Сегодня: 29 января 9633, Суббота

Говоря о различного рода зависимостях человека, специалисты все чаще употребляют термин ПАВ (психоактивные вещества). Это подчеркивает изменения, происходящие в характере существующих и возникающих проблем, а также в отношении к ним в обществе.
На наши вопросы ответил главный нарколог г. Новочеркасска Александр Елкин.
— Александр Николаевич, изменилась ли городская статистика, связанная с употреблением наркотиков, за последние несколько лет?
— Да, и в лучшую сторону. Показатели наркомании падают уже 5-й год подряд. Заболевает меньше людей, уменьшается и общее число учтенных больных. С 2002 по 2008 год количество состоящих на учете снизилось почти на 100 человек. Число случаев оказания помощи наркозависимым значительно уменьшилось и в амбулаторной, и в стационарной службах. Если у нас раньше ежедневно 10-15 наркозависимых находились в стационаре и им оказывалась помощь, то сейчас – 1-2 человека, и на приеме — вместо прежних 40 человек — единицы.
— А с чем это связано?
— Я точно знаю, куда они девались. Всех наркозависимых можно разделить на 4 части. Одна часть – это те, кто умер. Вторая часть находится в местах лишения свободы. Эта часть сейчас усиленно растет. Третья часть переключилась на алкоголь и превратилась в действующих алкогользависимых граждан. А четвертая часть, самая небольшая, но самая продвинутая, ушла в реабилитационные центры, монастыри, различные церкви. Они там спрятались от общества, от наркотиков, от себя.
— Эта информация касается уже известных видов наркотиков. Появляются ли новые формы наркозависимости?
— Нет. Каналы опия-сырца сейчас хорошо перекрыты в Афганистане, Иране, на границе с Таджикистаном. Работает госнаркоконтроль. Эта структура имеет большие полномочия. И это хорошо. Конопля, как была, так и остается, ее ведь не выведешь, поскольку это часть природы. Социальный вред она наносит гораздо меньше, чем, например, героин. Эти, названные мной два вида наркотиков, остаются. Марихуана, конечно, преобладает. Другие наркотики, такие, как кокаин, просто недоступны нашим потребителям по цене. Случаи его потребления выявляются преимущественно у людей из богемных кругов, но это эпизодические явления. Другие наркотики не «приживаются» у нас. Их производство либо нерентабельно здесь, либо на них нет спроса.
— А зависимость от употребления медикаментов выявляется?
— Сейчас ужесточается контроль за отпуском лекарственных препаратов. Список сильнодействующих препаратов, которые можно купить без назначения врача, в очередной раз сузился. Уже остались 2 или 3 вида таблеток, содержащих кодеин, которые еще можно как-то использовать в наркотических целях, и то они не удовлетворяют потребителей, поскольку их нужно принимать в большой дозе, чтобы достичь нужной степени опьянения. К тому же, у таких препаратов имеются побочные эффекты, осложнения. Мы выявляем такие случаи эпизодически, но они не являются массовыми.
— Можно ли утверждать, что профилактическая работа, проводимая образовательными учреждениями, СМИ и др. структурами, дала свои результаты?
— Конечно, здесь все вместе повлияло. И ужесточение государственной политики, и укрепление государственных границ, и введение американских войск в Афганистан, и организация службы госнаркоконтроля, и ужесточение фармацевтического рынка. В том числе свой вклад внесли профилактическая работа и социальная реклама. Оценить результативность каждой структуры в процентах невозможно, да и не нужно. За последние 10 лет мы прочитали несколько тысяч лекций, в которых приняли участие около 60 тысяч детей (школьников, студентов). У них, наверняка, что-то отложилось в сознании.
Сегодня быстро изменяются жизненные стандарты, система ценностей. Люди, наконец, поняли, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Раньше в головах был кризис, люди занимались саморазрушением. Сегодня молодежь считает, что наркотики мешают достижению результатов, успехов. Их прием не соответствует современным стандартам.
— Мы все время говорим с вами о, так называемых, тяжелых наркотиках. Не происходит ли замещение их разного рода энергетическими напитками и другими более легкими ПАВами?
— Происходит. С алкоголем, в отличие от наркомании, ситуация значительно ухудшилась. Природа не терпит пустоты, где-то убыло, значит — где-то прибыло. Общероссийская статистика ужасающа: 18 литров алкоголя на душу населения, включая детей, стариков, больных людей. И городская статистика не лучше. Растет число алкоголиков, тяжелых форм алкогольных психозов. Пьянство стало серьезной проблемой времени. При всей нашей озабоченности тем, что молодежь злоупотребляет пивом, основная доля зарегистрированных нами случаев алкоголизма приходится на взрослых, работающих людей, находящихся в самом расцвете сил (31-40 лет). Мы работаем в комиссиях по делам несовершеннолетних, с прокуратурой города и можем отметить, что в наше поле зрения попадают неблагополучные дети, которые были выявлены за распитием пива и других спиртных напитков. Как правило, после работы с ними только 1% из этих ребят становятся нашими пациентами, т.е. заболевают по-настоящему.
— Нужна ли сегодня профилактическая работа, направленная на преодоление употребления алкогольсодержащих напитков, энергетических напитков?
— Что касается энергетических напитков, то они содержат незапрещенное вещество — кофеин. Это очень специфический препарат, который может и не вызывать привыкания, но он, стимулируя организм, отнимает у него силы. Ночь потанцевав, потом два дня молодежь спит, в то время, когда нужно работать или учиться. В плане общего здоровья это, конечно же, действует разрушающе. Лекции по профилактике в данном случае будут не очень эффективны, а вот такие формы, как аутрич-работа, когда информацию доносят молодежные активисты, лидеры, которые работают с потребителями на своем уровне, могут принести ощутимые результаты.
— У нас в городе ведется такая работа?
— Я об этом не слышал. Но мы можем помочь в подготовке таким молодежным лидерам и организациям, кто хотел бы такую работу вести. У нас есть детский и подростковый нарколог, который обладает необходимыми знаниями и может оказать помощь в обучении. Есть даже специальная технология, разработанная за рубежом, — аутрич-работа.
— Учитывая ситуацию, необходимо сменить вектор профилактической работы в молодежной среде и обратить внимание на алкоголизм?
— Я считаю, что не нужно заниматься профилактикой алкоголизма, наркомании или, к примеру, заболеваний, передающихся половым путем, туберкулеза, подростковой беременности, уходов из дома или криминального поведения и т.д. – это все проявления одного и того же – социального неблагополучия. Вот его профилактикой и нужно заниматься. Корни всех названных проявлений – в отсутствии контроля во время формирования личности ребенка, отсутствии помощи во время вхождения его во взрослую жизнь. Если до пяти лет у ребенка не сложилось личностного ядра, то это может впоследствии проявиться и в воровстве, и в наркомании или каких-либо других асоциальных действиях. Мы знаем много хороших детей среди детдомовских воспитанников и много отморозков из вполне благополучных семей. Достаток семьи в данном случае не является гарантией благополучия, здесь проблемы психологического свойства. Каждого ребенка с 2 до 18 лет ежегодно необходимо подвергать комплексному экспериментально-психологическому исследованию, чтобы как можно раньше выявить отклонения и попытаться скорректировать их. Есть для этого специальные методики, тесты. Выявленным неблагополучием и надо заниматься. Детям, у которых нормальная наследственность, семья, хорошие экспериментально-психологические данные, специальная психологическая помощь не нужна.
— Кто должен проводить эту работу? Школьные психологи?
— Конечно, но не только они. Такая работа необходима и в школах, и в детских садах. Следует привлекать специалистов дополнительно из медицинских учреждений. В нашем городе достаточно квалифицированных психологов. Однако работа не ведется потому, что нет налаженной системы, которая бы обеспечила этот процесс в полном объеме. Необходима организация работы в масштабах города, система управления, финансовая обеспеченность такой программы. Важно, чтобы эта структура была межведомственной, поскольку каждая структура занимается проблемой на своем уровне, педагоги – на своем, врачи и милиция – на своем. Во Франции, например, существует организация «Локальная миссия», которая объединяет специалистов разного профиля. К примеру, если ребенок попал в поле зрения полицейского, то выясняется весь его «контекст» (условия жизни, учеба, здоровье и т.д.). Информация одновременно передается в другие службы, и ребенком параллельно занимаются несколько организаций. А у нас каждый занимается своим делом. Вот мы, например, взяли неблагополучного подростка, пролечили. На этом наша миссия закончилась, и мы его снимаем с учета. Но причины, по которым он к нам поступил, не ликвидированы. У него могут быть пьющие родители, низкий материальный достаток и так далее. Необходимо параллельно подключать правоохранительные органы, органы опеки и попечительства, решать вопрос о привлечении родителей к ответственности, выполнению своих обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка. Как правило, у таких детей и с обучением не все в порядке, необходимы дополнительные занятия. Здесь не обойтись без педагогов, дефектологов. Иначе все вернется назад или выльется в еще более тяжелые формы отклонений.
— Необходимость создания такой системы очевидна. Но пока ее нет, что же делать взрослым, чтобы уберечь детей от разного рода зависимостей?
— Быть внимательными родителями, уважать в ребенке личность и не стесняться обращаться к психологам, если сами не можете справиться с проблемами.
row['name']