Сегодня: 25 января 1258, Пятница

Параллельные прямые пересеклись в бесконечности: в 1962 из здания Атаманского дворца стреляли по демонстрации рабочих, а 46 лет спустя в нем открылась экспозиция, посвященная новочеркасской трагедии.

Торжественная церемония собрала в одном зале свидетелей июньского расстрела, представителей власти, музейщиков, журналистов, общественных деятелей. Радостное событие (а открытия экспозиции ждали очень давно) – это еще один повод вспомнить былое и подумать о будущем. «Наш Донской край славится своим героическим прошлым, но есть в нашей истории и совсем другие – трагические – страницы, – говорит заместитель главы администрации области Александр Бедрик. – Подтверждением этому является и новая экспозиция. Мне кажется очень символичным, что рядом с реликвиями боевой казачьей славы отныне будут храниться экспонаты, хранящие память об одном из самых кровавых событий донской истории. Прошло почти полвека, но боль тех, чьи родственники погибли тогда или были подвергнуты репрессиям позже, не стихает. Я уверен, что новая экспозиция станет для музея новым этапом развития. Потомки должны помнить: применение насилия по отношению к собственному народу недопустимо».

О том, что власть не должна стрелять по беззащитным людям, подчеркивают многие – президент Фонда Новочеркасской трагедии Татьяна Бочарова, мэр Новочеркасска Анатолий Волков, участница событий 62-го года Валентина Водяницкая, директор Музея истории донского казачества Светлана Сединко. Решение донского губернатора сочли мудрым буквально все: муниципальный музей, теснившийся в двух крошечных комнатках, давно нуждался в участии властей и возможности развиваться. Выделенные главой областной администрации деньги (более полутора миллионов рублей) такую возможность дали. «Тот факт, что экспозицию наконец перенесли, не может не радовать, – заявляет мэр Новочеркасска Анатолий Волков, – ведь это здание неразрывно связано с событиями, происшедшими на площади в июне 62-го. Кроме того, Атаманский дворец посещает очень много посетителей, и если экспозиция будет включена в экскурсию, об этой трагедии узнает гораздо большее количество людей».
В отношении к воплощению губернаторской задумки подобного единодушия – увы! – не наблюдается. Если художника-оформителя нового зала не похвалил только ленивый, то историческая составляющая экспозиции многих оставила неудовлетворенными. Хотя, по официальной версии, в одном зале воедино собраны экспонаты аж четырех организаций, наследие закрывшегося муниципального музея до сих пор хранится в опечатанном старом здании. «Первое впечатление – выставка очень скупа, – пожимает плечами Ирина Мардарь, член Фонда Новочеркасской трагедии. – Скупа на материалы, на экспонаты. В старом здании остались не только письма и документы, но и вещественные экспонаты, в том числе – предметы, найденные нами вместе с первыми захоронениями жертв расстрела. А ведь все это мы когда-то добывали по крохам, по частицам…» Вообще, напряженность в отношениях Фонда и руководства МИДК видна невооруженным глазом. Хотя многострадальный зал распахнул-таки двери для публики, страсти, кипевшие вокруг Музея памяти 62-го года на протяжении многих месяцев, не могут улечься по сей день.
Что до перспектив, то директор Музея истории донского казачества Светлана Сединко уверяет: скудость экспозиции – дело сугубо временное. «Все фонды муниципального музея будут переданы МИДК – соответствующее распоряжение из Москвы пришло буквально вчера. Все примем, еще раз осмотрим, обозначим темы. Кстати сказать, именно наш музей вытягивал эту ситуацию, выполняя распоряжение губернатора, и если бы процедура передачи фондов не затянулась, все эти предметы уже слились бы в одной экспозиции… Уверяю вас, тема новочеркасской трагедии обязательно будет включена в основную экскурсию. Я сама причастна к этой теме (я возглавляла первую комиссию по расследованию трагедии 1962 года) и уверена: наша главная задача сегодня – донести до посетителей правду об этих событиях».
Фото Николая Склярова
row['name']