Сегодня:

К 100-летию ЮРГТУ (НПИ)

1 сентября 1953 года на кафедре архитектуры Новочеркасского политехнического института (теперь ЮРГТУ) появился новый сотрудник — преподаватель рисования Георгий Васильевич Беда. Он был принят по конкурсу после окончания аспирантуры при кафедре методики преподавания рисунка и живописи Московского городского пединститута.
Ему предстояло работать в институте, где почти четверть века трудился замечательный донской художник-пейзажист И.И. Крылов. В начале 1930-х годов зал рисования был переведен из здания на Александровской в новый главный корпус НПИ и занял постоянное место под крышей северо-восточного ризалита. Иван Иванович великолепно оборудовал его и проводил в нем урочные и студийные занятия.
После временной немецкой оккупации Новочеркасска рисовальный зал переместился в угловую аудиторию на третий этаж (теперь к. 317). Беде досталось помещение с жалкими остатками былого великолепия.
Энергичный, с незаурядными организаторскими способностями, Беда задался целью не только оборудовать кабинет всем необходимым оснащением, материалами и пособиями, но и возродить детище Крылова — городскую изостудию и через нее оживить художественную жизнь Новочеркасска. К этому времени былая активность городских художников, можно сказать, сошла на нет. Причин тому было много: в 1931 году в Москву уезжает М.Б. Греков, в 1936 г. умер И.И. Крылов, затем война и трудные послевоенные годы. Все это не способствовало объединению творческих сил. Хотя в то время в Новочеркасске жили и работали такие художники, как выпускник петербургской Академии художеств Н.А. Тусов (он какое-то время руководил изостудией после смерти И.И. Крылова), а также А.М. Зыков, Ф.Д. Молибог, П.С. Липатов, Г.П. Катков, Р.Г. Пахомов, Н.Я. Лисименко и другие. Часть из них имела художественное образование.
Нужен был человек, способный объединить и расшевелить городских художников, возродить выставочную деятельность и регулярные студийные занятия для обучения молодежи, поддержания и совершенствования уровня мастерства сложившихся художников. Таким человеком и стал Г.В. Беда.
Утвердившись профессионально (в 1955 г. он защитил кандидатскую диссертацию по методике преподавания рисования), Георгий Васильевич стал лидером в художественной среде города, а вузовская студия за короткий срок превратилась в городскую. Умелое взаимодействие руководителя с администрацией института и заведующей отделом культуры горисполкома Н.А. Павленко обеспечивали надежную финансовую поддержку изостудии и рост ее авторитета в городе. Помещение студии очень скоро неузнаваемо изменилось — появилось множество наглядных пособий в виде методических таблиц, муляжей, чучел, гипсовых орнаментов, моделей, скульптур, учебных работ студентов художественных вузов, графических и живописных произведений профессиональных художников. Был организован мемориальный уголок основателя вузовской изостудии И.И. Крылова, где разместили: портрет пейзажиста, написанный художником В. Филатовым, краткую биографию художника, несколько его этюдов. По всем правилам были организованы рабочие места, а занятия обеспечены нужными материалами и инструментами.
Выполняя задания, каждый студент выбирал материал по своему усмотрению. Кто-то осваивал акварель, кто-то гуашь, а кто-то масло. По совету Георгия Васильевича некоторые студийцы работали цветными карандашами, раскрывая их большие живописные возможности. Здесь же занимались аппликацией и резьбой по дереву. При студии работал кружок фото- и кинолюбителей. В кабинете рисования демонстрировались учебные и любительские фильмы, прослушивались музыкальные записи. Занятия в изостудии вместе с Бедой проводили Герман Петрович Катков, Александр Михайлович Зыков и Владимир Иванович Болдырев. Рядом со студентами и школьниками на занятиях бывали и художники-любители (М.И. Маслов, А.А. Редичкин, В.А. Калачинский, Н.В. Борисов, А.И. Потапенко, Л.В. Елисеев и др.). Бывал здесь и будущий народный художник СССР Н.В. Овечкин, возглавивший в начале 60-х годов городскую художественную студию вне института.
Г.В. Беда был талантливым педагогом. Образный язык, доходчивое объяснение с использованием наглядных пособий и различных приспособлений, а если надо, и убедительный показ карандашом или кистью, делали его занятия интересными и плодотворными. Поражало его умение буквально вдалбливать в головы своих учеников необходимые художнику знания. Студийцы навсегда запомнили законы линейной и воздушной перспективы, принципы составления натюрмортов и композиционных построений. Хорошо помнится любимый постулат Георгия Васильевича: «Художником надо родиться, а научиться грамотно изображать окружающие нас предметы или пейзаж может любой человек». Его он часто подкреплял изречением знаменитого художника-педагога П.П. Чистякова: «Рисование — такая же суровая и, главное, точная наука, как математика. Здесь есть свои незыблемые законы, стройные и прекрасные, которые необходимо изучать».
Беда умел подметить и одобрить даже небольшой успех обучаемого, своевременно поддержать, подбодрить в случае неудачи. Сочетание высокой требовательности и снисходительности, сугубо индивидуальный подход в обучении давали прекрасные результаты. Не случайно же, что уже на первой городской художественной выставке (1956 год), организованной Бедой, были широко представлены и работы студийцев. Причем нередко их «произведения» принимались, как теперь понимаю, в порядке поощрения за любовь к изобразительному искусству. Что ж, многим это помогло утвердиться в своем увлечении. Автор этих строк в их числе. Мой дебют, как художника-любителя, состоялся в 1958 году на четвертой городской художественной выставке.
Год от года студия росла и крепла. Вместе со студией рос ее руководитель. В июне 1958 года Георгий Васильевич получает ученое звание доцента и становится руководителем курсов усовершенствования учителей рисования школ Новочеркасска. К сожалению, новочеркасский период деятельности Беды оказался очень непродолжительным. В августе 1959 года он избирается по конкурсу на должность заведующего кафедрой графики Краснодарского пединститута и покидает НПИ и наш город.
В последующие годы Георгий Васильевич работал в ряде вузов Северного Кавказа, опубликовал несколько книг-пособий («В помощь начинающим и самодеятельным художникам», М., «Искусство», 1971; Живопись и ее изобразительные средства», М., «Просвещение», 1977; «Основы изобразительной грамоты: рисунок, живопись, композиция», М., «Просвещение», 1981 и др.), стал доктором педагогических наук. До конца своей жизни (1992 г.) Г.В. Беда был фанатично предан своему главному делу — приобщению молодежи к изобразительному искусству.

В «ЧЛ» № 19 в статье В. Репникова «Такое лучше не читать» в 3-ем абцазе с конца последнее предложение должно звучать так: «Даже юные (было напечатано «ныне») краеведы Новочеркасска…» и далее по тексту.