Сегодня: 27 ноября 0472, Воскресенье

Когда Вера Шпакова после окончания краткосрочных курсов медсестер пришла вместе с подругами в военкомат, военный билет ей не выдали: “На фронт тебе, дочка, рано, шестнадцать только. Пошлем тебя в госпиталь”.
В августе сорок первого в Новочеркасск начали поступать раненые. Вечерами Вера дежурила в госпитале, а днем училась в школе…
На фронт она попала в начале сорок третьего года. 24-я стрелковая дивизия находилась тогда в Донбассе. Там-то и приняла девушка боевое крещение: во втором эшелоне, в санчасти полка. Налетела фашистская авиация. Бомбы рвались то тут, то там, но медслужба раненых сберегла, спрятав их в окопы.
Наступление продолжалось. За ночь бойцы проходили по 20-30 километров. На привалах Вера бинтовала им растертые ноги, поправляла повязки не захотевшим отправляться в медсанбат раненым. Все рвались вперед.
Это случилось в августе. У реки Молочной разгорелся бой за высоту. Медсестра Шпакова оказала помощь более чем сорока раненым. Самых тяжелых стягивала на площадке в блиндаж. И вот когда она тащила, прижимаясь к земле, очередного бойца, совсем рядом разорвался снаряд. Веру ранило в ногу. Хорошо, что рядом с блиндажом. Ее затащили в укрытие. Сапог был полон крови. Под приближавшийся гул немецких “тигров” раненые наложили девушке жгут. Притаились. Ждали, что будет. Но под натиском нашей атаки фашисты опять отступили. Можно было подать сигнал о помощи. За спасение раненых в этом бою медсестра Шпаковва удостоилась почетной награды – медали “За отвагу”.
Совпало так, что в госпитале под Черниговом, где лечилась девушка, служил новочеркасский хирург С.В.Кутузов. Он побеспокоился, чтобы его землячке разрешили не отправляться в тыл. Вместе с шестью бойцами-однополчанами Вера стала догонять ушедщую далеко вперед свою часть.
Уже в Восточной Пруссии медсестра Вера Шпакова попала под сильный обстрел. Ее оглушило взрывной волной и поранило ногу. Долго была глухой. Работала машинисткой в штабе дивизии. Но как только все прошло, Вера снова встала в строй.

Из воспоминаний В. Шпаковой:
«У нас у всех были еще не полностью зажившие раны. Я в одном только сапоге, вторая нога была забинтована. В каком-то селе около пепелища сгоревшего дома лежала убитая женщина, а возле нее плакал двухлетний ребенок. Это надо было пережить. Мы поклялись отомстить фашистам.
Когда погиб старшина нашей санроты, меня назначили вместо него. Тяжелые бои были за Евпаторию, Севастополь. Наш батальон помешал врагу взорвать здание севастопольской панорамы. Позже я ездила и смотрела, какую красоту фашисты хотели уничтожить.
За освобождение Евпатории нашей гвардейской дивизии было присвоено звание “Евпаторийской”.
“Фашистов, — пишет ветеран войны и труда Вера Михайловна Шпакова, — мы добили в их же логове – Берлине. Наша победа восторжествовала. Мы отстояли то, что было завоевано нашими отцами и дедами. Пусть же дети и внуки не знают такого горя, каким является война. Пусть же не знают свиста пуль и взрывов снарядов, что такое ползать по земле под обстрелом и спасать раненного человека… Пусть гордо идут по жизни с высоко поднятой головой: мир земле на все времена”.
Вера Михайловна после войны работала бухгалтером в горкоме партии 8 лет, затем 38 лет работала заведующей магазином в промторге. За непрерывную и добросовестную работу награждалась неоднократно медалями и почетными грамотами.