Сегодня: 27 ноября 7045, Четверг

«Мы делили апельсин,

Много нас, а он один»

                        (Песенка из мультфильма).

 «Градус вседозволенности и безнаказанности чиновников на местах уже дошел до того, что они не только плюют на предписания федерального министра, беззастенчиво врут президенту о повышении зарплат врачам, но и пытаются силой подавить недовольство медиков, запугать их», — пишет «АиФ» (№ 21, 2013г.). Примеров и доказательств по России множество. В нашем регионе ситуация несколько отлична от других субъектов страны – донцов запугивать нельзя. Себе дороже выйдет. Но чиновники от медицины, поддавшись всеобщей вакханалии, никак не могут придать своим действиям должное направление. Или разучились работать, или не научились ответственности. «АиФ-Ростов» сообщает:

«Прокуратура города Гуково направила в суд уголовное дело в отношении заместителя главного врача по экономическим вопросам Центральной горбольницы Наталии Чупраковой, обвиняемой в мошенничестве. Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры Ростовской области.

По версии следствия, обвиняемая имела доступ к сведениям об общей экономии фонда зарплаты работников больницы и распределяла между ними премии. При этом большую часть премии сотрудники по заранее достигнутой договоренности отдавали Чупраковой.

С каждой начисленной премии заместитель главного врача получала от 5 до 10 тыс. рублей в зависимости от подлежащей выплате суммы. Всего с марта 2011 г. по август 2012 г. она таким образом похитила около 3 млн. руб.».1

С кем делилась доходами предприимчивая экономистка — осталось тайной, но несложно предположить, что вряд ли она на протяжении многих месяцев водила за нос свое начальство. По сведениям той же газеты «АиФ», зарплаты рядовых медработников и администраций отличаются в 10-15 раз! «За вожделенную двадцатку нам надо вкалывать на две-три ставки», — говорит врач-кардиолог из Смоленска. Ну… если говорить о новочеркасской БСМП, то рядовой медперсонал именно так и работает – за двоих, а то и троих, но вожделенной двадцатки не получает никто. Из рядовых.

Что же происходит в БСМП с начислением заработной платы?

Официального ответа по проводимым проверкам так до сих пор еще нет, но некоторые факты всё же позволяют озвучить кое-какие предположения. Одно из них касается именно премирования. Ни для кого не секрет, что укомлектованность кадрами в БСМП едва ли дотягивает до 50%. Это значит, что фонд заработной платы используется ровно настолько, насколько «забито» штатное расписание. То есть, средства, заложенные на полный комплект, используются лишь частично. Если точнее – очень частично. Неиспользованные деньги составляют экономию фонда заработной платы. Именно эти сэкономленные средства из неиспользованной заработной платы и составляют размер средств, полагающихся на выплату премии по итогам календарного года. Это прописано в Коллективном договоре: «Источником премирования является экономия фонда заработной платы в пределах планового фонда оплаты труда на конец календарного года, остатки резервного фонда и «фонда главного врача»». Для большинства сотрудников БСМП – это полное откровение, потому что ни о какой премии по итогам года они и слыхом не слыхивали. Между тем, «Ответственность за распределение премии внутри структурного подразделения возлагается на его руководителя», — говорится в том же Коллективном договоре.

Премия по итогам года – не единственный источник материального стимулирования работников БСМП. Каждое из направлений имеет четкое документальное обоснование и алгоритм начислений и выплат, равно как и лишений премий – частичное или полное. Деньги в этом обороте крутятся очень немалые, а каков контроль за их использованием – «суди по плодам», как сказано в Библии. Последний «урожай» поспел совсем недавно, когда премировали 30 человек медицинских сестер. Рядовые «пчелки», опыляющие цвет, приносящий «ягодки», в число премированных не попали. Некоторые возмущались и даже задавали вопросы своим руководителям о критериях отбора кандидатур. Естественно, непонятно людям, за какие заслуги получила премию в три тысячи рублей медсестра, которая грешит употреблением спиртных напитков на рабочем месте. А что таковые есть – сам главврач Ю.А. Сёмин сказал на общем собрании, где мне пришлось присутствовать. Именно слова главврача, о том, что он-де настоятельно советует любителям выпить не делать этого на работе, расширили спектр нашей заинтересованности особенностями жизнедеятельности БСМП. Это что же получается? Медсестра, заступающая на сутки, эдак вечерком накатит стакашек-другой горячительного и… спьяну возьмет, да и перепутает медикаменты. А если кровь не той группы вольет больному?.. А если под градусом не только медсестра, а еще и доктор. Например, хирург…  Кто может поручиться за то, что подобное периодически не случается в БСМП, если главврач Сёмин так спокойно и обыденно говорит о том, что пьянство на работе в БСМП имеет место быть?

«Мне бы такой работы,

Шобы поменьше работать.

Начальником могу!».

            (Яшка-артиллерист, из кинофильма «Свадьба в Малиновке»).

Возникает вопрос: а что вообще делает в БСМП главврач Сёмин? Распределяет премии? А что он делал в БСМП в должности начмеда в недавнем прошлом? И кто-кто нынче начмед в БСМП?..

Именно начальник медицинской части по долгу службы отвечает за то, чтобы в больнице было чем и кому лечить, чтобы пациентам и персоналу было комфортно и безопасно.

Не поднимаясь до реанимации, начнем с первого этажа.

Приемный покой: грязь, вонь и полное отсутствие положенной информации для пациентов. Травматологический пункт БСМП: единственный топчан, где помещаются два, от силы три человека, одна пара костылей и одна коляска, которые появились там не так уж давно, кстати, после вмешательства «ЧЛ». Но, пара костылей проблемы не решила. Люди с травмами выстаивают в очереди часами, потом чуть не ползком добираются до рентген-кабинета, где тоже выжидают стоя!  Начмед и главврач Сёмин считают, что это нормально?

А может быть, по мнению Сёмина, модернизация здравоохранения подразумевает массовые закупки оборудования, на котором дозволяется работать несертифицированным специалистам? По нашим сведениям, в БСМП на сегодняшний день находится большое количество современного оборудования, даже аппарат для гемодиализа (искусственная почка). Только работать с ним персонал никто и нигде не обучал. «Метод научного тыка», видимо, считается приемлемым для главврача Сёмина. Эндоскопические аппараты тоже есть в большом количестве. Вот только целевые средства как-то так расходовались, что на аппараты хватило, а на расходные материалы – уже нет. Например, аппендицит методом эндоскопии можно удалять только при наличии специальных контейнеров, которых нет в БСМП. Контейнеров нет, а аппендициты удаляют. Может быть, это происходит потому, что хирурги не имеют разрешительной документации на проведение таких операций? И, может быть, главврач Сёмин просто не в курсе?.. Увы и ах! Периодически он получает сигналы от работников БСМП о том, что происходит в подразделениях больницы. Но реакция главврача настолько замедленная (если вообще бывает), что безобразия множатся и множатся, жалобы пациентов тоже. Не растет только заработная плата сотрудников, которые вынуждены работать в нечеловечески тяжелом режиме, не получая при этом положенных по закону денег.

«Резать к чертовой матери!

Не дожидаясь перитонитов!»

            (Из кинофильма «Покровские ворота»).

Изредка кто-нибудь из сотрудников БСМП, отчаявшись дождаться справедливости, пытается влиять на процесс с помощью бюрократической машины. Пишет работник заявление на имя главного врача с просьбой оплатить выполненные им сверхурочные работы в полном объеме, отдает заявление старшей медсестре или относит в приемную. Всё. Квиток приходит как расплата за излишнюю доверчивость. В нем все те же мизерные цифры. Тут события развиваются по двум сценариям. Первый, он же самый распространенный, — работник, в очередной раз утершись от административного «плевка», вздыхает, дает себе слово найти другую работу и уйти к чертовой матери из этого…(далее следует ненормативная лексика). Второй сценарий нетипичен и приносит администрации много хлопот: уставший быть рабом работник начинает выяснять судьбу своего заявления. Оказывается, на нем стоит резолюция: «Оплатить частично». И в следующий раз, когда начальство обращается к работнику с просьбой отработать еще за пару-тройку сотрудников, он говорит: «Да щаз!». К сожалению, таковых работников абсолютное меньшинство. Тем докторам и медсестрам, которые обслуживают количество больных, в несколько раз превышающих нормы, можно посочувствовать. А за тех больных, которых обслуживает в несколько раз меньше медиков, нужно бояться!

Неужели ситуация патовая? Отнюдь. Патовой она станет, если еще хоть какое-то время руководство БСМП будет так же уверено в своей неприкосновенности и безнаказанности. Беспорядков в БСМП настолько много, что и без всяких комиссий понятно — руководство со своими обязанностями не справилось. А мизерная заработная плата рядового персонала заставляет предположить, что кому-то возможно выгоден кадровый дефицит: чем больше дефицит, тем больше экономия. Чем больше экономия – тем больше премиальный фонд. А премии, как мы уже поняли, в БСМП выплачивают далеко не всем.

Остается последний момент в данном материале, который хотелось бы озвучить. Позиция руководителя управления здравоохранения Т.В. Гудковой также позволяет предположить, что ее все устраивает в нашем здравоохранении. Татьяна Васильевна в силу отсутствия медицинского образования, возможно, слишком легко принимает на веру все, что слышит от руководителей медучреждений. И слишком легко соглашается с их позицией, не утруждая себя лишней заботой жестко контролировать порученное ее заботам ведомство. Им хорошо вместе – сёминым и гудковым. Тепло и спокойно. И не колышет их, что из-за таких, как они, в стране уже о здравоохранении говорить не приходится. Как сказала одна мудрая женщина: «Нет у нас здравоохранения. Есть платные медуслуги и… бесплатная инквизиция».

Но, к счастью, до тех пор, пока среди  медиков находятся люди чести, готовые биться за чистоту профессии, можно и нужно верить, что процесс обратим. И, чем больше медиков в это поверит, тем быстрее порядок будет восстановлен. Главное – не дожидаться перитонита – там и до сепсиса недалеко. Опасный отросток чем быстрее отсечешь, тем легче выздоровеет пациент. Сегодня ситуация такова, что во многом от самих медиков зависит, будут ли они рабами, заложниками системы, планктоном для хищника или, наконец, вспомнят о том, что человеческое достоинство никто у нас отнять не в силах. Выбор за ними – бояться или бороться.

Ирина Гаврилова.

Пока верстался номер

В прошлом номере мы рассказывали о хирурге БСМП Глазырине, его работе в г. Сальске и о том, что в управлении здравоохранения 23 мая состоялось заседание комиссии по разбору рапорта заведующего хирургическим отделением именно по поводу Глазырина и качества его работы.  Комиссия не сочла нужным отстранить Глазырина от операций. Глазырин продолжает  оперировать больных по сей день.  Обратились к главврачу БСМП Сёмину Ю.А. за комментариями по этому поводу. Очень хотелось узнать вердикт, вынесенный комиссией. Сёмин отказался разговаривать с нами и по телефону, и лично. Так и сказал: «Я что, обязан вам рассказывать?»  Откройте Закон о СМИ, Юрий Александрович! Обязаны. Да и когда скрывать нечего,  от комментариев не прячутся. Руководителя управления здравоохранения Гудкову ищем, чтобы задать тот же вопрос. Буквально сидим на телефоне  с самого утра…

(Продолжение следует).