация. Эта работа коснется и детских домов тоже. У нас будут работать два юриста и один психолог. Вначале они будут приходить в школу или детский дом и рассказывает о профессии юриста, представлять детскую психолого-юридическую консультацию. А потом дети получают возможность задавать вопросы юристу, причем, совершенно конфиденциально. Т.е. вопросы не будут идти через преподавателей, через родителей. Их можно будет задать и получить ответы по электронной почте (для «домашних» детей). С ребятами из детских домов мы будем работать через почтовые ящики, организованные, как мы предполагаем, в библиотеках. А еще у нас будут индивидуальные консультации. Старшие дети из детского дома могут свободно, уже с документами, прийти на личную консультацию к юристу. Мы готовы вести юридическое сопровождение решения каких-то проблем этих детей. Могут обратиться на консультации, конечно, и «домашние» дети.

В.И. Череватенко:

— Область работы с СОП очень бедна инструментами. Особенно сложно с семьей, где есть алкоголизм. Многие не знают, как к этому подойти. Единственный вариант сегодня – это отъем детей. Но наш опыт взаимодействия с коллегами из других регионов показал, что существуют и другие формы и методы, которые работают очень эффективно. Есть такой маленький городок Новотроицк, где огромное предприятие «Металлинвест» ввело на заводе одну-единственную единицу  (был привлечен специалист), и поменялась концепция работы. Все знают, что в Новочеркасске на предприятии «Актис» рабочие с запахом пива увольняются в несколько часов без возможности возврата. По той причине, что все наши работодатели  взяли за основу рекомендации МОТ в отношении алкоголя. Но они взяли первую часть, а вторую часть – программу помощи работнику (который не пил раньше, у него что-то случилось и т.д.) – каким-то образом опустили. Для работодателя это нормально, для сообщества, в котором мы живем, возможно и нужно поискать варианты решения таких проблем. И мы в рамках своего проекта планируем пригласить в город специалистов, которые начали работать по второй части рекомендаций МОТ, чтобы они рассказали о том, какие у них успехи, как они решают  проблемы, связанные с алкоголизмом и предотвращением попадания семьи в СОП.

И.Б. Мардарь, заместитель начальника управления труда и социального развития администрации г. Новочеркасска:

— Очень важно работать с этой категорией в городе – с семьями, и прежде всего, с детьми, которые находятся в трудной жизненной ситуации. И объединение усилий общественных организаций, которые приносят грантовые средства – это усиление позиций, это увеличение возможностей работы с этой категорией. Потому что численность состава нашего отдела по работе с этой категорией минимальна – всего 5 человек, но они работают  на всех направлениях. И такой огромный объем работы не позволяет уделить внимание каждой семье, делать то, что есть в проекте: сопровождение семей и т.д. Поэтому чем больше будет таких возможностей, тем лучше. Если будут еще общественные организации, которые напишут проекты на такую работу, тем будет лучше для города, для семей, тем меньше у нас будет таких случаев, когда родители отказываются от детей и малыши попадают в детские дома и т.д.  Потому что это все работает на профилактику сиротства, на возможность восстановления нормальных отношений в семье и сохранение семьи. И это главный путь – когда у ребенка есть семья.  И помощь, если она будет оказана с разных сторон – и со стороны общественной организации, и со стороны муниципальных органов – это будет только хорошо. Я очень рада, что такой  проект будет реализоваться в городе.

Ю. Манойлина (газета «Пятница»):

— Я полагаю, что с семьями работа будет проводиться в том ключе, чтобы выяснить: как вы дожили до такого, каким путем при этом шли — найти основные вехи, точки. И потом сравнивать с другими  семьями: посмотрите, как это должно быть.

В.И. Череватенко:

— Как они дошли до жизни такой — это одна сотая того, о чем мы бы хотели говорить с ними. Для нас важнее зацепиться за те ценностные установки, которые на сегодняшний день продолжают оставаться актуальными. За что можно зацепиться для того, чтобы семья не пошла дальше, не покатилась вниз. Это и главное в нашем  исследовании. То, как  — это важно, но не настолько, насколько то, что сегодня для них  продолжает  оставаться важным из той сферы ценностных установок, за которые можно как за ниточку потянуть…

Н.К. Беликова:

— … и вытащить эту семью. Возможно ли? Какие механизмы должны включаться, чтобы семья сохранилась как семья, и чтобы ребенок  был в ней в безопасности, чтобы его права были не нарушены.

И.Ю. Городецкая (газета «Про бизнес»):

— То есть понять самим, показать им свет в конце тоннеля.

Г.В. Кондрат (ассоциация «Анима»):

— Не совсем… У нашей организации есть уже такие хорошие реализованные проекты, как «Волонтер против насилия», «Союз добра и красоты в своей семье найди ты». Мы работаем с семьями, и у нас после каждого проекта остается хорошая апробированная технология. И эта технология имеет конкретную цель: не показать что-то, не исследовать, а помочь: встать рядом. И в этом проекте мне, как специалисту, очень важно, что подобралась замечательная команда высококвалифицированных специалистов, которые будут работать в этой проблеме одновременно и на исследование, и на апробирование этой технологии. И мы получим действенный, т.е. практически  апробированный инструмент. А поскольку будут работать высококвалифицированные специалисты, я надеюсь, что он будет к тому же очень качественным.

Н.Н. Вербицкий:

— А если такая ситуация:  вы приходите в семью, вам открывают двери и говорят: «Извините, а мы не хотим общаться»? Как вы себя поведете? Эта семья есть в базе данных СОП. Может такое быть?

Н.К. Беликова:

— Может быть такое. Почему мы говорим о том, что этот проект требует согласованности? Если семья в СОП, то это не значит, что она брошенная. В двери стучат очень многие специалисты. Иногда усилия складываются, и происходит положительный эффект, все в семье реализовалось. Почему мы взаимодействуем со школами? Мы хотим работать и с административным ресурсом. Вообще, этот проект – это сложение усилий очень и очень многих.

Г.В. Кондрат:

— Человек открывает двери и говорит: «Мне не нужна твоя помощь»… Чаще всего мотив такого поведения (мы же тоже не просто так пришли, были звоночки из школы): сейчас история моей жизни получит огласку, т.е. для меня создается опасная личностная ситуация. Поэтому в проекте будут работать психологи, которые имеют громадный опыт психологического консультирования и оказания помощи семье. И мы, в первую очередь, создадим психологически безопасную атмосферу для работы семьям в этом проекте. И одно из условий – это конфиденциальность. Оказываем помощь и заключаем устный контракт с семьей, что без их ведома, без их согласия ни одной фамилии, ни одного имени не будет произнесено. И честно говоря, у нас в этом большой опыт сотрудничества с «Союзом «Женщины Дона»», и мы умеем это делать.

 Материал подготовила Лариса Михайлова.