Сегодня: 16 апреля 1162, Понедельник

В старом доме течет крыша. Ну и что, какая проблема? Никакой. Замазать дырки и положить пару листов шифера. Проблема в том, что живут в доме одинокие больные старики. Единственного помощника – внука – забрали в армию, и теперь помочь им некому.
Двухэтажный дом по улице Богдана Хмельницкого, 73, совершенно типичен для исторической части Новочеркасска. Справный особнячок начала прошлого века, переделанный в коммуналку. Потолки высокие, не дотянешься и со стремянки. В последние годы разросшееся перед фасадом дерево частью веток легло на кровлю. Шиферные листы раскололись, угол дома осыпался. В комнате № 7, где проживает пенсионерка Юлия Григорьевна Иванченко с мужем, потекла крыша. Вода капает с потолка на кровать, течет по стенам. Крышу надо чинить. Кому? Нанять людей старикам не на что. С января 2008 года начались их бесплодные хождения по инстанциям. Именно хождения, поскольку телефона у них тоже нет. А ходить приходилось далеко.
Директор бывшего домоуправления, а ныне частной фирмы «Жилремонт № 5» Виталий Махнычев одновременно руководит и «Жилремонт № 4», в конторе которого на улице Кавказской, 75, и держит свою штаб-квартиру. Там же ведет прием граждан по средам. После месяцев бесплодного общения с его подчиненными, просидев несколько часов в очереди, Юлия Григорьевна смогла попасть на такой прием 6 августа. Директор выслушал ее жалобу со всем вниманием, зарегистрировал в журнале, дал свой номер телефона и обещал вскоре прислать рабочих для ремонта. Не прислал. По указанному номеру телефона (5-09-05) в ООО «Жилремонт № 4» застать господина Махнычева можно лишь каким-то чудом, а чудес, как известно, не бывает. В чем по очереди убедились и журналисты нашей газеты, к которым со своей бедой также обратилась Юлия Григорьевна. В принципе, это не удивительно, ведь на плечах дважды директора лежат сразу два обширных и крайне проблемных участка города, где очень много домов аварийных, в которых жить попросту нельзя, не говоря уже о тотальной дряхлости почти всего жилого фонда. Дозвониться удалось на телефон доверия администрации города. 18 сентября 2008 года там зафиксировали жалобу и передали ее по принадлежности в отдел жалоб ДГХ. Но работники последнего, по их словам, связаться с В. Махнычевым также не смогли. На чем дело и застряло.
Забыли о текущей крыше? Да вроде нет. В самом начале октября от управляющей компании приехала вышка и часть веток на опасном дереве все-таки спилили. Но почему-то не все. Произошел скандал. Старики умоляли убрать и другую нависающую ветку, потом не выдержали еще одной обиды, стали ругаться с рабочим. У того нервы тоже не железные, плюнул и ушел, бросив на прощание: «Ты еще, бабка, побегаешь за мной!» Собственно говоря, вряд ли можно строго доказать, что все именно так и было, но почему-то верится. Не любят мастера-коммунальщики надоедливых и безденежных пенсионеров. Ну, ладно, теперь, когда крыша освободилась, можно ждать кровельщика. Ждать-то можно, причем довольно долго. Как автору этих строк неофициально пояснили в «Жилремонте» под номером 5, что расположен на конечной остановке трамвая, кровельщик у них только один, а кровель, нуждающихся в ремонте, очень много. Кроме того, кровельщик – тоже человек, он болел, лежал в больнице. Когда он починит крышу на Б. Хмельницкого, 73? Ну, возможно, до 15 ноября, при условии не слишком плохой погоды. А когда вообще в ноябре погода была хорошей?
Сказать по существу, вроде бы, больше нечего. Просто очень жаль стариков, одиноких беспомощных стариков. Они родом из той, прошлой жизни. Честно работали, исправно платили за «коммуналку», терпели нужду и верили в помощь родного государства, которая обязательно будет, надо только еще чуть-чуть потерпеть. Нет у них сил и здоровья приспособиться к жизни нынешней, к экономике рыночной. Впрочем, с двух мизерных пенсий все равно не разгуляешься. Стимулировать хозяйствующих субъектов нечем. Теперь они годами ждут пустякового ремонта, из последних сил ходят по коммунальным конторам с новыми вывесками и старым, абсолютно наплевательским отношением к людям. Им, скорее всего, и жить осталось всего ничего. Так неужели нельзя сделать, чтобы последние свои годы или месяцы им не приходилось плакать от горькой обиды. Ведь проблемы-то почти всегда пустяковые. Старики не просят новых благоустроенных квартир, хотя и заслуживают этого. Просто чтобы не текла над головой крыша, чтобы не чувствовать унизительной беспомощности перед людским хамством. Разве это невозможно?