Сегодня: 28 ноября 9952, Пятница

Ветром воли из Сальских степей

 В прошлом номере «ЧЛ» мы писали о том, что недавно скончался прооперированный в хирургии БСМП пациент. Ситуация странная, если не сказать загадочная, поскольку, как нам стало известно, операция была проведена без ведома заведующего отделением. Мы обещали читателям, что узнаем, где до Новочеркасска работал врач, прооперировавший больного по собственному желанию и без согласования с руководством, чем он отличился на прежнем месте работы, и назовем его имя. Обещания надо выполнять.

Не так давно, но, как оказалось, достаточно для того, чтоб наследить в истории (болезней), в новочеркасской больнице скорой медицинской помощи появился врач-хирург по фамилии Глазырин. Очень скоро этот доктор оказался в таком фаворе у руководства больницы, что ему доверили исполнять обязанности заведующего хирургическим отделением на период болезни Ю.В. Бахмутского. Исполнял он их целых полгода. Ну, о причинах большой любви главврача Сёмина к Глазырину речь пока не идет – может, учились вместе, может, друзья с юности, может, точки соприкосновения нашлись… Сейчас нас интересует качество оказываемых хирургом Глазыриным услуг.

Пару месяцев назад узнали мы историю про чудом выжившую пациентку, которую после операции, проведенной методом эндоскопии, выписали домой в состоянии, далеком от выздоровления. Женщину не отпускали боли, поднималась температура. Как оказалось, операция была проведена некачественно – кровил сосуд после удаления желчного пузыря. Спасло больную то, что родные были вооружены грамотным консультантом, который научил, как и в какой тональности, в каких выражениях с применением профессиональной терминологии следует объяснить лечащему врачу его ошибки и масштаб их последствий.

Женщину спешно вернули в отделение и даже вылечили. Кто из хирургов вел эту больную, мы пока не знаем, но город маленький – узнаем еще. Не Глазырин ли? «Почерк» похож. Но как, говорится, не пойман – не вор. Не назван – не герой нашей публикации.

Вернемся к герою. С помощью коллег из города Сальска узнали, как работал врач Глазырин в районной больнице Сальского района.420

В 2009 году в газете «Сальская степь» вышла  статья, в которой хирург Глазырин – главное действующее лицо. Там тоже умер пациент после ряда оперативных вмешательств. Хирург Глазырин провел операцию по удалению предстательной железы. Осложнения повлекли за собой еще три оперативных вмешательства. Спасти пациента не удалось. Ситуация была на жестком контроле у главы района, а в акте служебного расследования говорилось: «На амбулаторном этапе диагноз доброкачественная гиперплазия предстательной железы (ДГПЖ) не подтвержден объективными методами лечения. Направление в хирургический стационар не обоснованно. Объективные данные свидетельствуют об аденомной гиперплазии I степени, а выставляется диагноз ДГПЖ II-III степени. Ультразвуковые исследования предстательной железы не проводятся… В предоперационном эпикризе имеется запись: «Диагноз является показанием к плановому оперативному вмешательству». Диагноз сам по себе не может быть показанием к операции. Показанием является клиническое течение заболевания, эффективность или неэффективность ранее проводимого консервативного лечения. В процессе лечения и наблюдения за больным в послеоперационный период допускается множество ошибок».

Далее – отрывок из статьи в газете «Сальская степь»: «Комиссия предложила администрации больницы принять административные меры к медицинским работникам, лечившим Николая Ш. У врача А.В. Глазырина клинико-экспертная комиссия затребовала объяснения, но он отказался их давать и покинул заседание комиссии. На тот момент Николай Ш. в крайне тяжелом состоянии находился в реанимации. А 21 сентября скончался. И тогда уже свою проверку начал Сальский межрайонный следственный отдел при прокуратуре. Сам А.В. Глазырин дал следователю подробное объяснение, суть которого можно свести к следующему: все действия предпринимались в соответствии с поставленным диагнозом, но, увы, результата не было. В перечень проверочных мероприятий, помимо опроса всех причастных лиц, входит изъятие медицинской документации и её направление для проведения служебной проверки в Минздрав области. По результатам этой проверки будет назначено исследование в отделе сложных экспертиз БСМП-2, которое продлится не один месяц. В случае установления вины А.В. Глазырина его действия подпадают либо под ч. 2ст. 293 УК РФ — халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека (лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового), либо под ч. 2 ст. 109 УК РФ, — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ограничение свободы на срок до трех лет либо лишение свободы на тот же срок с лишением права заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового)…»

 На нет и суда нет?

Чем закончилось «дело» — всем понятно. Глазырин работает в Новочеркасске.

А в Сальске помнят и историю об умершей после операции по поводу холецистита двадцатипятилетней девушки. Хирург был все тот же. Но уголовного дела тоже не было – причинно-следственной связи не обнаружили следственные органы. Зато руководство района видимо, посчитало, что совпадений слишком много, а здоровье и жизни жителей слишком дороги. Наверное, поэтому врач-хирург Глазырин с тех пор там не работает. Ну, а в Новочеркасске пока еще ни его биографией, ни особенностями врачебной практики никто не заинтересовался. Не хочется думать, что причиной всему кадровый дефицит. Будем считать, что просто недостаток информации.

Мы уже рассказывали о том, что заведующий хирургическим отделением Ю.В. Бахмутский писал рапорты о случившемся и главному врачу БСМП Ю.А. Сёмину, и и.о. начальника управления здравоохранения Т.В. Гудковой. Юрий Викторович рапортовал о том, что необходимость в оперативном вмешательстве была весьма спорной, если не сказать надуманной, а заполнение карты больного свидетельствует о недостаточной компетенции врача. Как похожи ситуации, не правда ли? Администрация города поставлена в известность, и мы с нетерпением ждем результатов.

Только что нам стало известно, что 23 мая ожидается заседание врачебной комиссии по рассмотрению упомянутого рапорта. Любопытно, что одним из членов комиссии, по нашим сведениям, является врач Евгений Орлов, знакомый нашим читателям по прошлым публикациям. Прошедший суд (решение суда есть в редакции, и мы к нему еще вернемся), где Орлов полностью признал свою вину в получении взятки, не стал фактором, сдерживающим доверие к моральному облику и профессионализму врача. Его отношение к некоторым больным и их родственникам, о котором мы также писали, – тоже. Либо руководство БСМП и управления здравоохранения по советам профессора Преображенского газет не читают, либо всё еще уверены в своей полной неприкосновенности. Надеемся, что городские власти более внимательны и к прессе, и к кадровой проблеме здравоохранения. Потому что только в этом случае горожане могут надеяться на то, что положительный образ медицинского работника будет реанимирован путем большой генеральной уборки.

 Чисто там, где не сорят

 Хорошее выражение, которое одинаково справедливо и в прямом и в переносном смысле. Доктора, оставившие свой светлый след в истории нашего здравоохранения, всегда будут живы в памяти благодарных пациентов. О том, как они работали, ходят легенды. Нынешние же их коллеги имеют в своих рядах тех, про кого скажут: «Наследил так наследил!». При том что сор из избы у нас выносят крайне неохотно (таково ложное представление о чести мундира чиновников от здравоохранения), зачастую получается, что виновные не только остаются безнаказанными, но их даже и не ищут. Вот очередная история, связанная с БСМП. Длится она без малого два года…

15 июля 2011 года в приемный покой БСМП с травмой ноги поступила гражданка А. Что происходило в атмосфере и в стенах больницы в тот злополучный день, останется тайной, но между моментом поступления больной и проведением медицинских мероприятий прошло около двух (!) часов. После того, как был вправлен вывих травмированного колена, еще через три часа было обнаружено, что кровоснабжения стопы нет. Утром в присутствии вызванного из Ростова специалиста по сосудистым заболеваниям была проведена операция. В отделении реанимации, куда больную перевели, состояние ноги становилось всё хуже – пациентка не чувствовала её, жаловалась на слишком тугую повязку, а через некоторое время ногу вновь разрезали – был сильный отек.

Через сутки женщина почувствовала гнилостный запах. Медики успокоили – так лекарство пахнет. Муж пациентки просил разрешить перевозку жены в Ростов, но врачи убеждали его, что всё под контролем.

После второй операции мужчина обратился в министерство здравоохранения области, и только после этого смог забрать жену из БСМП. В Ростове ногу уже не спасли. Сегодня 42-летняя женщина, мать троих детей – инвалид. На протяжении двух лет они с мужем бьются за то, чтобы было открыто уголовное дело по факту случившегося. Долгие месяцы они ждали результатов экспертизы, которая, в конце концов, дала заключение о том, что причинно-следственная связь между действиями врачей и причиненным вредом здоровью всё-таки есть. Казалось бы, теперь дело, наконец, откроют, виновных определят и накажут. Не тут-то было. Следствие думает над вопросом, по какой статье УК возбуждать дело. А думать, видимо, есть над чем. Если по 293-й (халатность), то срок исковой давности до 5 лет. Тогда виновные действительно будут наказаны. Если по статье 118-й (причинение вреда здоровью по неосторожности), то срок исковой давности истекает 15 июня сего года. Через месяц то есть. До сего дня ответа семье А. от следствия нет. Подробности этой истории на страницах нашей газеты непременно появятся, как только мы получим комментарии от руководства Следственного управления.

Потребность в генеральной уборке в рядах медиков назрела давно. Она необходима не только нам, пациентам, но и тем работникам здравоохранения, которые служат своей профессии верой и правдой. Они достойны того, чтобы рядом с ними не было тех, кто с легкостью пренебрегает профессиональной и человеческой совестью. От такого бесстыдства до преступления – всего полшага.

 Ирина Гаврилова.

 (Продолжение следует).