Сегодня:

Пункт 1 ст. 46 Основного Закона РФ — Конституции гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Убедительно, вселяет надежду… теоретически. Но так ли все реализуется на практике? Все ли представители ветвей власти, в том числе, судебной, правильно понимают смысл, содержание этой важной статьи при определении прав и обязанностей сторон? Рассмотрим конкретный пример, увязав его с требованиями Закона.
Жил-был в г. Новочеркасске гр-н Джалалян Эрнест Рафикович, уроженец солнечного Азербайджана с супругой Лусавард Адамовной и детьми. После одной из неудачных и не совсем благополучной с точки зрения Закона «коммерции» в лихие 90-е годы стал прогоревший негоциант обращаться к друзьям, знакомым, друзьям знакомых и т.д. за денежным вспоможением. Мол, выручите, займите, куплю вулканизационную мастерскую, организую оптовую продажу картофеля и т.п. Клялся, что долги вернет в срок.
Уговорил нескольких новочеркасцев, подписал договора займов, расписки, уверяя каждого, что никаких других обязательств перед горожанами у него нет. И пошло, поехало… Никакой мастерской не приобрел, а когда кредиторы потребовали возврата своих кровных, начал рассказывать страшные истории — мол, пропали машины с картофелем, а еще из барсетки его компаньона украли 1100$… Правда, выяснилось, что этих машин и в природе не существовало, а 1100$ забрал сам компаньон, т.к. Джалалян ровно столько был ему должен. Но не всех земляков устраивало азербайджанское «завтра», «послезавтра»… В ходе одной летней разборки в 2000 году ему крепко «навтыкали», и он с сотрясением мозга две недели пролежал в БСМП.
Выйдя оттуда, Джалалян назначил встречу очередному кредитору, но когда тот прибыл в надежде получить, наконец, свои деньги назад, выяснилось — Эрнест Рафикович со своим семейством от греха подальше махнул в белокаменную!
Правда, там его быстро задержало 7-е отделение милиции за нарушение паспортного режима, правил регистрации. Но выручил земляк, сотрудник Главного следственного управления по Москве и Московской области, представлявшийся Петровым Сергеем Ильичем. Правда, акцент у него был явно не рязанский.
Кредиторы через его родственников: сестру Бэлу, брата Грачика и его жену Джульетту — пытались найти Эрнеста и Лусаварду. Безуспешно. Хотя вести от него были: периодически он высылал всем небольшие, просто символические суммы денег.
У одного из кредиторов, трижды ездившего на поиски «ударника капиталистического труда» в столицу, заключившего с одним из тамошних юридических центров договор об оказании помощи, терпение лопнуло в 2002 году. В апреле 2002 года он в присутствии двух свидетелей под расписку передал Джульетте пакет документов для заключения мирового соглашения с Джалаляном. Джульетта отдала его Эрнесту, но тот в разговоре с кредитором отказался искать компромисс.
Джалалян укатил в Москву, кредитор направился в Новочеркасский городской суд – подавать иск. В его обеспечение, на основании судебного решения от 31.07.02 г. службой судебных приставов (ФССП) был наложен арест на микроавтобус «Баркас», принадлежащий должнику и хранившийся у брата на ул. Октябрьской, 15. При этом родне объяснили: это начало производства по гражданскому делу и скоро будет суд.
Точную дату заседания — 18.09.02 — судья указал в повестках и выслал их по двум известным суду адресам регистрации — ул. Кавказская, № 48 и № 80-А (согласно ст. 118 ГПК РФ).
На всякий случай кредитор опять приехал на Октябрьскую 15 и в присутствии свидетелей попросил Джульетту Джалалян передать вызов в суд Эрнесту или, по крайней мере, позвонить ему по телефону. Та брать документ и расписываться за что-либо отказалась, а телефона его, заявила, не знает! Повестку кредитор оставил ей, прикрепив изнутри двора к воротам.
На суд, естественно, ответчик не явился, но в соответствии со ст. 119 ГПК РФ суд рассмотрел дело в его отсутствие и 19.09.02 г. вынес решение о взыскании крупной суммы в пользу истца с гр-на Джалаляна Э.Р. Причем, все суммы, уже возвращенные, были учтены. Вступившее в силу решение постигла судьба повесток — отправленные судом и, на всякий случай, истцом в три адреса, в т.ч. и на Октябрьскую 15, они вернулись неполученными, а из рук (опять же в присутствии свидетелей) пакет Джульетта не взяла, заявив: она не знает ни адреса, ни телефона Эрнеста в Москве.
Переводы даже мизерных сумм прекратились, т.е. должнику все-таки стало известно о суде и принятом решении (Джульетте устно была объявлена сумма удержания). Ведь ответчик перед отъездом заявил истцу: будет суд — вообще ничего не получишь! Значит, был в курсе!
Далее взыскатель (производство возбуждалось службой ФССП гг. Новочеркасска, Одинцово, Москвы многократно) пытался в течение пяти лет отыскать должника. Но на запросы ГУФССП приходили ответы: Джалалян Э.Р. зарегистрированным в г. Москве и Московской области не значится!
Так продолжалось до 2006 года, когда взыскатель дал согласие нести бремя расходов по розыску должника, которому сразу ограничили выезд за пределы РФ. И, наконец, случилось чудо!
В июне 2007 года Джалалян захотел выехать в Армению, но его не выпустили, и кипящий от «благородного возмущения» южанин появился с претензиями в кабинете начальника городского отдела ГУФССП по Ростовской области А.В. Пшонникова. Служба сработала безукоризненно! Тот час же пригласили взыскателя, который предъявил ему копию решения суда от 19.09.02 г. Джалалян Э.Р. сделал удивленное лицо, мол, в первый раз вижу, и заявил: ничего платить не буду.
Дальше события развивались еще интереснее. Ответчик, после неудачной попытки за 15% от взыскиваемой по решению суда суммы снять вопросы со стороны взыскателя, подал в Новочеркасский городской суд заявление о восстановлении ему якобы пропущенного процессуального срока для подачи надзорной жалобы на решение того же суда от 19.02.02 г., т.е. по истечении 5-ти лет после его вынесения!
П.3 ст. 17 Основного Закона РФ определяет, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Можно, конечно, и битцевского маньяка, загубившего более 50-ти жизней пожалеть — мол, как тяжело ему на жестких нарах, да за решеткой…
Но, считаю, все понимают — нет граждан РФ, обладающих только правами, привилегиями, но совсем не обремененных обязанностями перед другими гражданами, обществом, государством, Законом!
Нарушая ст. 35 Конституции РФ Джалалян Э.Р. трижды обманул нескольких граждан (уверяя, что он приобретет вулканизационную мастерскую и наладит прибыльное дело; что у него нет ни перед кем другим долгов; что он вернет заемные средства в срок) и лишил их частной собственности — крупной суммы денег.
И ст. 45, 46 Конституции, обоснованно считаю, должна защищать не только представителей бывших «братских республик», заполонивших всю Россию, обманывающих ее коренное население, их приютившее, уклоняющихся от исполнения конституционной нормы равенства всех перед Законом и судом. Они должны защищать и законопослушных граждан России.
П. 1 ст. 19 Конституции РФ гласит: «Все равны перед законом и судом». Джалалян Э.Р. же, вступив в сговор с родственниками, знакомыми, сделал все возможное, чтобы не предстать 18.09.02 г. ни перед судом, ни перед Законом. А все последующие пять лет делал вид, что не знает о решении суда от 19.09.02 г.!
«Свидетельства» его родственников смехотворны!
Они утверждали, что приезжавший в Новочеркасск в период 2002-2007 гг. должник ни разу (?!) не встречался ни с кем из них родственников, а потому они, знавшие о решении суда, ничего не сказали ему об этом.
Ни он не знал их телефонов и адресов (?!), ни они его — в Москве. За 5 лет якобы он ни с кем не переговорил, никому не написал. И ему не писали, не звонили!
В кабинете у А.В. Пшонникова Джалалян утверждал, что за это время у него были проблемы со здоровьем матери, сейчас болеет отец. Но такие вопросы решаются именно в семейном кругу, т.е. личные встречи, звонки, письма имели место и не один раз. Значит, все это семейство врет на каждом шагу?
К примеру, Джульетта Джалалян 16.08.07 в судебном заседании заявила, что до сего дня (даже в момент дачи пояснений!) — не знает ни его адреса, ни телефона в Москве! При этом Эрнест уже второй день общался с ней, ее мужем — своим братом, сидел в 2-х шагах за ее спиной в зале суда!
И суд, как ни странно, в нарушение п. 3,4 ст. 67 ГПК РФ признает достаточными:
— насквозь лживые «объяснения» родственницы Джалалян Джульетты, опровергнутые в судебном заседании 3-мя свидетелями, в том числе сотрудниками ФССП;
— такие же сентенции самого ответчика, подкрепленные сомнительными удостоверениями о регистрации по месту проживания в г. Москве, т.к. три подписи на них одного и того же начальника выглядят по разному, а номера их за 2001 и 2002 год по аналогии очень резко отличаются. Кроме того (и это главное!), Центральное адресно-справочное бюро уведомило 21.06.04 г., что Джалалян Э.Р. в г. Москве и Московской области зарегистрированным не значится! А если бы и значился до 2004 года, то бюро сообщило бы…
Более того, вопреки, п. 4 ст. 198 ГПК РФ суд, отвергнув представленные многочисленные документальные достоверные, относящиеся к делу, свидетельства (из Администрации Президента РФ, ФСБ, МВД, Генеральной Прокуратуры, Минюста, Общественной палаты РФ и др. авторитетных организаций, подтверждающих невозможность определения места жительства ответчика в столице), пояснения трех свидетелей, в т.ч. офицера ФССП, не указал доводов, по которым он это сделал!
Ст. 112 ГПК РФ определяет, что причины, по которым восстанавливается пропущенный процессуальный срок, должны быть уважительными! В чем Новочеркасский городской суд усмотрел «уважительность» системы обмана власти, кредиторов, созданной Джалалянами?
Или реально получается так — умеешь скрываться от кредиторов, суда — тебя «уважают»? Считаю, что суд не дал должной оценки многим важным обстоятельствам, относящимся к делу, приняв на веру голословные, ничем документально не подтвержденные, лживые «объяснения» семейства Джалалян.
Очень странно, что суд не руководствовался требованиями главного гаранта Конституции РФ — Президента РФ В.В. Путина о необходимости жесткой, непримиримой борьбы представителей всех ветвей власти с коррупцией, во множестве ее проявлений. Ведь при рассмотрении дела явно обнаружились признаки преступления.
В наличии сомнительные удостоверений о регистрации (ст. 303 УК РФ), которыми, видимо, торгуют московские продажные правоохранители.
Неясно участие в этом процессе земляка Джалаляна Э.Р. — «Петрова Сергея Ильича», звонившего в августе 2000 года в г. Новочеркасск одному из кредиторов с известием о задержании Эрнеста 7-м отделением милиции г. Москвы за отсутствие регистрации. Знал ли он о сомнительной коммерции своего протеже, помогал ли обзаводиться документами о регистрации? Разговор этот записан на аудиокассету, приобщен к материалам дела. И очень быстро можно, отправив в прокуратуру г. Москвы частное определение, вскрыть эту сеть «оборотней» и выяснить, кто же скрывается за русской фамилией «Петров С.И.», какова его роль в происходящем?
Сухой из воды вышла и «свидетельница» Джульетта Джалалян. А, наверное, требовалось применить в отношении ее ст. 307 УК РФ (дача заведомо ложных показаний).
Но, «забыв» про ст. 226 ГПК РФ, суд не вынес ни одного частного определения и не сообщил об этих нарушениях прокурору!
Благодарный «правосудию» Джалалян Э.Р. (ведь, фактически стало возможным вторичное лишение взыскателя собственности одним и тем же человеком), не скрывая торжества, заявил своему оппоненту, что:
— ни копейки тот больше не получит, его надзорная жалоба будет удовлетворена так же, как и заявление о восстановлении сроков на ее подачу;
— с помощью «Петрова С.И.» он затаскает взыскателя по судам, лишит всех благ и привилегий (!), превратит его жизнь в ад;
— даже если ему не удастся отменить решение суда от 19.09.02 г., то он, очень скоро вернувшись в Новочеркасск, устроится на работу с «серой» зарплатой и будет платить кредитору по 100 рублей в месяц.
Не знает столичный беглец о проекте, предусматривающем по 500 000 рублей штрафа или 6 годах тюрьмы работодателю за каждый «серый конверт»! Не думаю, что, получив исполнительный лист, кто-то из руководителей, предпринимателей г. Новочеркасска рискнет своим авторитетом, добрым именем, благополучием ради ловкачей типа Джалаляна. Задумаются теперь и горожане — доверять ли фигурантам статьи свои кровные, ведь у них такая короткая память, да и по 5 лет не видятся друг с другом — потом обыщешься по белу свету!
А мораль этой истории такова: кого защищает в нашем городе Закон, становится ясным, вторая часть вопроса — почему, остается открытой!

От «ЧЛ». Вероятно, профессиональные юристы в чем-то не согласятся с правовыми оценками автора. Но на это они и есть – юристы: прокуроры, судьи, адвокаты. А простой человек должен знать только одно: он – под защитой Закона. Единого для всех, несмотря на то, что многие понимают его по-разному.