Сегодня: 20 апреля 0628, Воскресенье

«Что имеем, не храним, потерявши, плачем» — гласит русская пословица. В нашем случае, слава Богу, хранили. Людям, правда, не показывали. А потерять теперь можем за милую душу. Правда, потеря в Новочеркасске обернется приобретением для всей России.
«Невероятно, но в Новочеркасске, собравшем уникальную коллекцию произведений искусства, никогда не было и сегодня нет художественного музея. И потому даже специалисты не знают о хранящихся в городе сокровищах. Так случилось и с картиной «Распятие» Николая Ге, ради которой на Дон высадился десант исследователей из Третьяковской галереи». Так прокомментировала недавнее открытие журналистка центрального телевидения.
Еще в 1961 году тогдашний директор музея истории донского казачества писал искусствоведам Государственной Третьяковской галереи, что в новочеркасском музее с 20-х годов хранится картина «Распятие» Николая Ге. Письмо прочитали … через 50 лет! К письму была приложена только маленькая черно-белая фотография, поэтому сейчас специалисты Третьяковки попросили новочеркасских коллег прислать макрофотографии деталей картины, подписи, оборотной стороны холста и рамы. Возможно, обнаружилась та самая картина, о которой художник писал Льву Николаевичу Толстому!
Сейчас идет работа над выставкой «Что есть истина?», приуроченной к 180-летию со дня рождения Николая Ге, в Государственной Третьяковской галерее. Поэтому искусствоведы располагают достаточно большим количеством материала, дающего возможность в результате исследований определить, действительно ли найденная в Новочеркасске картина принадлежит перу известнейшего художника.
По словам куратора выставки Татьяны Карповой, в 1884 году Николай Ге начал работать над Страстным циклом и писал Толстому, что задумал 2 картины. Одна — «Распятие», а другая — в преддверие наступающего страдания. Возможно, «Распятие» — какой-то первый вариант картины «Голгофа», находящейся в Третьяковке. «Мы подобрали целый ряд аналогов, в том числе посмотрели подписи. Вот подпись нашей экспертируемой картины «Распятие», а это — с картины «Петр Первый допрашивает царевича Алексея». Как они похожи!» – говорит Татьяна Карпова.
Для окончательного установления истины предстоит провести рентгенографию полотна. А новочеркасские историки пытаются установить, как в наш музей попала эта картина, как пережила она катаклизмы истории – революцию, войну…