Сегодня: 22 октября 8755, Суббота

Околошкольные проблемы – а это все, что не связано непосредственно с процессом обучения, имеют тенденцию обостряться в начале и в конце учебного года. В их основе –
финансовый компонент: для родителей и собрать ребенка в школу стоит больших денег, и проводить его за школьный порог, пусть даже всего­навсего на каникулы, также мероприятие не из дешевых. Отдельным пунктом этой финансовой программы являются так называемые школьные взносы (на родительском языке – “школьные поборы”), а в последние годы нешуточные страсти стали разгораться и по поводу введения школьной формы.
Форменный интерес

Если во времена мам и пап нынешних старшеклассников наличие единой школьной формы многие проблемы решало, то теперь, когда к ней пытаются повсеместно вернуться, порой порождает новые. Строго говоря, многие из этих проблем надуманы и масштабы их преувеличены, это всего-навсего неизбежные издержки переходного периода. Время, как ему и положено, все расставило по своим местам, и годы школьной одежной анархии привели подавляющее большинство и родителей, и – что немаловажно — учеников к пониманию, что в школьной одежде должно быть определенное единообразие. В школах, где введение формы состоялось несколько лет назад, к этой теме уже практически не возвращаются, там же, где этот процесс только начинается, недопонимание сторон, и как следствие – конфликты тут как тут. В частности, в редакцию недавно пришло письмо. Пишущий от имени группы родителей учащихся школы №3 анонимный автор (“…по понятным причинам не подписываемся, нам еще учиться”) возмущается действиями директора школы Т.С.Романенко, которая якобы единоличным решением объявила о введении в школе “ …черной формы, одинаковой, с одного материала, одного покроя и… уже нашла швейную фабрику, которая пошьет на всю школу форму. В Таганроге! Многие родители не видели ни форму, ни материала. Деньги нужно сдать до 20 мая… Дети до 1 сентября могут вырасти, поправиться. А если модель не подойдет? Ехать в Таганрог менять? Мы пытались возмущаться, но нам был дан ответ: “Кто не сдаст деньги на форму, учиться не будет!”
В разговоре с корреспондентом “В” директор школы №3 пояснила, что решение о введении форменной одежды принималось на общешкольном родительском собрании еще в конце сентября прошлого года. В феврале этого года от родительского комитета каждого класса были избраны представители, образовавшие так называемые мобильные группы для практической проработки вопроса о школьной форме. Эти группы обошли все городские ателье для выяснения их возможностей и, главное, цены вопроса. Цена, увы, не устроила (она колебалась в зависимости от фасонов, размеров и количества предметов костюма от 1500 до 1900 рублей). Вот тогда и было принято решение обратиться к таганрогской швейной фирме “Виринея”, цены у которой на аналогичные комплекты одежды значительно ниже и с которой не один год сотрудничают школы, где форма уже введена. Сотрудники фирмы привезли в школу около 30 моделей формы, образцы тканей. Родители их посмотрели, остановились на черном цвете, а выбор фасонов для различных возрастных категорий школьников, для мальчиков и девочек – также осуществляли представители родительских комитетов. Затем опять же на общешкольном родительском собрании итоги работы мобильных групп были доведены до всеобщего сведения, и подавляющим большинством было принято решение и о цвете формы, и о выборе пошивочной фирмы. Кстати, Татьяна Семеновна постаралась развеять сомнения некоторых родителей, что сшитая форма может оказаться к 1 сентября маловата: у изделий будет запас на вырост “и вверх, и вширь”. Что касается опасений относительно изгнания из школы тех, кто не станет носить форму, то директор сказала: “Для нас ценен каждый ребенок, и заявлять, что из-за отказа носить форму, кого-то выгонят – просто несерьезно. Другое дело, родители должны подумать, как будет чувствовать себя их ребенок, если вся школа будет носить форму? Одно могу сказать определенно, что ходить в школу в разодранных джинсах с бахромой ученикам непозволительно”.
Заместитель начальника городского управления образования Л.И.Ермакова, к которой корреспондент “В” обратилась за комментарием о правомерности введения школьной формы, пояснила, что введение это носит рекомендательный характер. Массовая разъяснительная работа среди родителей о целесообразности перехода на школьную форму началась с 2003 года на основании рекомендательного письма министерства образования Ростовской области. Большинство родителей и учеников эту идею одобрили, и именно родители принимают окончательное решение о переходе на форму, ведь они платят за это деньги. Другое дело, что в любом случае школа вправе требовать от учеников опрятного внешнего вида и четкого разграничения понятий, что дискотечная или пляжная одежда для школы не подходит.

Сборы или поборы?

Собственно, особо дискутировать о необходимости перехода на школьную форму, видимо, нет нужды, все эти споры уже в прошлом и решены, в основном, в пользу формы. И наверняка локальные конфликты по этому поводу утрясутся, главное, не загонять проблему внутрь, а находить пути и возможности для четкого и недвусмысленного прояснения туманных моментов. Куда менее оптимистично выглядит ситуация с другой школьной проблемой.
Собирать родительские деньги на школьные нужды давно стало признаком пошатнувшейся финансовой состоятельности образовательных учреждений среднего звена. Многие родители прекрасно понимают сегодняшнее положение дел в школе и не отказываются от посильной помощи заведению, где учится их ребенок. Возмущение и недовольство родителей проявляются тогда, когда они начинают чувствовать себя уж слишком помогающими, потому что сумма ежегодных сборов все время растет, а как расходуются эти деньги, им не всегда понятно. И вообще — насколько законны такие сборы?
Заместитель начальника управления образования Л.Ермакова: “В Российском Законе об образовании указано, что родители могут оказывать помощь учебному заведению. Но! Заниматься этим вопросом должны сами родители: собирать деньги, решать вопрос о сумме, о том, на что они будут истрачены. А кроме этого, на все расходы родительский комитет должен иметь и хранить все подтверждающие документы. И минимум раз в год руководитель школы (или класса) вместе с родительским комитетом на родительских собраниях должны отчитываться – с документами в руках – обо всех расходах. В большинстве наших школ так и делается”.
Бывает, правда, и по-другому. Когда классные руководители активно вмешиваются в процесс и сбора денег, и их трат.

Из письма в редакцию:
“В классе моего сына почти каждый год проводится основательный ремонт, на который с родителей собирают немалые деньги. Переклеиваются обои, заново красятся окна, столы, полы, белятся потолки. Красить полы и столы, согласна, надо ежегодно, но окна, потолки? Разве дома мы ежегодно их перекрашиваем? Однажды по завершению основных работ классная руководитель решила сменить шторы. Но когда их купили и повесили, оказалось, что с обоями они не гармонируют. Начали собирать деньги на новые обои…”

Данный пример свидетельствует исключительно о бестолковости и бесхозяйственности тех, в чьих руках данный ремонт находился. Зато можно привести прямо противоположный пример — более разумного и экономного подхода к вопросу. Одна моя знакомая учительница советовала родителям при закупке обоев для ремонта класса покупать сразу же 2-3 лишних рулона, и на следующий год не было нужды переклеивать все заново, достаточно было лишь подклеить проблемные места.
Судя по всему, от родительских денежных сборов нам еще долго никуда не деться, это реальность нашего времени, и чтобы свести до минимума недоразумения, следует, как в любом, сопряженном с финансами деле, стараться соблюдать, как говорится, учет и контроль. Постулат классический, временем проверенный.

Бойтесь данайцев,
дары приносящих…

И уж от чего нам вообще никогда не удастся отрешиться – это от желания (или необходимости?) дарить учителям подарки. Собственно, подарок как способ выражения благодарности – такая естественная форма человеческих отношений, что и говорить об этом долгое время не было необходимости. Всю жизнь учителям дарили цветы. Потом цветы и конфеты. Затем к ним присоединились недорогие безделушки. И в считанные годы форма выражения ученическо-родительской благодарности учителям превратилась почти в уголовно наказуемое деяние. Подарки стали приобретать цвета благородных металлов и формы дорогой бытовой техники. Из уст в уста стали передаваться легенды и были о заказах учителей на подарки, а особо показательной в этом отношении стала история о том, как одна учительница чуть не швырнула родителям обратно подаренный ими набор сковородок (“сковородки у меня уже есть!”). Ситуация с подношениями учителям в стране достигла такого размаха, что управленцы озаботились серьезностью момента, а министерство образования стало рассылать на места письма с предложением проведения работы среди родителей о недопущении дарения учителям подарков.
Вот только остановят ли эти меры нас, родителей? Человеческая натура так сложна и противоречива, что, желая видеть ребенка одетым в приличную школьную форму, радуясь тому, что он учится в чистом, отремонтированном классе и совершенно искренне сдавая сегодня деньги на подарок уважаемой классной руководительнице, мы завтра с неподдельным осуждением будем рассказывать знакомым и о непомерно высоких родительских поборах, и о дороговизне бесплатного школьного обучения, и о бессовестных учителях, принимающих дорогие подарки…

В средней школе №№ 1, где форма прижилась, ученики чувствуют себя вполне комфортно. Они даже не прочь устраивать показы моделей школьной одежды, как это было недавно во время мероприятия, посвященного творческому отчету коллектива за последние 5 лет.

Фото Николая Скляров
row['name']