Сегодня: 29 января 4892, Вторник

Премьера!

Если женщина проявляет характер,
про нее говорят: «Вредная баба».
Если характер проявляет мужчина,
про него говорят: «Он хороший парень».
Маргарет Тэтчер.

Внимание! Внимание! Спешите видеть премьеру сезона! На сцене Новочеркасского драматического театра опасный трюк — укрощение… строптивой девицы. И хотя это не цирковое представление, зрителям, пришедшим на спектакль, феерия, праздник и буффонада обеспечены.
На публике «Укрощение строптивой» уже опробовали. Первая «порция» зрителей посмотрела комедию Шекспира 17 октября.
В нашем театре, с нашими актерами, приглашенный нашим художественным руководителем Леонидом Ивановичем Шатохиным приезжий режиссер Денис Владимирович Кожевников временно стал не просто гостем, а соратником. Он «взял шефство» над труппой театра и за два месяца подготовил для новочеркасцев развлекательный, занятный, наталкивающий на размышление продукт. Это не тот случай, где зрителю представят классическую (в понимании большинства) постановку. Но, во всяком случае, написанная еще в конце шестнадцатого века история заставляет задуматься о войне полов и семейных состязаниях. В ней настолько метко подмечены сегодняшние нравы женщин, что диву даешься от злободневности увиденного. А слог стихов так тешит слух, что хочется после спектакля тоже говорить стихами и написать статью не в прозе, а чтоб читалась, как смотрелся сам спектакль.
Персонажи второго плана запоминающиеся, а главные герои сражают наповал бесшабашностью и некоторой (невзирая на уже известный сюжет и текст) непредсказуемостью действий.
Часть актеров уже вжились в образы, некоторые пока играются на сцене. Но все оправданно, ведь как сказал Леонид Иванович Шатохин, о качестве игры актеров и верном подборе ролей можно судить показе на десятом, до этого каждый спектакль будет разным, пробным и тренировочным.
А для тех, у кого после спектакля возникли сомненья в уместности приемов, используемых режиссером, и в принадлежности происходящего на сцене к произведению Шекспира, Денис Кожевников в целях разъяснения ситуации рассказал:
— Если тщательно изучить все работы шекспироведов, то именно такого рода театральные уловки — это и есть абсолютный Шекспир. Все сделано в законах шекспировского театра. Его произведения положено играть с костюмами того времени, когда рождается спектакль, тем же обусловлено присутствие современных вещиц и шлягерной музыки.
На расспросы о себе режиссер отвечать отказался (сказал, что биографию можно прочесть в Интернете), а на тему его с Шекспиром «сотрудничества» прореагировал так:
— Около пяти лет назад я уже ставил Шекспира — «Отелло». Поскольку это иное произведение – трагедия, выглядело все иначе, но позволительные для такого жанра принципы шекспировского театра я также использовал.
Журналисты все не унимались:
— Не кажется ли вам, что некоторые моменты в спектакле кто-то может счесть фривольными? Как растолкуете вы их право на существование?
— Ну, это уже дело сугубо личное, – парировал режиссер. — Раздетая строптивая Катарина по сегодняшним меркам может считаться даже слишком одетой, тем более она оказалась в панталонах случайно и вынуждено, спасаясь от натиска мужчины. И то, чем занимались за зонтиком Люченцьо и Бьянка, каждый додумывает сам, на самом то деле они там просто читали. Бесспорно, спектакль о любви, но если разобраться, о любви очень много произведений. Тем более комедия Шекспира — это карнавал, карнавал – жизнь, а жизнь — любовь. Все эти маленькие шалости не замануха для зрителя, а опять же настоящий шекспировский театр.
— Как приняли ваш замысел актеры? Насколько, по-вашему, уже понимают свои роли?
— Актеры пошли на контакт с интересом, а поэтому и с удовольствием. Конечно, еще есть к чему стремиться, например, нужно оттачивать владение стихом. Но у нас уже получилось, и, я думаю, будет еще лучше.
Леонид Иванович, во время разговора присутствовавший, услышанного не отрицал и лишь добавил:
— Искать режиссера — нелегкое занятие, и тем более на заранее задуманное произведение. У нас удалось найти, дальнейшее дело за актерами, за их пониманием полученных ролей. А о спектакле и игре актеров пусть судят зрители, это их прямая задача.

P.S: Кто укрощен, кто жаждет укрощения, а кто таит «огонь» внутри и ждет момента — не разберешь нюансов всех, лишь раз «отведав» зрелищ. Наверняка в канве событий разглядеть «виновных» выйдет, если еще разок комедию увидеть. Но, в общем, в эксцентричной постановке смотреть на многих очень симпатично и любоваться легким балаганом приятно глазу, радостно душе.