Сегодня: 22 октября 7667, Суббота

Моя милиция меня заберет?
Как-то весной одна из «авторш» «ЧЛ» — Т.Н. Бондаренко — стала свидетелем форменного безобразия. Точнее – безобразия в форме: сотрудники милиции заталкивали в «воронок» подростков в районе ЮРГТУ. Вели себя при этом милиционеры не слишком вежливо, «лавочнице» нахамили, когда она попыталась прояснить ситуацию: КОГО и ЗА ЧТО? Сами же молодые люди рассказали ей, что милиция регулярно забирает молодежь якобы за нарушения паспортного режима: то у кого-то паспорта с собой нет, то паспорт есть, но нет в нем прописки – не всякая бабушка, сдающая квартиру, согласится прописать почти неизвестного ей человека.
А еще рассказали студенты нашему автору, что решить проблему с милицией очень просто: достаточно дать денег. Что многие и делают — а куда деваться?
Эту историю мы напечатали. Добавив к ней, что в подобных ситуациях часто оказываются ребята одного из колледжей. И эта паспортно-вымогательская кампания обрела такой размах, что в колледже провели педсовет, обсудивший, как защитить права студентов.
Так получилось, что в это время собрался провести выездной прием в Новочеркасске начальник ГУВД области А.М. Белозеров. И я записалась к нему на прием. Я хотела обсудить с ним работу известной общественной организации по проекту, посвященному взаимодействию гражданского общества и милиции, основанному на взаимном доверии. Взаимодействия и доверия никак не получалось, работа по проекту тормозилась милицейской стороной, и я надеялась получить от Алексея Михайловича ответ на интересующий меня вопрос: почему на местах не выполняют указания «сверху»? Между тем, никак иначе, как руководство к действию, можно расценивать слова Министра внутренних дел России Р.Г. Нургалиева: «Сегодня придается особое значение развитию конструктивного сотрудничества с общественными формированиями в интересах обеспечения правопорядка и профилактики правонарушений. Это одно из условий обеспечения законности, российской государственности, общественной безопасности, ускорения процесса формирования в нашей стране гражданского общества».
На прием к А.М. Белозерову меня записали (по телефону в УВД Новочеркасска). Но на вопрос «По какому поводу?» я, не желая открывать карты, заявила: «Проверка нарушений паспортного режима». И стала спокойно ждать приема – на следующей неделе.
И тут сбилась с ног наша, новочеркасская милиция! Меня не искали разве кинологи с собаками! В итоге мне на мобильник позвонил сам начальник УВД А.Н. Паремузов, сообщивший, что он купил газету, прочитал статью Т.Н. Бондаренко, возмущен действиями своих подчиненных, дал команду провести служебное расследование, а меня приглашает выступить перед личным составом – поучить уму-разуму!
Дальше все рассосалось само собой. С Белозеровым мы говорили совсем о другом, и пообщаться с личным составом меня уже не пригласили. В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, делающих бизнес на паспортах, было отказано. Правда, и конфликты как-то сошли «на нет», наверное, лето закончилось, студенты разъехались.
Но потом началась осень. И первым ко мне пришел молодой сотрудник солидной фирмы, похожий еще на студента. Его забрали вечером на улице, продержали в отделении до утра. При этом он был с паспортом: ночью его даже использовали как понятого! А в прошлую пятницу позвонила преподаватель колледжа (того, где весной был педсовет), классный руководитель: ее студентов забрали в милицию, как быть? Я консультировала ее по телефону о тонкостях административного кодекса и по ответам понимала, что там, в милиции, не все по закону. Ой, не все! И убедилась в этом, когда по ту сторону трубки люди в погонах сказали, что я не права.
Я умышленно не называю сейчас колледж, не зная всех обстоятельств случившегося. Но я абсолютно точно знаю, например, что любой из задержанных студентов имел право пользоваться юридической помощью защитника, которым мог быть не обязательно адвокат, а «иное лицо» — та же классная руководительница. Оказывать такую помощь она могла с момента возбуждения дела об административном правонарушении, в нашем случае — с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Таких мер было, как минимум, три: доставление ребят в отделение милиции и их административное задержание, изъятие вещей и документов.
Впрочем, трудно определить момент того, чего не было: восемь из десяти задержанных и продержанных с 23 часов до 8-ми утра в отделении были отпущены просто так – без составления протокола! Остается только гадать: или правонарушения они не совершали (тогда милиция виновата, что задержала невинных) или нарушители были отпущены без наказания (опять милиция крайняя – сокрытие преступления?!).
Можно пойти и дальше. Одного из задержанных, выпущенного последним, в течение 12-часов не водили в туалет. Европейская Конвенция прав человека (ст. 3) расценивает такие действия как пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение.
Думаем, эта история еще получит свое продолжение. В юридической плоскости. На действия милиции пойдут жалобы, постановления о штрафе двоих студентов будут обжалованы… Мы обязательно расскажем об этом нашим читателям.
Надеемся на понимание ситуации со стороны руководства УВД города. Считаем, что усилий одной милиции или самих по себе правозащитников мало, чтобы историй, подобных рассказанной, не повторялось. Закон не должны нарушать ни сотрудники правоохранительных органов, ни граждане – студенты, инженеры, бизнесмены, чиновники.
«Правоохранительные структуры и гражданское общество. Доверие, взаимодействие, права человека» — лучшую формулу общего дела трудно придумать. Именно так называется проект, над которым работает в Новочеркасске региональная общественная организация «Союз «Женщины Дона». А, между прочим, начальник ГУВД Ростовской области А.М. Белозеров на личном приеме сказал мне: «Я буду поддерживать инициативу любой общественной организации, которая готова вместе с милицией, во взаимодействии и взаимном уважении решать важнейшие вопросы во благо наших граждан и нашей Родины».
И мы готовы помочь и общественной организации, и милиции. А еще – тем молодым ребятам, которые вчера угодили, а завтра могут угодить в милицию. За что или не за что? – это уже другой вопрос. Они должны знать свои права и ими пользоваться. И их родители должны знать, что если их сын попадет в отделение, они узнают об этом немедленно, потому что по просьбе задержанного лица о месте его нахождения в кратчайший срок (!) должны уведомляться родственники, а также администрации по месту его работы (учебы) и защитник. Это – требование Закона. Одно из многих. И вашей первой просьбой к представителю власти всегда должна быть: «РАЗЪЯСНИТЕ МНЕ МОИ ПРАВА».

(Продолжение темы на стр. 5).