Сегодня:

В редакцию «ЧЛ», на страничку о кошках-собаках-птичках и др. приходят не только фотоснимки «на конкурс», но и рассказы хозяев об их питомцах. Это — один из них.

Маленький щенок, как мне сказали, помесь ротвеллера и овчарки, был очень похож на зимний меховой ботинок. Черный, с небольшими подпалинами и абсолютно тупой (по форме) мордашкой, он поднял на меня еще мутные, едва открывшиеся глаза, деловито окинул с пят до коленок. Попытался рассмотреть выше, но голова перевесила заднюю часть, и он едва не опрокинулся. Вернув себе равновесие, щенок деловито полез под койку, откуда я и выволок его с большим трудом. Кое-как приспособив мохнатую бестию за пазухой, отправился домой.
Всю дорогу будущая гроза округи молчал, взирая на мир недовольным взглядом полуслепых глазенок.
В комнате, как только его лапы коснулись пола, мелкий пакостник злорадно посмотрел прямо мне в лицо и сделал лужу средних размеров. В смысле, нечто среднее между маленьким морем и большим озером. Не дожидаясь развязки, медленно залез под диван, где и просидел до вечера. Я старался не мешать щенку прятаться. Да и вообще — не замечал его присутствия. Лишь перед самым сном, узрев его в дверном проеме, медленно поднялся и поставил перед его маленьким черным носом миску с едой. Через полчаса мы были уже друзьями «не разлей вода». Еще через час, после фильма «Крутой Уоккер», щенок получил имя Чак.

* * *
Незадолго до этого в доме появился еще один жилец – белоснежный котенок Том, который в одно прекрасное рабочее утро вылез из сумки моей сослуживицы, жалобно испросив разрешения, вскарабкался по штанине ко мне на колени, свернулся клубком и замурлыкал как трактор Т-40, застрявший в размокшей борозде. Естественно, после долгих дипломатических переговоров, пушистое недоразумение осталось в моем доме.
Тот, кто утверждает, что кошки и собаки – природные враги, глубочайший невежда. Псы действительно любят гоняться за котами, а те, в свою очередь, опасаются более мощного противника, но не более того. Том не только любил гулять в вольере у Чака, но и частенько спал в его будке, под неусыпной охраной друга. В качестве ответной услуги, кот никогда не ел из собачьей миски, хотя пес был не против и, иногда, приносил тому пойманных крыс, в качестве трофеев. Однако основной задачей этих двоих была охрана дома, и они с этим справлялись. Должен сказать, что свои обязанности они выполняли с энтузиазмом, юношеским задором и недюжей смекалкой.

* * *
Особенно хорошо удавались зимние шутки. В это время года, когда огород укрыт снегом, Чак открыто бегал по двору, появляясь, казалось, в нескольких местах одновременно, а Том предпочитал засады. И не мудрено, ведь на свежем снегу белоснежного кота можно узреть только в прыжке, а практика ловли всего, что движется, была отточена юным дарованием семейства кошачьих до совершенства. Первым делом, человек, вошедший на подведомственную территорию, попадал примерно в такую ситуацию. Сугроб, доселе лежавший спокойно, как и подобает примерному снегу, взмывал над землей, падал на штанину гостя и, оставив на теле следы длинных когтей, спокойно удалялся с высоко поднятым хвостом. Выйдя из состояния шока, человек нагибался, зачерпывал снега, чтобы отомстить нахалу, и тут же сталкивался с милым, улыбающимся псом. Что такое улыбка отпрыска ротвеллера и овчарки, я описывать не буду – зрелище не для слабонервных. При этом взгляд да и весь облик собаки показывает, что она тебя оценивает. Причем оценивает, как человек, открывший холодильник и решающий, чем именно ему перекусить. Я успевал выйти из дома раньше, чем окончательный вердикт будет вынесен.

* * *
Кот Том был собственник и боец от природы. Он «держал» территорию в четыре квартала, наплодил кучу белых котят и приучил всех остальных котов, что белоснежная окраска шерсти противника – это сто процентов неприятностей. Однажды я стал свидетелем, как огромный, черный, как смоль, котяра пытался оспорить лидерство у довольно небольшого, но гордого Тома. После этого боя я понял: единственный настоящий противник ангорцу в весовой категории до десяти килограмм – это дикий камышовый кот.
Два драчуна, один черный, другой белый слились в плотный клубок, по расцветке напоминающий знак Даоса. Шерсть летела так, что казалось, кто-то при уборке неправильно включил пылесос. И все это в полной тишине. Да, пришлый кот был сильнее, но Том – круче, если вы понимаете, о чем я говорю. В конце концов, изрядно потрепанный претендент быстро удалился, пытаясь сохранить остатки достоинства. Белый, вернее уже не белый, а красный от крови, гордо вернулся в родные пенаты, где был встречен целой делегацией соседских кошек и котов, которым он любезно разрешал появляться на своей территории.

* * *
Чак тоже не отличался тихим нравом. Любую собаку в радиусе визуального наблюдения он считал личным оскорблением и всеми своими силами, а их у него много, старался исправить ситуацию. Свой первый бой с опытным соседским псом Чак выиграл нокаутом на первой минуте в день, когда ему исполнилось шесть месяцев. С тех пор «сосед» прятался в будку при звуках лая с моего двора.
К сожалению, до большинства противников мешал добраться забор, но Чак, обладая неисчерпаемой смекалкой, сводил все препоны на нет. Процесс боя начинался с громкого, злобного перелая. Противник медленно, но верно доводился до истерики. Затем Чак делал вид, что страшно испугался и отбегал от забора. Пес, предчувствуя близкий триумф, распалялся еще больше. В конце концов, он делал роковую ошибку – просовывал морду между досками забора, насколько это было возможно. Молниеносно, другого слова не подберешь, Чак оказывался рядом, вонзал в нос противнику свои клыки и начинал энергично жевать, под истошные вопли своей жертвы. Процесс продолжался до тех пор, пока чужак в полуобморочном состоянии, в прямом смысле теряя лицо, не вырывался из челюстей четвероногого тактика.
После этого Чак, с чувством исполненного долга, оббегал двор, метил территорию и возвращался к миске для восстановления сил.

* * *
Прошло время. Кот Том, оставив после себя около сотни белых котят и славу непобедимого котищи, после очередных «разборок» так и не смог оклематься. Вслед за ним ушел второй мой кот, Мурзик – страстный крысолов и птицелов, которому любители голубей не простили роковой страсти. Чак заскучал без товарищей, но не надолго. Так получилось, что я буквально вырвал из-под колес автомобиля маленького полуторамесячного рыжего котенка. Вернее не рыжего, а персикового. Соответственно и назвали – Персик.
От своих предшественников он отличается спокойным нравом и непреодолимой, хронической клептоманией. Ласковый, любящий кот, прекрасный мышелов, он просто не в состоянии пройти мимо стола, на котором лежит что-либо съестное. Его порок порой приобретает самые причудливые, самые невероятные формы.
Однажды утром, во время моего нехитрого завтрака, зазвонил телефон. Персик сладко спал на диване в соседней комнате. Я поднялся, сделал два шага к аппарату, сказал: «Алло! Я уже выхожу» и вернулся обратно. Ни огромного бутерброда с четырьмя кружочками колбасы, ни рыжего кота в доме уже не было. С тех пор мой прием пищи выглядел приблизительно так: я делаю бутерброды, беру их в охапку, наливаю чай, все это несу в столовую, держу в одной руке хлеб с колбасой и кружку чая, а в другой остальную еду. Спасти свой завтрак от виртуозного воришки можно, только не выпуская все съестные ингредиенты из рук.

(Окончание в следующем номере).

Комментарии (0)

Добавить комментарий