Сегодня:

Мы продолжаем рассказывать о слушании в Новочеркасском городском суде дела по обвинению бывшего заместителя мэра города А.И. Кондратенко – В.А. Журавлева. Сейчас заседания идут два раза в неделю, поэтому из-за ограниченности газетной площади мы немного отстали в оперативности. Поэтому сегодня мы даем отчет о заседании 25 июня, а в следующих номерах обещаем «догнать» ситуацию.

 А ПОСТРАДАВШИЕ — ГДЕ?

В этот день суд продолжил слушать свидетелей защиты.

Первым выступил участник схода 16 июня 2010 года С.А. Сиротюк. Он сообщил суду: «На сходе протокол никто не вел, так как его никто не ведет годами. Журавлёв на сходе выступал, но его постоянно перебивал Демченко, выкрикивая с места. Я задавал вопросы по благоустройству, но Демченко снова вставал и перебивал. Был спор между действующим заместителем мэра города и бывшим заместителем мэра. Постепенно Журавлёв устранился от разразившейся дискуссии, а между казаками шла перебранка. Когда Журавлёв ушел, слово снова взял Демченко и объяснил свое поведение тем, что они (администрация Кондратенко) неправильно поступают — нас с работы повыгоняли… Я сказал, что они поступают законно в отличие от вас (администрации Волкова), когда вы в 2000 году бесцеремонно изгнали с работы почти всю администрацию».

Адвокат Л.В. Новиков: «Говорил ли Журавлёв на сходе о лицах кавказской национальности?»

С.А. Сиротюк: «Нет. Один раз упомянул имя Арсеняна в связи с приобретением земельного участка в исторической части города».

Судья Н.П. Егоров: «Знакомы ли вы с протоколом схода от 16 июня 2010 года?»

С.А. Сиротюк: «Я прочитал его у следователя в 2012 году. Прочитал, и он вызвал у меня смех. Я предложил выкинуть его подальше».

Вторым свидетелем защиты выступил участник схода 16 июня 2010 года И.Г. Скоморохов, ветеран Великой Отечественной войны, писатель, почетный гражданин города Новочеркасска.

В.А. Журавлев и И.Г. Скоморохов (справа).

В.А. Журавлев и И.Г. Скоморохов (справа).

Иван Георгиевич сообщил суду, что в зале тогда было полсотни человек, ничего в выступлении В.А. Журавлёва экстремистского не содержалось, на все вопросы он отвечал четко и ясно, протокол схода никто не вел, т.к. это был сход не с казачьей тематикой, а встреча с представителем администрации.

Адвокат Л.В. Новиков: «Говорил ли Журавлёв на сходе о лицах кавказской национальности, допускал ли националистические высказывания?»

И.Г. Скоморохов: «Не было такого».

Прокурор О.Н. Степанова: «Прерывал ли кто-то из казаков выступление Журавлёва?»

И.Г. Скоморохов: «Заместитель атамана Демченко провоцировал Журавлёва… Потому что он обиженный, проиграл выборы. Его Анатолий Панфилович пропесочил как следует за поражение на выборах… Журавлёв спокойно ушел».

Прокурор О.Н. Степанова: «Говорил ли Журавлёв что-то о казаках, служивших в Вермахте?»

И.Г. Скоморохов: «Ничего плохого он не сказал. Я, как ветеран 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса и участник военных действий, заметил бы, если бы было сказано что-то негативное».

Судья Н.П. Егоров: «Велся ли протокол схода?»

И.Г. Скоморохов: «Нет, не было. Потом, годом позже, я узнал про протокол и читал его. Нельзя носить крест тому, кто написал такой пасквиль. В нем ложь, враньё! Протокол ведется в специальной тетради, а так, как он выполнен, так никогда протоколы не вели».

Третьим свидетелем защиты выступил участник схода 16 июня 2010 года Ю.А. Сухорученко. Он сообщил суду: «Велся или нет протокол, я не знаю, но рассматриваемый следствием протокол – не протокол. В нем нет ничего, что отвечало бы форме протокола схода. На сходе речь шла о земельном участке бывшего Зеленстроя, об этом и был разговор».

Адвокат Л.В. Новиков: «Были ли в речи Журавлёва высказывания националистического характера?»

Ю.А. Сухорученко: «Нет. Не было. В так называемом протоколе схода написана чепуха. Там одна фраза противоречит другой».

Судья Н.П. Егоров: «Говорил ли Журавлёв о выселении из города лиц кавказской национальности?»

Ю.А. Сухорученко: «Нет, никому не грозил… (пауза). Постойте! А где пострадавшие? (Осматривает зал суда). Пострадавшие где? Что-то я их не вижу в зале!».

Пользуясь тем, что свидетели И.Г. Скоморохов (ветеран Великой Отечественной войны) и Ю.А. Сухорученко (на момент схода председатель Совета стариков казачьей станицы «Верхняя») находятся в преклонном возрасте, гособвинитель всячески пыталась сбить их с толку, самыми иезуитскими расспросами проверяла их память, пыталась выставить их в невыгодном для защиты свете… Но сбить с толку бывалых казаков ей так и не удалось!

Следующее судебное заседание было назначено на 2 июля.

Слушатель на «процессе».

 

На снимке: В.А. Журавлев и И.Г. Скоморохов (справа).

 

(Продолжение следует).

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий