Сегодня:

Афанасий Корнеевич Христюченко — участник и инвалид Великой Отечественной войны. Таких в нашем городе немало. Но мало кто из них достиг 95-летнего возраста. А Афанасий Корнеевич достиг. И вот в столь преклонном возрасте случилась с ним большая беда.
«Пришла беда — отворяй ворота», — гласит народная поговорка. Вот и у Афанасия Корнеевича ворота теперь не запираются: идут и идут к нему люди, прослышав о беде ветерана. Кто брюки принесет, кто рубашку, кто предметы личной гигиены… Ведь Афанасий Корнеевич теперь погорелец: после случившегося у него в ночь с 25 на 26 июня пожара если что и осталось, то покрылось копотью и пропиталось запахом гари.
Первый извечный вопрос «Кто виноват?», возникающий в подобных случаях, оставим выяснять компетентным органам. А вот второй извечный вопрос «Что делать?» неплохо бы решить всем миром. Силами не только отдельных граждан, но и организаций — таких, как городская администрация и ее подразделения. Управление труда и социального развития, например, городские коммунальные службы и т.д. и т.п. Ведь обгорелые головешки и полусгоревшие предметы скромного быта ветерана до сих пор лежат кучами под окнами его сгоревшей части дома.
Для погрузки и вывоза останков пожарища требуются рабсила и транспорт. А их-то у ветерана и нет: ведь живет он один, а все его ближайшие родственники — в очень дальнем зарубежье. Заграница ему, разумеется, тоже поможет, но с некоторой задержкой.
А прямо сейчас 95-летнему участнику и инвалиду Великой Отечественной войны должно помочь городское сообщество и городская администрация, депутатский корпус. К слову сказать, якобы народный депутат избирательного округа, где проживает А.К. Христюченко (пересечение улицы Толбухина с переулком Кутузова), на момент подготовки материала никак себя не проявил. Равно как и Совет ветеранов микрорайона Октябрьского. Или они, как и горадминистрация, ждут от ветерана соответствующего заявления?
Но ветеран горд и вряд ли станет беспокоить их своими просьбами. Жалеет он сейчас не столько о гибели многих дорогих для него вещей (баяна, гитары, нескольких мандолин и балалаек; картин, написанных по его заказу самодеятельными художниками; им написанных и изданных за его счет книг), а об отсутствии условий для дальнейшего его литературного творчества. Ведь сгорела не только его пишущая машинка, но и уничтожен его миниатюрный кабинет с очередными рукописями и архивными материалами. А это уже утраты безвозвратные и невосполнимые, в восстановлении которых увлеченному человеку никто уже не сможет помочь. Ведь не хлебом единым жив человек: ему необходима также и пища духовная.

P.S. Наш скромный подарок погорельцу — электрический чайник.

Комментарии (0)

Добавить комментарий