Сегодня: 23 октября 1903, Пятница

23 августа 1804 года Император Александр I удовлетворил ходатайство своего недавнего ставленника войскового атамана М.И. Платова об основании столицы Земли донских казаков на новом месте. В Высочайшем Указе по этому поводу говорилось: «… Я нахожу мнение Ваше, чтоб основать в удобнейшем местоположении город, тем более основательным, что и прежде, по долголетнему опыту многих неудобств, было уже неоднократно о сем помышляемо». И еще: «Как скоро будет возможно, не позже, как наступающею осенью, отправится по повелению моему в Черкасск инженер генерал-лейтенант Де Волан, который осмотрев назначенное место (выделено мной. — В.Р.) если найдет все нужные удобности, составит план городу, назначит в нем все надлежащие разделения на площади, улицы и проч. Новый город сей будет именоваться Новым Черкасском».
Выбор кандидатуры градостроителя не был случайным. Инженер-фортификатор голландец Франц де Воллан служил к тому времени в России уже 17 лет. По его планам на южных рубежах Империи было построено несколько крепостей и морских портов, ставши впоследствии городами (Одесса, Тирасполь, Николаев и др.). Основательно занимался он и Таганрогским постом.
Место для нового города найти не просто, «все нужные удобности» редко оказываются там, где хотелось бы. Не сразу нашли и, удовлетворяющее специальную комиссию, место для Нового Черкасска. После осмотра и всесторонней оценки нескольких вариантов, сошлись на том, что быть новой столице донских казаков на возвышенности (максимальное превышение над поймами рек 104 м.), опоясанной с трех сторон речками Аксай и Тузлов. Де Воллану предстояло сделать план будущего города с учетом конфигурации и рельефа выбранного участка.
В малоформатной книжке «Моя жизнь в России» (Одесса, 2002) он своим занятиям по Новому Черкасску уделил всего один небольшой абзац: «Только собравшись продолжить инспекцию в своих прочих районах, получил срочное распоряжение скакать в Черкасск, к Донским казакам, чтобы выбрать место для их новой столицы. Здесь я составил план города и дал указания по его сооружению».
Можно сделать вывод, что поручение Императора не потребовало от него большого труда и много времени. Впрочем дело не в этом, а в конечном результате. Главный конструктор ракетно-космических систем С.П. Королев говорил своим сотрудникам: «Быстро мы это сделаем или не очень — скоро забудется, а вот как это сделаем — останется навсегда». Так вот, результат довольно быстрой работы де Воллана (генплан Нового Черкасска в начале ноября был готов и отправлен в Петербург, а 31 декабря Высочайше утвержден) оказался полезным на многие годы.
Градостроительная идея, заложенная в план нашего города, в виде системы больших и малых площадей и пересекающих их или отходящих от них широких проспектов (до 50 м) и улиц (до 30 м) оправдывает себя и 200 лет спустя. Необходимо отдать должное и тем, кто помогал императорскому посланцу: войсковому архитектору Бельтрами и казачьему инженеру капитану Ефимову. А еще хочется возразить тем, кто приписывает создателю генплана Нового Черкасска сверх того, что он сделал. Не проектировал де Воллан зданий для донской столицы и не контролировал процесс ее застройки. Это, как теперь любят говорить, однозначно! У него было достаточно забот, связанных с его обязанностями в Департаменте путей сообщения: инспектирование хода строительства причалов, дорог, каналов, шлюзов и т.п.
Сегодня Новочеркасск (слитно название города стали писать с 1837 года) далеко вышел за пределы, обозначенные первоначальным генпланом, и проживает в нем, согласно переписи населения 2002 года 184,5 тысячи человек.