Сегодня: 27 февраля 6753, Пятница

С одной из ведущих актрис Казачьего драматического театра Натальей Лебедевой мы разговаривали в её гримёрной. Позади был напряженный день с выездным спектаклем, сбором коллектива, очередной репетицией новой постановки, и лишь шум, доносившийся с улицы в приоткрытое окно, нарушал установившуюся в театре тишину.
— У каждого человека свой путь к главному делу в его жизни, к тому, ради чего этот человек появился на свет. Каким этот путь был у Вас?
— Я сама из Георгиевска Ставропольского края, — отвечает Наталья Юрьевна, — о сцене мечтала всегда. После школы окончила Ростовское культпросветучилище, отделение режиссуры народного театра. Потом год проработала в одной из театральных студий в Ростове. Студия прекратила своё существование, и я вернулась домой. С мечтой о театре я почти рассталась. Необходимого для работы на профессиональной сцене образования у меня не было, и возраст критический для поступления — 22 года. Дело в том, что в театральные вузы принимают женщин до 22-х лет, мужчин — до 25-и. Дело здесь в психике. Установившемуся, зрелому человеку будет очень трудно принять условия актёрской профессии, стать пластичным, податливым материалом в руках постановщика. И вдруг я узнаю о том, что в Новочеркасском театре набирают вспомогательный состав. Это был мой последний и единственный шанс попасть на сцену. В Новочеркасске мне сказали, что взять меня могут, но жить здесь негде, и гарантий никаких. Надо было что-то решать, и я решилась. Первые годы в Новочеркасске были очень трудными, но все трудности компенсировались сознанием того, что я работаю в театре, я — на сцене. И это было счастье.
Дебютным спектаклем для Натальи стала комедия «Необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Сначала её занимали в массовых сценах, потом пошли первые маленькие роли. Скоро роли стали побольше, и, наконец, первая, по-настоящему серьёзная работа — Элен Келлер, слепоглухонемая девочка в спектакле «Сотворившая чудо». Но как играть рёбёнка, у которого полностью отсутствует контакт с внешним миром?
— Мы репетировали полгода, ездили с режиссёром в интернат, где воспитываются слепоглухонемые дети, общались там с педагогами, наблюдали за детьми… Было очень трудно, но спектакль получился, и его до сих пор помнят зрители. У нас однажды репетировался эпизод потасовки моей героини Элен и её воспитательницы. Дело было на втором ярусе декорации, на почти не огороженной площадке. Мы сцепились с моей партнёршей, работаем на самом краю, и вдруг осветитель из своей будки кричит нам: «Да держите её, она же не видит, она упадёт, она же слепая!» И я поняла, что роль, которой было отдано столько сил, у меня получилась.
Пьеса «Сотворившая чудо» шла в начале девяностых. Тогда Наталья была студенткой первого набора филиала Ярославского государственного театрального института им. Ф.Волкова, открытого при Новочеркасском театре. С тех пор прошло немало времени. Наталья Лебедева сыграла много ролей, создала много запоминающихся образов: Катрин из спектакля «Снег над нашей любовью», Устинька в «Женитьбе Бальзаминова», Кекка в «Кьёджинских перепалках», Королева из «Стакана воды», перечислять можно долго. Один из таких образов — монахиня Иоанна в драме «Пьемонтский зверь» по пьесе А. Курейчика.
— Иоанна живёт в каком-то своём мире, в воображаемой стране Рез, где нет зла, где царит добро. Но вокруг неё идет реальная жизнь, в которой бушуют вполне земные страсти, и все для неё заканчивается трагически. Эта роль требовала особого настроя, особого подхода, особых сил, и тем она ценна для меня, — признаётся Наталья Лебедева, — я не могу играть вполсилы, нельзя себя беречь…
— Что для Вас театр? Ремесло? Искусство?
— Для меня это образ жизни, — отвечает Наталья, — театр — это как монастырь или тюрьма. Здесь действуют свои законы и правила, которым ты должен полностью подчиняться. Искусство, действительно, требует жертв. Для нас это некий замкнутый мир. Мы проводим здесь весь день. Рядом с нами на сцене работают наши супруги, за кулисами растут наши дети. Иначе нельзя. Полная самоотдача, полное самоотречение.
— Ради чего всё это?
— Меня часто об этом спрашивают. Я слышу реакцию зрителей, чувствую, как весь зал замирает или взрывается смехом и аплодисментами на мою реплику или мизансцену, и это для меня самое ценное. Ради этого артист и выходит на сцену, ради этих мгновений идет на все жертвы.
— А нет ли у Вас некой зависти к актёрам, играющим в кино, снимающимся в популярных сериалах?
— Зависти нет. Конечно, каждый съёмочный день очень хорошо оплачивается, но в смысле профессионального мастерства кино и театр друг от друга очень далеки. Театр — это всегда живое искусство, а кино — результат монтажа, спецэффектов, раз и навсегда зафиксированные на плёнке эпизоды. Театр — идеальное место для актёра. Здесь он получает возможность испробовать себя в самых разных образах и примерить на себя разные характеры. Сейчас, например, я готовлю роль Гека Финна в новой постановке нашего театра по «Тому Сойеру». Я всегда мечтала сыграть бомжа, такого босяка, и эта возможность мне предоставляется.
— И Вам легко будет почувствовать себя мальчишкой?
— Когда однажды мы играли сказку «Маленькая колдунья», одна из взрослых зрительниц спросила у администратора обо мне: «А вот эта девочка, она студентка первого или второго курса?» А я уже почти 20 лет на сцене, и моему сыну Грише 11 лет! — смеётся Наталья Лебедева, — для любого образа важно найти подход. И ещё. Чтобы человек понимал театр, надо его воспитывать с детства. Поэтому наш театр очень серьёзно относится к сказкам, к детским спектаклям. Сказка должна быть красивой, чтобы театр всегда оставался для ребёнка чудом. И дети — эта такая публика, которую никак не обманешь.
— А можно научить актёрству? Или надо с этими способностями родиться?
— Можно не научить, а научиться, но и способности должны быть обязательно. Самое главное — воображение и фантазия человека. Ведь на приёме комиссия не басни слушает, не монологи, а оценивает подвижность психики абитуриента, его способности к быстрому перевоплощению, реакцию на какие-то предлагаемые обстоятельства.
— Кто Ваши любимые актёры?
— Инна Чурикова, Алиса Фрейндлих. Мне нравятся актрисы, которые могут быть разными. Из актрис нашего театра меня просто изумляет Валентина Ивановна Иванкова. Мне всегда интересно наблюдать за ней и работать в одном спектакле. Мне очень нравится Александр Иванович Иванков. Он очень дотошно работает над ролью и неизменно достоверен в любом образе. Великолепен на сцене наш художественный руководитель Леонид Иванович Шатохин. У нас был спектакль «Гоген», где он играл главную роль, я много раз смотрела его и всегда восхищалась. Он актёр редкого дарования.
— О чем мечтается?
— Хочу играть здесь до конца своих дней. Именно в этом театре. Надеюсь, что когда буду уж совсем старенькая, для меня найдётся самая маленькая, пусть даже бессловесная роль. Больше мне ничего не надо. Сцена — это смысл моей жизни. Театр — мой дом, моя большая семья. Я мечтаю только о работе.
Сейчас Наталья Юрьевна работает над новой ролью в постановке «Дом сумасшедших» по пьесе Эдуардо Скарпетто, играет во многих спектаклях театра: «Стакан воды», «Пьемонтский зверь», «Синяя птица». Кроме этого, оформляются документы для присвоения Наталье Лебедевой звания Заслуженная артистка Российской Федерации.
row['name']