Сегодня: 24 января 6735, Четверг

Мы уже несколько лет рассказываем о ситуации с ПК ПС «Инвестор-98»: банкротстве, уголовном деле создателей этой пирамиды. Неоднократно мы публиковали статьи одного из конкурсных управляющих — И.А. Вышегородцева. Его подход к делу, его предложения, нам казалось, достойны обсуждения и принятия обманутыми пайщиками. Но, увы, этого не случилось. А теперь мы узнали, что Вышегородцев уже и не конкурсный управляющий. Об этом и о многом другом мы узнали из его статьи, присланной в «Частную лавочку».

В апреле 2013 года эта статья была написана мною для журнала «Слияния и поглощения». В сентябре 2013 года Арбитражный суд Ростовской области удовлетворил моё ходатайство об освобождении меня от обязанностей конкурсного управляющего ПК ПС «Инвестор-98». Моё предположение в этой статье оказалось пророческим – сейчас в кооперативе работает уже четвёртый конкурсный управляющий. Главное, чтобы не оказались пророческими мои финальные слова в этой статье.

Бывший третий конкурсный управляющий ПК ПС «Инвестор-98» Вышегородцев Игорь Алексеевич.

13 октября 2013 года. Воронеж.

По просторам нашей необъятной Родины бродит и бушует тайфун. Тонет под ударами этого тайфуна один кредитный кооператив за другим. Финансовые пирамиды рассыпаются одна за другой.  Про некоторые рассыпавшиеся пирамиды пишут книги,  про другие – уголовные дела. Тайфун под названием «Банкротство» не умолим —  он приносит в дома пайщиков горе и бедность, а в офисы кооперативов — ликвидацию, и выгребает из кассы все деньги.

Именно так кажется со стороны не посвящённому взору пострадавшего пайщика.

Но тайфун «Банкротство» может быть вызван к жизни рассыпающимися пирамидами. Банкротство – это последствие того, что жизненный цикл финансовой пирамиды закончился. Не все кредитные кооперативы – финансовые пирамиды. Есть и ныне здравствующие кооперативы, которые благополучно работают и зарабатывают пайщикам деньги. Но любой нормальный кооператив не устоит перед паровым катком паники своих вкладчиков. Объявите по телевизору, что кооператив «Ромашка» (все совпадения в названии – случайны!!!) задерживает или прекратил выплаты, и уже на следующее утро толпы взволнованных людей будут осаждать офис кооператива, чтобы досрочно изъять все свои вклады. И тогда приходит тайфун «Банкротство»…

Иногда этот тайфун вызывают к жизни намеренно. И такое действие руководства кредитного кооператива называется – преднамеренное банкротство. Это действие уголовно наказуемое. Точнее – трудно уголовно наказуемо. В нашей стране не так много примеров, когда выявленное конкурсным управляющим преднамеренное банкротство проходило стадию уголовного дела, плавно перетекало в зал судебных заседаний и завершалось приговором суда по статье «Преднамеренное банкротство» для руководителя предприятия.

В моей практике такой случай был почти пять лет назад. В период наблюдения я выявил признаки преднамеренного банкротства на сельхозпредприятии в Ростовской области. Отправил материалы в правоохранительные органы. На первом собрании кредиторов налоговая служба (обладающая контрольным пакетом долгов) проголосовала за другого конкурсного управляющего. Несмотря на то, что процедуру конкурсного производства вёл уже не я, мой анализ признаков преднамеренного банкротства и заявление в правоохранительные органы позволили сотрудникам тогда ещё милиции возбудить уголовное дело по признакам преднамеренного банкротства и довести дело руководителя предприятия до суда. Почему главный кредитор в лице налоговой службы вдруг стал недоволен управляющим, который обнаружил признаки преднамеренного банкротства, мне до сих пор неизвестно. Данный экскурс в прошлое сделан потому, что речь у нас пойдёт о предприятии в Ростовской области, где я так же обнаружил признаки этого преступления. Направил материалы и заявление в правоохранительные органы. И пока в ответ – тишина. Может быть, эта тишина завершится отстранением меня от исполнения обязанностей конкурсного управляющего кооператива «Инвестор-98»?

Но обо всём по порядку.

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

Давным-давно в Ростовской области был создан кредитный кооператив «Инвестор-98». История его создания, слияния с другими кооперативами и отчёты о высокодоходной деятельности нас не интересует. Итогом десяти лет работы кредитного кооператива «Инвестор-98» стало заявление о банкротстве, которое кооператив подал сам на себя. Не забыв указать, какая саморегулируемая организация арбитражных управляющих будет банкротить кооператив.

Арбитражный суд Ростовской области в июле 2008 года вернул заявление о банкротстве кооператива. Но руководители кооператива люди упорные и поэтому подали заявление о банкротстве второй раз. Несмотря на то, что Бог любит троицу, Арбитражный суд Ростовской области принял повторное заявление о банкротстве и ввёл наблюдение в Потребительском Кооперативе  Потребительский Союз  «Инвестор-98». 12 августа 20008 года там был назначен временный управляющий.

В одночасье все выплаты были прекращены. Они и ранее были заморожены, но теперь закон о банкротстве обязывал отказывать в возврате денег и защищал юридически руководство кооператива от толпы пайщиков. Но юридическая зашита не даёт защиту физическую. Один из директоров филиальной сети «Инвестора-98» был найден утонувшим. Я сам не видел, но говорят, что руки и ноги у него были связаны. Трудно плавать в таком положении.

Руководители, которые были ещё живы, стали фигурантами уголовного дела. Кого-то заключили под стражу на период следствия, а кого-то оставили под домашним арестом.

Тайфун «Банкротство» тем временем бушевал на просторах Ростовской области, задевая Краснодарский край и город Сочи. Пострадавших пайщиков, ставших со второго раза кредиторами, набралось по данным суда более восьми тысяч. На словах люди утверждали, что пайщиков было почти десять тысяч. Может быть, преувеличивали, а может просто не все пайщики прошли через установление в суде своих требований как кредиторы. Назначенный судом временный управляющий проводил положенные по закону мероприятия. А также он получал целую тьму жалоб на свои действия, да и кажущиеся бездействия тоже.

Прекрасно понимаю этого управляющего. Я сам в рамках банкротства кооператива «Финансист» получал море жалоб, которые даже после  отказа в их удовлетворении судом кредиторы писали снова и снова. Многие авторы этих жалоб прекращали свою борьбу за права кредиторов, как только арбитражный управляющий выдавал им доверенность и выплачивал скромный, но регулярный гонорар, как помощнику управляющего.

Отбив все жалобы, временный управляющий провёл трудное первое собрание кредиторов, на котором он был избран конкурсным управляющим. Будем называть его – первый конкурсный управляющий. Потому что был и второй. Опять кредиторы были не довольны его работой, и после вороха жалоб он ушёл с процедуры банкротства по причине плохого здоровья.

В среде кредиторов существовало, кроме официального комитета кредиторов, ещё несколько инициативных групп. Люди проявляли очень активную жизненную позицию. Проходили многочисленные митинги и пикеты. Журналисты рассказывали про требования кредиторов отстранить очередного управляющего. Местные газеты пестрели сообщениями о ситуации в кооперативе. Люди писали массу жалоб во все инстанции — от губернатора Ростовской области до Президента России. Белый  Юрий Спиридонович (один из активных кредиторов) направил жалобу в Европейский суд по правам человека. В Администрации Ростовской области создали штаб по работе с кредиторами. Консультировали по вопросам банкротства и полученную информацию о ходе банкротства выкладывали на своём сайте.

Поразительную активность кредиторы «Инвестора-98» развили в интернете. Поразительную для возрастного состава кредиторов. Большинство кредиторов это пенсионеры, инвалиды войны и труда. Активность, агрессивность и неутомимость интернет-кредиторов заставила кого-то принять меры и удалить первый форум кредиторов «Инвестора-98». Как это произошло и кто это сделал, я так и не смог выяснить. Но факт остаётся фактом — большая часть сообщений пострадавших пайщиков была безвозвратна потеряна и на некоторое время общение кредиторов в интернет-пространстве было затруднено. Но упорство кредиторов было и в том, что они создали сразу несколько форумов для своего общения и обмена информации. Кроме газет, слухов и судебных заседаний продолжал работать этот постоянно пополняемый источник информации – интернет-форумы. Со временем, когда стало ясно, что нельзя все форумы уничтожить или взять под свой контроль, кто-то начал тонкую игру в провокацию и распускание слухов через эти интернет-каналы общения.

Накал страстей был очень высок. Позицию кредиторов очень точно характеризует вот такой диалог журналистки с кредитором в суде по отстранению одного из управляющих:

«Я спросила у неё, насколько она верит, что что-то получит. Она ответила:

— Не верю.

— Тогда за что сражаетесь?

— За правду».

Одним из моментов, сильно раздражающих кредиторов, было отсутствие информации о ходе банкротства. Люди не могли присутствовать на заседании комитета кредиторов. Не было общения конкурсного управляющего с кредиторами (за исключением комитета кредиторов). Журналисты не получали возможности задать вопросы конкурсному управляющему, чтобы потом рассказать о банкротстве «Инвестора-98» своим читателям. Отсутствовал сайт «Инвестора-98» (сайт кооператива был удалён, домен зарегистрирован за неизвестным лицом). Документы о процедуре не публиковались в интернете.  В большинстве своём люди пользовались слухами и непроверенной (а иногда и провокационной) информацией.

 

ОЧЕРЕДНОЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ

Третьим конкурсным управляющим на этом предприятии стал я. Не исключено, что там будет и четвёртый и пятый конкурсный управляющий.

Общее собрание кредиторов, избравшее третьим конкурсным управляющим ПК ПС «Инвестор-98» Вышегородцева Игоря, также избрало новый комитет кредиторов. Арбитражный суд Ростовской области 01 июня 2011 года утвердил конкурсным управляющим Вышегородцева Игоря.

Большинство людей, вошедших в переизбранный состав кредиторов, не входили в прежний комитет кредиторов, и ранее не принимали активного участия в судьбе кооператива. В комитет кредиторов избрали также представителя от Администрации Ростовской области из Фонда по защите прав вкладчиков и акционеров. Люди горели желанием изменить ситуацию в банкротстве «Инвестора-98».  Председателем комитета кредиторов был избран Погориловский Альберт Николаевич. Вместе с новым конкурсным управляющим комитет кредиторов занялся изучением дел в «Инвесторе-98».

Передача дел от предыдущего конкурсного управляющего заняла больше времени, чем положено по закону. Была проведена инвентаризация. Имущество банкрота состояло в значительной части из дебиторской задолженности (более двух миллиардов рублей), двух автомобилей (Ниссан Икстрейл и Нива Шевроле стоимостью менее двух миллионов рублей), а также нескольких объектов недвижимости (бывшие офисы в разных городах Ростовской области балансовой стоимостью около 50 миллионов рублей). Кредиторов в реестре было более 8 000 человек. Сумма долгов перед кредиторами, зафиксированная судом, превышала два миллиарда рублей. Недвижимость и автотранспорт были арестованы судом по требованию полиции в рамках возбуждённого уголовного дела.

В связи с возбуждением уголовного дела в отношении руководства кооператива полиция изъяла практически всю бухгалтерию. В том числе и оригиналы документов, подтверждающие задолженность дебиторов перед кооперативом. Анализ деятельности предприятия и работа бухгалтерии показала, что существует текущая задолженность перед командой предыдущих арбитражных управляющих и налоговой службой в размере 23 миллиона рублей. Наличие такой огромной текущей задолженности полностью блокировало возможность платить зарплату юристам и бухгалтерии из команды третьего конкурсного управляющего. Никто из должников не горел желанием добровольно возвращать полученные взаймы деньги. Полиция выделила в отдельное уголовное дело эпизод с хищением и мошенничество в Сочинском филиале в отдельное уголовное дело. Кредиторы-пайщики из Сочи были настроены категорически агрессивно против объединения уголовных дел (основного и по филиалу). Кредиторы из остальных филиалов считали, что недвижимость в Сочи должна быть продана в пользу всех кредиторов, так как покупалась и строилась она на средства всего кооператива, а не только Сочинского филиала.

Кроме общения с комитетом кредиторов, я стал писать на форумах кредиторов «Инвестора-98» и размещать там документы о процедуре, предоставлять информацию о банкротстве журналистам, проводить встречи с кредиторами, на заседаниях комитета кредиторов стали присутствовать кредиторы, не входящие в комитет.

Среди кредиторов не было единодушия. Может быть, по сути своей человек не может ужиться с другими людьми, может быть, кто специально вносил раздрай в среду кредиторов, может быть, каждый хотел урвать денег первым или получить кусочек своей славы от общения с журналистами. Как бы то ни было, часть кредиторов (вместе с комитетом кредиторов) была настроена на конструктивный диалог с новым, третьим по счёту, конкурсным управляющим.

Получив доверенности, они сразу включились в работу.

Членами комитета кредиторов был предложен проект — «Народный коллектор». Суть предложения: кредиторы будут помогать взыскивать с должников деньги. Для этого кредиторы будут ходить по домам и офисам должников и требовать вернуть деньги. Кредиторы будут вручать под роспись должникам требование вернуть деньги и иски в суд о взыскании. По тем должникам, где есть решение суда о взыскании, кредиторы будут контролировать работу приставов. Привлечение кредиторов к такой работе было необходимо в связи с большим объемом исков, сильным географическим разбросом проживания должников, а также расположением службы судебных приставов по всем районам Ростовской области.

Какая-то часть кредиторов сразу восприняла конкурсного управляющего в штыки и стала с ходу на него жаловаться. Была категория кредиторов, которая жаловалась на всё подряд и на всех кредиторов тоже. Независимо от того, что делали или не делали конкурсные управляющие. В среде рейдеров такие действия называются кошмаринг  — иски и жалобы на человека или юридическое лицо с целью принудить выплатить компенсацию за отказ от жалоб.

 Игорь Вышегородцев, третий конкурсный управляющий ПК ПС «Инвестор-98».

 (Окончание в следующем номере).