Сегодня: 18 апреля 0777, Понедельник

«Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов», — говорил немецкий политик Отто фон Бисмарк еще в 19-м веке. Интересно, а, по мнению читателей, сейчас что-нибудь изменилось?

1. И ЛЮДИ В КРУЧИНЕ ПРИ СВЕТЕ ЛУЧИНЫ…
Строчу в потемках, быстро, почти на бегу, потому как свет в любое время могут выключить совсем, и тогда писать мне будет как-то не с руки.
Не знаю, как у других, а у нас газ каждую зиму поступает едва-едва – холода, разбор большой, и мы уже привыкли. Только теперь еще одна напасть: сначала думала, что туман вокруг или может что с глазами! Потом стала сетовать на качество энергосберегающих ламп. Затем сильно испугалась, что микроволновая печь сломалась. А когда стиральная машинка сделала свою «грязную» работу медленнее, чем я бы постирала эти же вещи вручную, с той поры я стала подозревать что-то неладное…
Компьютер включаться отказался. Он не виноват, видно, как он старается, но напряжения для беспрерывной работы запитанных электричеством приборов не хватает. Вот и свет настольной лампы снова зловеще помигивает. Тут не обошлось без влияния сил, но вряд ли потусторонних.
«Напруга» в проводах особенно сильно падает к вечеру, когда все приходят домой, зажигают огни, подключают отопительные устройства. Но веские ли это помехи для нормального гуляния по проводам электроэнергии? Окончательно портить себе настроение гаданиями о чьем-либо беспределе совершенно не хочется, но все же ненароком подумалось, что недавно выстроенная на соседней улице сауна, именуемая гордо «оздоровительный комплекс», согревая своих посетителей, регулярно отбирает у нас последнее.
В конце января в надежде на торжество справедливости мы звали дяденьку из электрических сетей. Может он рассудит. Специальным прибором сотрудник «Донэнерго» произвел контрольный замер уровня напряжения. В акте, который он нам любезно предоставил, указано «еще высокое» — 175 В, а несколько дней назад где-то рядом (в нашем же квартале) было вообще 163 В. По совету проверяющего на следующий день мы звонили в аварийную, просили принять меры. Ждем, может с наступлением тепла бешеная растрата тока прекратится. Пока ничего не меняется, а требовать с аварийной выполнения обязательств и обещаний не хватает воли, ведь мы каждый день, оставшись после работы без нормального освещения, впадаем в анабиоз.
Один только телевизор стойко отдает нам свет и тепло голубого экрана. Однако на жизнь я не жалуюсь, я лишь не перестаю удивляться некоторым ее обстоятельствам.

2. У КОРОВ ПОГОДА НЕЛЕТНАЯ
Думаю, не ошибусь, если скажу, что нынешняя зима как никогда часто дает повод почувствовать себя коровами на льду. Виновных же в такой беде обычно поминаешь именами других парнокопытных. Год Быка по всем меркам уже закончился, так как китайский год Тигра 14 февраля уже наступил. Вроде как настала пора перестать скользить и падать. И все же чувствовать себя грациозной кошкой на ледяных буграх наших улиц почему-то не получается.
По моим наблюдениям, мужчины падают реже, чем женщины, дело скорее не в ловкости, а в площади сцепления с поверхностью земной коры, то есть в размерах ног. Я не исключение из правил, скажу даже больше, наглядное подтверждение не только моих предположений, но и закона всемирного тяготения. Всю зиму я ходила… нет, данный глагол не отражает действительности! Я ерзала, перекатывалась, шаркалась и с ужасом представляла, как поскользнусь и, замахав крыльями, полечу до земли, а перед глазами вся жизнь за это время пронесется. На деле же оказалось земля намного ближе, а падать гораздо быстрее, и главное больно-то как! Когда на Платовском проспекте я невзначай пикировала и плюхнулась набок, даже пикнуть не успела, зато после приземления все же помянула, но не важные фрагменты своей жизни, а некоторых обитателей зоофермы. Потом опомнилась и жутко обрадовалась, что ушиблась, потому что отлично знаю как бывает – даже при, казалось бы, несерьезном падении на пятую точку можно не на шутку пострадать.
Но дело не в моем везении, а в том, что я увидела вокруг. Мимо пробирались измученные прогулкой люди, которых совершенно не удивил «отдых» кого-то из прохожих на льду. Некоторые смотрели под ноги, другие по сторонам с единственной целью – подыскивая, за что им придется цепляться. Все катились сосредоточено и молча, чтобы лишний раз не отвлекаться по пустякам. Лишь один гражданин представительной наружности приостановился и рассудительно вспомнил: «Раньше начальник скажет, и все идут чистить».
— Начальников много, — подумала я. — Соответственно чистить некому.

3. ТАК ЛЮДИ НЕ ЖИВУТ, ИЛИ БУДЬ ОСТОРОЖЕН ВСЯК ТУДА ВХОДЯЩИЙ

Муниципальное общежитие №1, расположенное по адресу: улица Свободы, 17 (Соцгород) и впрямь может претендовать на первенство по разрухе и полному развалу.
Первое с конца оно, я думаю, и по безопасности для жизни людей, его населяющих.
Ох, и нелегкая судьба у этой общаги! Сначала она была НЭВЗовской, потом передали ее городу и вроде (не без стараний жильцов) стали потихоньку приводить в пригодное состояние. Теперь же туда только экскурсии устраивать — заграничных туристов пугать.
После нелицеприятных отзывов становиться вечером визитером я не отважилась, да и днем, узрев действительность, подумала: «Так люди не живут».
— Живут, живут! Человек 350, причем в большинстве семейные с маленькими детьми, – убедили меня жильцы.
Но даже когда мимо просеменила молодая женщина с малышкой за ручку, я своим глазам не поверила. Тогда мне предложили совершить поэтажный променад.
По «хоромам» меня повела Любовь Эдуардовна, и чем выше мы поднимались, тем больше становилось вокруг ее соседей – братьев и сестер по несчастью.
По коридорам и лестничным пролетам разгуливал ветер, который прорывался в заклеенные полиэтиленом окна. Гулять нам никто не мешал. Площадь коридоров просторная, хоть танцуй, хоть концерты устраивай. Есть даже комната, в которой раньше собрания проходили, только и она заброшенно-разрушенная. И крупное, вроде основательно выстроенное здание как будто бесхозное, чем очень привлекает незваных гостей.
— Тут такие толпы каждый вечер, с ними связываться страшно. А ходить школьникам со второй смены каково? – хором рассказала колонна жильцов.
Ходить в одиночку, как мне кажется, там нельзя не только детям. Чтобы пробраться в душевую на первом этаже, надо выдержать серьезные испытания.
— Я выхожу из душа, а за углом мужик лежит. Труп — думаю. Подошла посмотрела — бомж спать устроился, – поделилась впечатлением «гид».
— А почему замков нет на душевых? – спросила я.
— Мы-то их ставим, а кому делать нечего, приходят и выламывают.
Жильцы рассказывают разное и про драки с молодежью, и про салюты с фейерверками прямо внутри здания, и про постоянные попойки, и про наркоманов, и про то, что устали жаловаться, получая в ответ в лучшем случае обещания. Я им охотно верю, потому как подтверждающих их рассказы фактов насмотрелась предостаточно.
Люди тщетно замазывают полуобвалившиеся стены яркой краской — это мало похоже на ремонт. И зря заклеивают потолки пенопластовыми панелями, так не удержишь то, что кусками отваливается почти на голову. В комнатах общего пользования все почернело от плесени. А в коридорах сыплется не только штукатурка. Трещины обширные и глубокие — на каждом этаже.
— Когда дождь или снег тает, из них течет вода, подставляем ведра. А если зальет проводку? – переживают «общежители».
Оказывается, еще совсем недавно (года три назад) все было не так. А теперь здесь — проходной двор, не охраняемый, увы, никем.
— Хотя бы вахтера, чтобы с шести вечера до шести утра дежурил. А днем уж мы сами как-нибудь, – просят жильцы.
— И что же сделает бабушка на вахте. Неужели поможет? – спросила я.
— Раньше тут у нас цветник был, люди мимо ходили и на окна любовались. Напротив входа сидела вахтер, с определенного времени закрывала дверь, пускала только своих после стука. У нее был телефон, и милицию всегда можно было вызвать. Везде чистота, порядок и свет горел. А сейчас…
Главный довод для отказа в ремонте – в этом общежитии много должников.
Жители не отнекиваются, что должников среди них действительно немало (вроде около 30 процентов), но что же делать тем, кто исправно платит?
Почему не содействуют с вахтой, вообще не понятно. Как мне кажется, постоянно латать разбитые стекла, закладывать оконные проемы кирпичами и устранять другие нетерпящие отлагательств ежедневно появляющиеся поломки выходит еще дороже.
Почти все жильцы согласны оплачивать работу вахтера из своего кармана, и уж точно каждый, кто трезво существует в этих условиях, опасается за здоровье свое и близких. К тому же размышляют «общежители» еще и о возможности пожара.
Вдруг кто-то из ночных посетителей захочет немного погреться и разведет костерок? Правила пожарной безопасности там соблюдать нечем и некому.
Огнетушителей нет, запасные выходы закрыты. И краны на противопожарной системе свинчены.
— Это в каком-то смысле к лучшему, – опережая мой вопрос поясняет «экскурсовод» Любовь Эдуардовна. — Хотя бы не затопит общежитие, как это было уже не раз, и не будет вода рекой течь на электрические щитки.
Конечно, я не пожарник, не электрик, не сантехник и точно диагноз износостойкости поставить тоже не могу. Но любой, кто в общагу заходит в здравом уме, видит, что обстановка там, мягко говоря, аховая.
Прошу прощения у читателей за животрепещущие подробности, но без них мой репортаж будет не полным. Я удирала из этого заброшенного места без оглядки. Глаза мои вылезли на лоб. Хотелось скорее помыть руки. В носу застрял аромат общественного учреждения, тот, что сопровождал большую часть путешествия по катакомбам, а в голове созрела и повисла череда вопросов (некоторые из которых скорее риторические):
— Что будет с этим зданием через несколько лет?
— Чего добиваются жилищно-коммунальные службы? Может, ждут, чтобы стенка отвалилась? Может быть, они хотят, чтобы жильцы не выдержали и разъехались? И что тогда? В Соцгороде появится пустой, забытый нормальными людьми, наводящий на прохожих ужас объект или в очень удобном месте недалеко от ДК НЭВЗа отстроят какой-нибудь мега-супер-пупер торговый центр: а что – площадь-то позволяет!
Вот только конкретных ответов на все свои «что» и «может» найти я так и не сумела.

P.S. Когда автор этой статьи уже вернулся с задания, из муниципального общежития № 1 ей передали несколько документов из обширной многолетней переписки жильцов с чиновниками. Жильцы писали мэру, прокурору, президенту Российской Федерации: не сокращайте обслуживающий персонал общежития (вахтеры, уборщицы, комендант), отремонтируйте канализацию и водовод (полностью пришли в негодность), верните душевые (их продали под жилье), оборудуйте санузлы (3 унитаза на 100 человек)… «Наверху» обращения брали на контроль, а отвечали на них работники «Жилремонта», Департамента городского хозяйства и мэр А.П. Волков. Все они жаловались на отсутствие финансирования и бодро рапортовали жильцам, что «обслуживающей организацией были выполнены следующие виды работ…».
Сегодня в общежитии живут и мучаются малообеспеченные слои населения. В их числе – медработники, педагоги, пенсионеры. Их обделили многим, но не забыли «охватить» предвыборными листовками: «общежители» — тоже электорат. Прочитают они и цветную агитку мэра Волкова, призывающего голосовать за него снова, под лозунгом: «Интересы жителей – мои интересы!»… Поверят ли?