Сегодня: 23 октября 2208, Воскресенье

Очередное письмо в редакцию – о медиках и медицине. Тема здравоохранения не сходит с газетных полос. Читатели пишут об этом не каждый день – когда заболеют. Или когда заболеют их родные, близкие, знакомые. Словом, тогда, когда им приходится обращаться к услугам родной бесплатной медицины. Которая сама больна. Хронически и безысходно.
Впрочем, на сайте novocherkass.ru кто-то из горожан высказал мнение о том, что не все врачи плохи, просто критикующие с ними не сталкивались. Мы ох как с этим согласны! Как и с тем, что не все у нас плохо. Бывает очень плохо, совсем плохо и хуже некуда. И очень хорошо! Хорошо, когда о том, что плохо, люди не хотят молчать. А значит, болезнь (например, хамство в учреждениях здравоохранения) поддается лечению. Были бы только желающие вылечить и вылечиться.

Уважаемая редакция «Частной лавочки»!
Всегда с большим интересом читаю каждый номер вашей газеты, стараясь ничего не пропустить. И вот решил сам заделаться писателем и обратить внимание общественности на одно прискорбное обстоятельство. Долго думал, стоит ли об этом писать, но наконец решил обратиться. А решил после одного случая в автобусе, которому сам стал свидетелем.
Утро. Переполненный автобус. Крики, шум, гам. В общем, картина знакома всякому, кто пользуется общественным транспортом. И в этом шуме громче всех выделяется зычный женский голос: «Эй ты, психическая! Куда прешь?!». Оборачиваюсь: женщина пожилого возраста выкрикивает эту фразу молодой маме с ребенком на руках и тут же углубляет свою мысль: «И сама ты — психическая, и ребенок твой такой же. В дурдом вам пора!».
Дело в том, что я знаю эту женщину: она — фельдшер, работает в одной из местных больниц.
Другой случай. Прихожу в первую поликлинику. Выстояв длинную очередь в регистратуру и такую же очередь к кабинету врача, (каюсь!) испытал вполне обычное человеческое желание: захотел в туалет. Я наивно полагал, что расположенный на первом этаже и предназначенный для больных туалет больными и используется. В моей ошибке помогла разобраться санитарка, которая, выматерив меня, сама закрылась в этом туалете и не выходила около получаса: курила.
После этого задумка написать статью в вашу газету окончательно оформилась.
Мы с вами видим и сталкиваемся с хамством в транспорте, в магазине, на улице, но хуже всего, когда такое отношение мы встречаем в больницах и поликлиниках нашего города, когда грубят и хамят именно те, кто в силу своей профессии обязан проявлять абсолютно противоположные качества. И статью свою я хочу посвятить именно хамству. Правда, не ему одному, но об этом уже по ходу дела.
Начну свой рассказ с БСМП г. Новочеркасска. В критических статьях, публикуемых в различных газетах, стало модным ругать главврача БСМП. Это даже считается правилом хорошего тона. Но я хочу рассказать о другом не менее важном лице в БСМП. Таком важном, что ему даже главврач не указ. Это швейцарша, которая сидит на центральном входе и по идее должна следить, чтобы никто из посетителей не прошел внутрь больницы в верхней одежде без сменной обуви. Она и следит! Чтобы все посетители купили у нее бахилы за 5 рублей. После чего можно спокойно проходить в шапках-ушанках, дубленках и меховых унтах (если на них надеты бахилы, которые через 3 минуты порвутся!). Такой вот маленький бизнес маленькой швейцарши. За час до закрытия раздевалки она перестает принимать одежду. А поскольку прием посетителей еще разрешен, то люди идут в палаты к своим родственникам в верхней одежде.
Однажды я сам провел опыт. Было это еще зимой, в сильные морозы. Вечером, я заплатил швейцарше 5 рублей, купил и надел бахилы и, не переодеваясь, в дубленке, шапке и сапогах поднялся в травматологию, где лежал мой друг. На пути мне встретилось много медработников, но никто из них меня не остановил. Модно винить во всех несчастьях только главврача. А остальные работники, те же медсестры и санитарки, в обязанность которых входит следить за порядком и чистотой в больнице, вроде бы и ни причем.
Да что я все о больнице и о больнице?! Всю свою жизнь мне приходится обращаться за помощью во вторую поликлинику, и работающий в ней персонал я хорошо знаю. В этой поликлинике трудится много хороших, преданных своему делу медицинских работников. Но (как это ни прискорбно!) все мы прекрасно знаем, что, поставь рядом сто культурных людей и одного хама, всеобщее внимание привлечет именно хам. Вот о таком хамстве я хочу рассказать.
Начну с регистратуры, где идет запись на прием и где хранятся истории болезни. Неприятности, которые я пережил с моей историей болезни, достойны описания в романе «Хождение по мукам». В регистратуре ее теряли четыре (!) раза. И каждый раз мне приходилось заводить новую. Я страдаю хроническим заболеванием, и в старых историях болезни были мои жалобы, рекомендации врачей, которые, вероятно, необходимо сохранять (иначе зачем тогда вообще нужны эти истории?). И мой случай не единичный. От своих знакомых, которые тоже наблюдаются в поликлинике № 2, я узнал, что и у них с историями болезни творится та же самая чертовщина. А однажды я совершенно случайно стал свидетелем большого скандала: больной оформлялся на группу инвалидности, и в этот момент выяснилось, что у него потерялась история болезни.
Медработники, читающие мою статью, могут возразить. Мол, это больные развелись такие безалаберные: сами истории теряют, а на нас потом сваливают. Ничего подобного! Во всех рассказанных мной случаях истории болезни хранились в регистратуре поликлиники. Оговорюсь сразу, я не обвиняю регистраторов в пропаже историй, потому что сам вижу огромные очереди в регистратуру и прекрасно понимаю, что нельзя требовать от людей чего-то невозможного. Но ведь должен же кто-то отвечать за надлежащее хранение документации в поликлинике. Или, может быть, такая позиция руководству поликлиники удобна: раз никто не отвечает, то вроде бы никто не виноват, кроме самих больных.
Идем дальше. Получив талон, я иду к кабинету, где принимает нужный мне врач. Захожу на прием и тут не все гладко.
Был случай, когда мой участковый врач заболел, и я попал на прием к другому врачу. Про замещавшего врача ничего плохого сказать не могу, но вот медицинская сестра, которая сидела с ним на приеме, все время (пока я был в кабинете) не закрывала рот, перебивая не только меня, но даже доктора. Что же она обсуждала? Может быть, новые методы лечения? А обсуждала она личную жизнь заведующего поликлиникой, причем в таких выражениях, что покраснели бы даже хулиганы. И с такими подробностями, что, выйдя из кабинета врача, я знал о семейных проблемах заведующего (между прочим, уважаемого мной человека) гораздо больше и подробнее, чем он сам.
Когда я вышел из кабинета, медсестра по какой-то своей надобности вышла вслед за мной. В коридоре (мне неудобно было делать это при враче) я сделал ей замечание. Нетрудно догадаться, что последовало в ответ: меня «облаяли». А как еще назвать эти крики с нецензурными выражениями. А в конце этой ругани сестра милосердия гордо выпрямилась и заявила следующее: «Я медсестра высшей категории! А ты здесь никто!». После чего также гордо удалилась в кабинет.
Хотя перед кабинетом сидела огромная очередь, и все пациенты слышали эту перепалку, меня никто не поддержал. Большинство предпочло просто промолчать. А некоторые старушки даже начали обвинять меня: «Да как ты посмел нашу Нонну Ивановну обидеть! Она бедненькая, несчастненькая. У нее сын такой тяжелой болезнью страдает!». Прошло с того дня некоторое время, и я случайно узнал, что никакого тяжелобольного сына у «бедненькой и несчастненькой» любительницы перемывать чужие кости нет и никогда не было. А есть у нее дочь, между прочим, вполне здоровая девица, никакими тяжелыми заболеваниями не страдающая. И тогда-то и появилась у меня мысль: «А не сами ли мы виноваты в том, что кругом так много хамства и головотяпства?».
Мы не вмешиваемся, когда обзывают и хамят другим, часто не одергиваем хамов, а иногда даже сами их защищаем. Ах, они какие бедные! У них болен двоюродный дядя в Киеве, и в огороде некому полоть лебеду! И по этой причине можно спокойно нахамить незнакомому человеку, сделать гадость, потерять историю болезни или продавать рвущиеся через пять минут бахилы втридорога, нарушая все правила санитарии в больнице?!
«Частная лавочка» уже неоднократно писала в своей газете об обычае ставить в нашем городе памятники с надписью с обратной стороны монумента: «Поставлен в правление губернатора такого-то мэра такого-то…». И вот я решил предложить проект нового памятника: памятник Хамству и Головотяпству, Цветущим Махровым Цветом В Здравоохранении Нашего Города (вот именно так: все с большой буквы). Памятник должен выглядеть так: две порванные бахилы на пьедестале. И надпись с обратной стороны: «Поставлен в правление хамовитой швейцарши тети Маши, беспардонной санитарки тети Глаши и наглой медсестры тети Нонны». Потому что эти тетеньки переживут всех мэров, пэров и губернаторов и именно они, а не мэры, главврачи, заведующие и ответственные работники горздрава правят бал в больницах и поликлиниках нашего города.
P.S. Все статьи «Частной лавочки», посвященные медицине нашего города, я всегда очень внимательно читаю. Не всегда во всем согласен с авторами, но так оно и должно быть: у каждого есть свое мнение. Настоящая демократия как раз и заключается в том, чтобы это мнение высказывать. Немного удивила меня только статья в «Частной лавочке» № 15 за 2006 год под названием «Кадры решают все». Там говорится об очень нехорошей тетеньке враче, которая, ай-ай-ай, не посещала планерки и не каждый день появлялась на учебе. Написали статью ее пациенты. Когда я сам лежал в больнице, то я даже понятия не имел о том, ходит ли мой лечащий врач на планерки или нет. Больше скажу: я даже не знал, как это мероприятие правильно называется: планерка, пятиминутка или, скажем, мозговой штурм. И о том, когда и кого из врачей больницы направили на учебу, где эта учеба проходит и кто туда доезжает, а кто нет, представьте, тоже не имел никакого понятия. То ли другие больные куда сообразительнее меня, то ли настоящим автором статьи «Кадры решают все» являются не «пациенты глазного отделения, не выписанные из него ко Дню защитника Отечества», а кто-то… («ЧЛ» позволит себе не донести до читателей предположения «Миши» об авторстве этой статьи — у нас тоже есть свои маленькие тайны. Да и «Миша» ведь — псевдоним).
Свою статью я постарался построить корректно и никого не назвал по фамилии (хотя стоило бы!). И нигде не задался вопросом: а есть ли у вышеуказанных швейцарш, санитарок и медсестер тоже своего рода высокие покровители, поощряющие то безобразие, которое они творят. А вот это зря. И сейчас я этот вопрос задаю!
Не сомневаюсь, что, если мое письмо все-таки будет опубликовано, то в следующем же номере кто-нибудь из медработников напишет мне гневную отповедь. Дескать, все это враки, и в больницах, и в поликлиниках у нас полный порядок, а автор этого пасквиля — враг народа и злостный вредитель. Не сомневаюсь, что вход и в больницы, и в поликлиники нашего города для меня будет закрыт. Потому подписаться настоящим именем не могу. Если раньше были статьи Саши из Америки, то о себе могу сказать, что я Миша из Новочеркасска.
P.P.S. Сейчас принято ругать молодежь. Вот и в статье «Кадры решают все» подчеркивается, что «людей достойных и многоопытных» унижает и обижает молодое поколение. Но вот по какому-то непонятному совпадению все герои моей статьи люди немолодые и многоопытные в своих аферах и хамстве. Да и где найти нынче в нашем городе молодежь?! Ау! В той же поликлинике № 2 молодые медсестры почему-то не задерживаются. А медсестра-хамка работает до сих пор. И получает за свое хамство и сплетни о персонале больницы хорошие денежки.