Сегодня: 18 апреля 2249, Среда

 Имя одного из основателей Музея истории донского казачества, его первого директора Х.И. Попова известно достаточно хорошо. Фамилии других первопроходцев, причастных к его возникновению, позволило назвать изучение архивных документов.

Егор Андреевич Ознобишин. Этим именем подписаны многие отчеты, докладные записки, обращения к должностным лицам, повествующие о ходе создания музея. Благодаря этому человеку многие интересные экспонаты попали в музей. Более того, именно Егор Андреевич вместе с секретарем Статистического комитета  ОВД А.М.Савельевым не только впервые еще в середине 60-х годов ХIХ века поднял вопрос о необходимости организации музея в Донской области, но и составил программу «…для собирания предметов, могущих быть помещенными в проектируемый Донской музей».

Что известно об этом незаурядном человеке? Родился он в 1837 году, 17 лет начал обучаться в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Через четыре года стал вольнослушателем Императорской Академии художеств.

Работа Е.А. Ознобишина в Донской области началась в 1866 году после смерти цесаревича Николая Александровича, личным стипендиатом которого он был. В это же время слепнет его отчим штаб-ротмистр Д.П. Безобразов. Для того  чтобы содержать семью, Егор Андреевич поступает на службу в Новочеркасскую войсковую гимназию и Мариинский институт учителем рисования и чистописания.

По заданию директора народных училищ Области войска Донского С.С. Робуша он выезжает с инспекциями народных училищ в хутора и станицы Дона: от Новочеркасска до Урюпина. Итоги этих поездок превзошли себя! Ознобишин получает благодарность начальства за тщательно и точно выполненное поручение. А увиденное пробуждает в нем огромный интерес — и это станет делом всей его жизни! —  к донскому казачеству, его быту, истории, природе, архитектуре.

Так появляется серия зарисовок старинных церквей, казачьих жилищ, типов донских казаков. Отосланные в Академию художеств рисунки обратили на себя внимание ее Президента, Великого князя Владимира Александровича; тот выражает желание видеть продолжение начатой работы. Что позволяет Егору Андреевичу в течение пяти лет «объездить всю Область войска Донского по всем направлениям оной для срисовывания древних церквей, которые в числе 110 листов-рисунков по приказанию Президента Академии художеств хранятся в древнехристианском музее Академии».

В 1869 году 40 листов ознобишинских портретов местностей и сцен народной жизни от лица гимназии подносятся Наследнику.  А еще 45 рисунков Егор Андреевич  выполняет для московской политехнической выставки по отделу донского рыболовства, виноградарства и сельского хозяйства. Как писал он сам, все эти работы привели к более подробным исследованиям по населению Донского края, «указали на несостоятельность теоретических выводов некоторых историков, предполагавших, что донская военная община преобразовалась из безнравственного сброда отверженцев благоустроенного общества». Обширная публикация в 14 номерах газеты «Донские войсковые ведомости» (1874-1875гг.) содержит интересные выводы об особенностях архитектуры старинных донских церквей и жилищ донских казаков, ведения сельского хозяйства и т.д. За этот труд автор избирается членом-сотрудником Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

В Новочеркасской гимназии Егор Андреевич прослужил десять лет, до 1876 года. Как раз в это время — с 1872 по 1878 годы — здесь обучается И.И. Крылов, определенно не без его влияния ставший впоследствии известным живописцем. Затем Ознобишина переводят в Ростов-на-Дону, где он преподает в Реальном и Техническом училищах. Весьма неплохое получаемое жалование позволяет ему и помогать своему семейству, и продолжать этнографические и исторические изыскания, правда, уже не с такой интенсивностью, как раньше.

Но интерес к истории донского казачества был настолько огромен, что Ознобишин отказывается от должности заведующего новым Радищевским музеем в Саратове. Оставляет он и работу в Ростове-на-Дону, уйдя на меньшее жалование инспектором народных училищ по Хоперскому и Усть-Донецкому округам Области войска Донского.  Постоянные командировки позволяют ему и выполнять непосредственные обязанности, и продолжать изучение истории Войска донского, вести работу с местными жителями, объясняя важность сохранения предметов старины.

Сыграли свою роль и предварительно напечатанные и разосланные в станицы и хутора брошюры и программы организации будущего Донского музея. Впоследствии многие семейные реликвии, найденные на усадьбах, станут  предметами будущей коллекции.

Среди них немало раритетов: грамоты с личной подписью Александра I, иконы, кожаная посуда,  медные образки и складни, рукописные книги 17 века, кольчуга, насеки, многое другое. Нельзя не назвать и знаменитый ионийский кувшин 7 в. до н.э. в виде головы быка, подаренный отставным полковником  М.В. Калединым. Здесь также оказались собранные кости доисторических животных, окаменевшие деревья, гербарий растений донской земли.

В 1890 году Ознобишин выходит в отставку. Тремя годами раньше он был избран действительным членом Статистического комитета ОВД и числился в списках до 1907 года, когда ему было уже 70 лет. Все это время он не прекращал большой общественной деятельности по созданию Донского музея. Но когда решение об открытии было окончательно принято администрацией Области войска Донского, Егору Андреевичу не нашлось  места в этом учреждении.

На сегодняшний день, увы, пока  не удалось обнаружить  сведений ни о месте его рождения, ни о дате смерти, ни о месте захоронения. Но потомки должны знать и помнить  имя Егора Андреевича Ознобишина, человека удивительной активности и энтузиаста, большого патриота, сделавшего немало для сохранения и развития образования и культуры Донского казачества.

 Людмила Крайсветная, научный сотрудник Музея истории донского казачества.