Сегодня: 22 октября 6666, Понедельник

Я, как и многие, кто пользуется льготами на оплату абонентской платы за телефон, получил малюсенький листочек бумажки. Так, не листочек даже, а какой-то клочочек, ничтожную бумаженцию. Собственно, если речь идет не о показной заботе, а о действительном отношении к нуждающимся, то так оно всегда и бывает у монополистов. Раз ты бедный, убогий, то и уважения нет, не заслуживаешь ты его. Вот дословный текст той бумажки, который я привожу для тех, кто не имел счастья такого лицезреть: «Уважаемый(ая) в связи с реорганизацией компании просим Вас срочно перезаключить договор «Об оказании услуг телефонной связи». Перезаключение договора производится БЕСПЛАТНО по адресу: пр. Баклановский,25, 1 этаж. Телефон 2-25-99.
При себе иметь паспорт и документы на льготу. Администрация НУЭС».
Этот же текст был несколько раз озвучен записанным на пленку голосом при звонке с узла связи.
Кажется, все просто и ясно, и никаких толкований не может быть. Если не брать во внимание, что это напечатано малюсеньким шрифтом и на малюсеньком клочочке, вроде все вполне цивилизованно. Я, как и многие, был наивен.
Здесь надобно заметить, что большинство льготников, получая мизерную пенсию, прилагает усилия к дополнительному заработку. То есть, проще говоря, стараются найти работу в дополнение к пенсии. А значит, не вполне свободны именно в рабочее время. Однако на окошечке, где оформляют договора, висит табличка о режиме работы: до 17 часов. Т.е. сугубо рабочее время. А ведь есть и такие инвалиды, кому ходить и ездить далеко вообще очень тяжело. Следовательно, вместо них идут близкие люди, которым и так хватает всяческих забот. Чем руководствовалось руководство НУЭС, понять трудно. Возможно тем же, что слышно в других местах вдогонку: «Когда уж они все сдохнут!». В любом случае налицо неуважение к клиенту, который и обеспечивает, в конечном итоге, финансовое благополучие, отнюдь не красит эту организацию.
Подаю в указанное окошко, как написано в так называемом приглашении, паспорт и документы на льготы. А надо сказать, у меня они были не на одного клиента телефонной компании. И тут дама в окошечке мне говорит: «Нужны ксерокопии всех документов. Если у вас их нет, мы за отдельную плату вам сделаем». Позвольте, говорю, в приглашении не написано, что нужны ксерокопии. Разговаривать со мной весьма не стали…
Сегодня только ленивый не имеет ксерокса даже в маленьком магазине. Так с какой стати надо платить за ксерокопии узлу связи? Инвалиду, постоянно нуждающемуся в лекарствах, и 5-10 рублей деньги! Ведь ясно написано, что заключение договора бесплатно! Зачем же еще сдирать рублики? Вероятно, у работников НУЭС очень высокие зарплаты, если для них все это мелочь. И, между прочим, вспоминается поговорка: «Курочка по зернышку клюет…». Сколько нас таких, которым следует заключить договор? Явно не десять человек. Я ушел. И второй раз в рабочее время никак не отпрошусь.
А тут знакомый инвалид Великой Отечественной войны звонит и рассказывает свою историю. Ему 90 лет. Телефон во многом для него средство связи с внешним миром. Он уже не выходит из дома. Живет один. Конечно, каждый день к нему приходят дети, которые живут отдельно. Вот он и попросил сына сходить в узел связи. Дал ему все свои документы. Среди прочих было и удостоверение ветерана труда. Работница абонентского отдела выбрала именно его. И на основании его сделала запись в заключенный договор. Почему так?! Можем предположить, что таковы инструкции. Ведь идут разговоры о том, что в первую очередь именно эта категория льготников лишится своих льгот. Ветеран возмутился страшно. Никто не знает, сколько кому отмерено жить на свете.
Проблема еще в том, что сын ветерана не только отпрашивался с работы, он еще и очередь выстоял.
Ветеран, грамотный оказался, по телефону дошел до начальства, пообещали исправить договор. Правда, вначале в расчете на темность клиента, посоветовали ему самому своей рукой внести изменения в текст. Но умный оказался ветеран! Ведь текст договора вносится прежде всего в компьютерную базу данных узла связи, а там осталось бы так, как первоначально написали в договоре. Доказывай потом, что ты инвалид войны, бегай, объясняй. Так не самому ведь бегать придется, а кого-то просить. Вот и придется сыну вновь отпрашиваться с работы, выдерживать словесные битвы в телефонной компании.
Итак, что же получается? Договор как таковой нужен, прежде всего, НУЭС, поскольку в нем практически нет ответственности компании перед клиентом, зато в изобилии прописана ответственность клиента. Как видите, и сама процедура заключения договора слишком уж имеет стойкий тяжелый запах дремучего замшелого неуважения к клиенту. А все потому, что мы имеем дело с монополистом: я у вас — единственный, а вас у меня … видимо-невидимо. Я вам от ворот поворот, а вы — ну куда вы от меня денетесь?
Что сказать вам, граждане, в заключение? Будьте осторожны в общении с НУЭС. Не позволяйте себя обманывать!