Сегодня: 17 июня 2884, Суббота

Кто «заказал» 2-ю школу?

Либо в прокуратуре Новочеркасска работают некомпетентные люди, либо они выполняют социальный заказ. Можно, конечно, сделать и третье предположение – что они действительно стоят на страже Закона и честно борются с нарушителями. Лично мне хотелось бы верить в это, но последние события выбивают почву из-под ног!
17 ноября прокурор г. Новочеркасска В.Г. Ткаченко подписал постановление о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении начальника управления образования города Н.К. Беликовой. Грозный страж порядка усмотрел в ее действиях состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.57 КоАП РФ – нарушение или незаконное ограничение предусмотренных законодательством РФ в области образования прав и свобод обучающихся и воспитанников образовательных организаций либо нарушение установленного порядка реализации указанных прав и свобод. Конкретно Наталья Константиновна обвиняется в том, что она не организовала надлежащее содержание муниципального образовательного учреждения – школы № 2, не создала условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья учеников.
На простом, понятном всем русском языке эта юридическая казуистика звучит так: Беликова не отремонтировала аварийную 2-ю школу и разрешила детям проучиться там всю первую четверть.
Позволю себе поспорить с прокурором: это не первый прокурор на моем счету, предшественники Василия Гавриловича порой даже принимали мои доводы, а прокурор области В.А. Кузнецов, лично меня выслушав, здорово помог в борьбе с коррупцией в прошлой администрации. К слову, Валерий Алексеевич сам учился когда-то в нашей, новочеркасской, школе № 2.
Наверное, работники новочеркасской прокуратуры не ходят на выборы. Иначе они бы знали, что 14 марта в нашем городе избрали нового мэра, а затем набрали новую команду чиновников. И мэр А.И. Кондратенко, и начальник управления образования Н.К. Беликова ранее в администрации не работали. Зато там трудились их предшественники — генерал Волков и полковник Панкратов, которые хорошо знали состояние 2-й школы. Еще в 2006 году это учебное заведение было под угрозой закрытия прямо в середине учебного года. Школа могла остаться без лицензии, т.к. Госпожнадзор не давал «добро» на использование здания с подвальной угольной котельной. 27 февраля 2006 года Панкратов вынужден был подписать гарантийное письмо: «Управление образования администрации г. Новочеркасска гарантирует вынос подвальной угольной котельной МОУ СОШ № 2, ул. Александровская, 112-а, до конца 2006 г. Мэром города принято решение о дополнительном выделении 1,4 млн. руб. на выполнение работ по выносу котельной».
Умному человеку ясно: за такие деньги работы не выполнить. Но если даже эта сумма была выделена, где она? И почему вышеуказанные генерал с полковником не получили жесткую «плюху» — от бывшего прокурора Н.Г. Радюкина (я-то знаю, что В.Г. Ткаченко у дел недавно)? Ведь, если верить Волкову с Панкратовым, школа № 2 признана аварийным объектом еще в 2007 году. А как не верить, если они письмом информировали об этом министра общего и профессионального образования Ростовской области И.А. Гуськова 16.07.2009 г.? Впрочем, бывает и министров дурят. Почему я так думаю? Да потому, что в 2008-м в другом письме Волкова-Панкратова 2-я школа значилась объектом в «предаварийном» состоянии. При этом и в 2008-м, и в 2009-м годах уважаемые отставники ссылались на одно и то же техническое заключение, выданное ООО НПП «Гран-91» в 2007-м! Только в одном письме оно звалось «техзаключение об аварийности», а в другом – просто «техническое заключение». Прочувствуйте разницу.
Удивительно, но школа № 2 не была признана аварийной и спустя три года – в июне 2010-го! ООО «Строительно-производственное управление» сделало весьма осторожное предварительное заключение о техническом состоянии строительных конструкций здания: «Выявленные дефекты стен и перекрытий, ВОЗМОЖНО, не обеспечивают безопасную эксплуатацию здания».
Рекомендации по безопасной эксплуатации здания были скромны, как 1 сентября первоклассники: необходимо проведение второго этапа обследования, а на его период в местах нависания элементов штукатурки установить ограждения с хорошо видимыми знаками, ограничить доступ людей в помещение котельной. Школярам в котельной, понятно, делать нечего, а значит их безопасность надлежало охранять только знаками. До получения второго, окончательного заключения.
Но отвлечемся от истории, заглянем в прокурорское постановление, вынесенное в отношении Н.К. Беликовой.
«Проверка показала, что в 2007 году…», — издалека начинает прокурор и излагает уже знакомые нам фразы из технического заключения ООО «Гран-91». И обвиняет Беликову во всех грехах управления образования, совершенных до ее вступления в должность. Впрочем, и позже тоже: «Вопросы осуществления капитального ремонта здания общеобразовательного учреждения оставались неразрешенными до октября 2010 года, денежные средства на эти цели не выделялись».
Не буду открывать прокуратуре финансовые истины, которые знает любой депутат-первогодок, скажу только: в 2010 году город живет по бюджету, принятому в 2009-м – при «старых» мэре и Думе. Беликова в прошлом году (не работая еще в управлении образования, не будучи депутатом) никак не могла повлиять на выделение денег для ремонта 2-й школы. А прокуратура могла!
3 сентября 2009 года судья Новочеркасского городского суда Д.Н. Григорьев вынес решение по иску прокурора г. Новочеркасска к МОУ СОШ № 2, которым обязал администрацию школы выполнить мероприятия по обеспечению пожарной безопасности, в том числе – вынести из подвала расположенную там угольную котельную. И что же? Котельная и ныне там — решение суда не выполнено. Прокуратура настойчивости не проявила, между тем налицо «угроза жизни учащимся, работникам и иным посетителям МОУ СОШ № 2», как указал судья.
Н.К. Беликова оказалась виноватой в том, что школа с 1 сентября по 29 октября этого года осуществляла образовательную деятельность – то есть ребята учились, а педагоги учили их целую четверть – до получения заключения по результатам второго этапа обследования. Заключение появилось: «Выявленные дефекты стен и перекрытий, находящихся в аварийном состоянии, не обеспечивают безопасную эксплуатацию здания и создают угрозу жизни и здоровью людей». Немедленно Беликова издала приказ о приостановлении деятельности школы № 2. Истины ради скажем: занятия во 2-й школе шли до 1 ноября, но ведь техническим заключением предписывалось не в 24 часа «с вещами, на выход», а «ограничить доступ людей в помещения школы и по периметру здания» — без указания срока. Учебный процесс не был сорван, ребята благополучно доучились до конца четверти, а после каникул сели за парты в других школах: конституционное право несовершеннолетних на образование, вопреки утверждению прокурора, не было нарушено.
В постановлении прокурора есть, по моему мнению, два ляпа, с которыми просто стыдно идти в суд (а именно мировому судье будет передано данное постановление).
Ляп первый: почему к ответственности привлекают начальника управления образования? В постановлении конкретно указано, что ответственность за создание необходимых условий для учебы, труда и отдыха обучающихся образовательных учреждений несут должностные лица образовательных учреждений (ст. 51 Закона «Об образовании»). Но управление образования – не образовательное учреждение! Образовательное учреждение – это школа № 2, а ее возглавляет директор. И фамилия его – не Беликова. (К чести директора школы № 2 Т.Г. Карповой тут следует сказать, что в сложившейся ситуации ее вины тоже нет: много лет она едва ли не ежедневно писала письма в разные инстанции с просьбой отремонтировать школу и вынести из подвала котельную).
Ляп второй: чем были нарушены или незаконно ограничены права и свободы обучающихся школы либо нарушен установленный порядок реализации этих прав и свобод? Тем, что ребята не потеряли ни одного дня занятий? Тем, что школу № 2, наконец-то, обследовали по совести и практически выбили у области деньги на капитальный ремонт? Тем, что здание не продано частным лицам? Тем, что она получит лицензию на право ведения образовательной деятельности и аккредитацию – документы уже в работе?
История со 2-й школой очень напоминает чей-то заказ. Распустили слухи, взбудоражили родителей. Собственно, жалобы многих родителей сводились именно к тому, что школу (аварийную!) закроют, а детей переведут в другие учебные заведения. «Да, в здании образовалась трещина, но эту проблему можно решить стяжкой здания», — писали члены родительского комитета в «Новочеркасской неделе». Махали руками народные избранники разных мастей и партий… Некто Юрий Семенов писал в той же «Новочеркасской неделе»: «По странной причине кому-то захотелось поставить школу на ремонт в зиму… Страшилки про угольную котельную… Сначала речь вели, что котельная угольная, под школой, представляет собой опасность, 50 лет не представляла… В уголках нашей огромной страны еще столько много объектов, отапливаемых дровами, углем…». Просто хочется Юрия Анатольевича послать переговорщиком к судьям, прокурорам, труженикам Госпожнадзора…
К слову, узнав, что школу на самом деле никто продавать не собирается, что на ремонт будут выделены деньги, родители учеников, в общем-то, успокоились. Большинство из них – здравомыслящие люди, я познакомилась с ними в 2006 году, когда над школой № 2 действительно нависла реальная опасность – быть проданной (мне пришлось об этом писать). Мама десятиклассницы Насти Е.А. Мотькина сказала мне на днях: «В том, что произошло, нет вины ни Кондратенко, ни Беликовой. Все проблемы возникли и годами не решались еще до них. А сейчас наши дети просто стали заложниками политических спекуляций».
Прошу учесть вышесказанное господину прокурору.