Сегодня: 29 января 2229, Четверг

Как-то раз «Новочеркасская неделя» написала: «Мы готовы публиковать статьи самых разных политических сил, общественных организаций и просто читателей, не нарушающих российского законодательства, без цензуры» («НН» №13, от 03.07.2010 г.). Я с надеждой прочитывал номера 15, 16 и 17 этой газеты, но статей от «самых разных политических сил» так и не обнаружил. «Неделя», почему-то, не предоставляет слова КПРФ, ЛДПР или «Яблоку». Может быть, простым гражданам повезёт больше? Воодушевлённый готовностью редакции «НН» без цензуры публиковать любые не нарушающие российское законодательство откровения, я взялся за перо, написал статью, а потом позвонил в редакцию еженедельника.
— Барамзес, казаки! – поздоровался я. – Можно ли поговорить с главным редактором, господином Полуполтинных?
— Здравствуйте, — ответили мне женским голосом. – Как вас представить?
Представьте меня в «Мерседесе» — хотел предложить я, но передумал и честно сказал: — Да я простой читатель… Политфантом…
Мои слова произвели магический эффект. Повисла пауза, в телефонной трубке раздались непонятные звуки. Включают аппаратуру, хотят меня засечь, как в американском «кине про шпиёнов»? – размечтался я, но неудачно. Просто секретарь переключила меня на телефон шефа.
— Здравствуйте, Вольдемар! – приветствовал я его, — Политфантом говорит.
— А-а-а, Фантомас! Добрый день, — обрадовался мой собеседник. — Вы к нам по какому вопросу?
— Да вот статейку написал. Хочу у вас опубликовать.
— У нас?! – изумлению главреда не было предела. – Ммм… Мы согласны. Если сам принесёшь.
– Я-то принесу, — заскромничал я, — да только меня потом унесут из вашей редакции. Вперёд ногами. Я же знаю, как ваша гоп-команда меня любит. Давай я лучше по электронке текст вышлю.
— Э… Ну… Нет. Это невозможно. Сам пойми: наш заказчик не оценит твою статью,- был мне ответ.
— А кто ваш заказчик? – прикинулся я веником.
— Так я и сказал… И вообще: нет у нас никакого заказчика! Мы независимая газета. У нас тираж 30 тыс. экземпляров. И реклама.
— Чушь какая-то, слушать противно! Вы свою «Неделю» бесплатно раскладываете в почтовые ящики. А ведь её ещё надо напечатать, а она у вас вся цветная, да и тираж – 30 тыс. экземпляров. Ты думаешь, я не знаю, сколько это стоит?! А в 15-м номере вообще рекламы не было. Так что без богатого заказчика вам никак не обойтись. Фамилию не подскажешь? – не терял я надежды.
Надежда угасла на корню:
— Да пошел ты… — нервно ответил Вольдемар, указав мне направление на «Лавочку».
— Волик, не ругайся, — как мог, успокаивал я своего разнервничавшегося собеседника, — на «Лавку» не наезжай. У Надтоки все печатаются: Карабед, Журавль, даже я. У неё свобода слова. А в «Неделе»?! Ась? Впрочем, я всё понимаю: бизнес есть бизнес, ничего личного. Вам заказали травить Кондрата, вы и травите. Хотя, на мой взгляд, Кондрат молодец: не ворует, от откатов отказался, энергосбытчиков победил в интересах граждан, распределение муниципального заказа сделал прозрачным. За что вы его поливаете? За свалку? А разве он ничего не делает? Я сам видел, как её вертолёт тушил и песком засыпали. Этой свалке много лет. И не Кондрат её устроил. Но он пытается решать проблему. А вы ему мешаете, палки в колёса вставляете. Зачем?
— Э-э-э, Фантом, мне всё равно. Мне платят, я поливаю. Не платят — не поливаю. Кушать хотца, – честно сказал Вольдемар. Я оценил признание и перевёл разговор на другую тему:
— Так что там насчёт моей статейки? Тиснете в 18-м номере?
— А про что статья?
— Бронебойный суперэксклюзив. Выступление Лены Надтоки в суде, по иску почётного гражданина Арсеняна. Она там так отжигает! Обхохочешься. Ара, конечно, продул дело.
— Фантом! Ты прикалываешься? Не будем мы это публиковать!
— Жалко… Ну ладно, я этот материал в «Знамя коммуны» пристрою. Ждите. Город должен знать правду. Уж я об этом позабочусь. А вы, всё-таки, обманщики: говорите, что всех публикуете, и всё врёте. Не буду с такими дружить! – обиделся я и повесил трубку.