Сегодня: 27 февраля 8793, Суббота

«Один атом ругался матом, и за это его исключили из молекулы».
Из записных книжек Михаила Светлова.

13 марта в микрорайоне Молодежный произошли события, которые стали причиной жалобы кандидата в депутаты гордумы от КПРФ Владислава Журавлева прокурору области В.А. Кузнецову. Чтобы не было кривотолков, приводим его текст целиком.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Журавлёв Владислав Александрович, являющийся зарегистрированным кандидатом в депутаты Городской Думы г. Новочеркасска по одномандатному избирательному округу №2, 13 марта 2010 года в 7 часов 30 минут стал свидетелем незаконного задержания гр. Галактионова Александра, Гетманцева Николая и Мельникова Евгения, которые находились в моём доме по моему приглашению с 20.00 10 марта 2010 г. и с 11 марта 2010 г. работали членами участковых избирательных комиссий с правом совещательного голоса в избирательных участках №44, 45 и 46 г. Новочеркасска соответственно, назначенными кандидатом на должность мэра г. Новочеркасска Кондратенко А.И.
Ежедневно в течение 11-13 марта Галактионов А., Гетманцев Н. и Мельников Е. выезжали для работы в данных избирательных комиссиях и по закрытию данных избирательных участков возвращались обратно в мой дом.
Галактионов А., Гетманцев Н. и Мельников Е. осуществляли предусмотренное законом наблюдение на соответствующих избирательных участках, которые также относятся к избирательному округу №2 по выборам депутатов Городской Думе, где я являюсь зарегистрированным кандидатом в депутаты Городской Думы.
13 марта 2010 года в 7 часов утра я и моя мать Журавлёва Валентина Викторовна заметили присутствие сотрудников милиции вдоль улицы, на которой расположен наш дом и предположили, что планируется незаконная акция по срыву контроля за голосованием.
13 марта 2010 года в 7 часов 30 минут Галактионов А., Гетманцев Н., Мельников Е. и я, Журавлёв В.А. вышли из дома, после чего на углу улиц Транспортной и Лесной были задержаны сотрудниками милиции.
Из нескольких сотрудников милиции по нашей просьбе представился только старший опер. уполномоченный Мандрыгин, который отказался показать своё служебное удостоверение.
В качестве причины задержания Мандрыгиным было указано на совершение некоего уголовного преступления, которое он расследует и по которому опрашивает возможных свидетелей и подозреваемых.
Я поставил в известность участвовавших в задержании сотрудников милиции, в том, что задерживаемые лица являются членами участковых избирательных комиссий и следуют для исполнения своих обязанностей, что их задержание должно быть обоснованным в соответствии с их статусом. При этом задерживаемые предъявили паспорта и удостоверения членов избирательных комиссий, заверенные печатями данных комиссий.
Когда я понял, что перед сотрудниками милиции была поставлена задача любой ценой задержать членов участковых комиссий Галактионова А., Гетманцева Н., и Мельникова Е., я обратился с просьбой взять меня в милицейский участок вместе с задержанными, так как задержанные находились со мною в течение последних двух суток, на что мне было в грубой форме отказано.
Никаких причин для задержания Галактионова А., Гетманцева Н., и Мельникова Е. мною не усматривается, так как по возращении из избирательной комиссии данные лица находились у меня в доме и никуда не отлучались. Их задержание готовилось заранее, как я предполагаю, с целью незаконного ограничения контроля за тремя избирательными участками, на которых я баллотируюсь в депутаты и на которых накануне ночью и в это время производились незаконные действия членов комиссии, факты по которым мною сейчас устанавливаются и будут представлены позже.
Прошу провести необходимую проверку изложенных мною фактов и принять предусмотренные законом меры реагирования на грубые нарушения прав граждан и избирательного законодательства, дать мне ответ по существу моего обращения.

В.А. Журавлёв.

Дальнейшее развитие событий было такое. Галактионова, Гетманцева и Мельникова привезли в суд, и мировой судья Касьянова И.Н. быстренько «впаяла» ребятам по двое суток ареста за то, что каждый из них «громко беспричинно выражался грубой нецензурной бранью в общественном месте». Интересно, если бы они выражались «причинно», Касьянова смягчила бы наказание? Кстати, и сами слова, которые милиция и судья посчитали «грубой нецензурной бранью», не вошли в протокол об административном правонарушении, поэтому судить об их «грубости» и «нецензурности» никак не возможно, а жаль, потому что я, филолог по образования, постоянно делаю для экспертные заключения о наличии или отсутствии в выражениях ненормативной лексики. А вдруг ее там вообще не было?!!
Галактионова, Гетманцева и Мельникова выпустили из тюрьмы 15 марта, аккурат после выборов. То есть в качестве наблюдателей на округе, где баллотировался В. Журавлев, они не работали. Журавлев в Думу не прошел. «Помогли» ему в этом, можно предполагать, судья Касьянова и доблестные милиционеры. Кстати, почему последних рано утром у дома Журавлева на Молодежке оказалось целых восемь на двух автомашинах, можно только догадываться.
15 марта на пресс-конференции в Областной избирательной комиссии моя подруга, известный журналист, в недавнем прошлом собкор «Новой газеты» Анна Лебедева попросила председателя Облизбиркома Сергея Юсова прокомментировать задержание в Новочеркасске трех членов избирательной комиссии с совещательным голосом, на что тот ответил: «Есть решение суда. Они нецензурно выражались и были задержаны милицейским патрулем». Лебедева возразила: «Дело было в 7.30, и ребята направлялись в комиссию». И напомнила, что этот прием применяли при задержании членов «Другой России», готовящихся в 2007 году выйти на «Марш несогласных»: в разных точках Ростовской области одновременно были задержаны разные люди, вдруг начавшие нецензурно выражаться!