Сегодня: 19 июля 5722, Воскресенье

Мое дело
“Москалев приехал на “Форде”, а мы катились на инвалидных колясках, подталкивая друг друга, выслушивая осуждения сотрудников администрации, не пожелавших даже помочь нам добраться до места судебного разбирательства…” – так начали свой рассказ инвалиды.

Наша газета уже писала (№ 20 от 21 мая 2003 г.) о судебном процессе между администрацией Новочеркасского дома-интерната и проживающими там инвалидами и престарелыми. 9 июня городской суд вынес последнее решение в череде многочисленных дел. Как и ожидали инвалиды, решение принято в пользу администрации интерната.

Исходя из принятого решения, следует ожидать, что с минимальных пенсий инвалидов взыщут 75 процентов по договору, признанному заключенным, плюс сумму долга, которая по самым скромным подсчетам составит около 7-8 тысяч рублей. Администрация интерната своего таки добилась – инвалиды остались без пенсии.
На мой взгляд, суд вынес несправедливое решение, не учитывая при этом возражений инвалидов, не взирая на то, что предлагаемые инвалидам условия договора противоречат Федеральному закону «О социальном обслуживании престарелых граждан и инвалидов в РФ». Администрация интерната взимает плату за услуги, предоставляемые государством бесплатно. Не хочу вдаваться в перипетии судебных споров. В конце концов, для обжалования решения Новочеркасского суда есть кассационные инстанции. Разговор о другом.

Мне прозрачно намекнули, что газета «Частная лавочка», проигравшая недавно дело по Паспортному столу (судья тот же, что и на процессе инвалидов — А.Москалев), вмешивается куда ей не следует, то есть попросту сует нос не в свое дело. Хотелось бы объяснить нашим читателям, а заодно и уважаемому господину А.Москалеву, почему это дело – мое. Вот уже девять лет я возглавляю областную газету «Единство инвалидного движения», являюсь членом Всероссийского общества инвалидов с момента его образования, то есть с 1988 года. Родители мои, ныне покойные, оба — инвалиды первой группы. Отец, Петр Федорович Поваров, в 9 лет лишился обеих ног, но это не помешало ему закончить Московский университет. Кандидат исторических наук, доцент, он тридцать лет преподавал в НПИ, а когда образовалось Всероссийское общество инвалидов, стал председателем его ростовского областного отделения. Он соавтор законов «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и «О социальном обслуживании престарелых граждан и инвалидов». Эти и другие законы, вся концепция законодательства по проблемам людей с ограниченными возможностями в России, разработаны Всероссийским обществом инвалидов. Когда эти законы в 1995 году принимала Государственная Дума, то Президент Б. Ельцин трижды применил право «вето», чтобы законы не были приняты. Но все же депутаты Думы преодолели вето президента и законы, изрядно порезанные и подправленные, всё же вышели в свет. Я прекрасно понимаю, что эти законодательные акты не устраивают Правительство и чиновников всех мастей. Поэтому так усиленно пытаются сейчас сократить льготы инвалидам и другим нуждающимся гражданам России. Министерство труда и социальной защиты населения, Правительство России издали постановления, противоречащие действующему законодательству, но не это самое главное. Подобные законодательные акты конфликтуют, прежде всего, с морально-нравственными нормами, которые складывались в российском обществе веками. Суть этих норм в том, что никому не позволено обирать инвалидов, даже государству с очень дырявым бюджетом и невероятно богатыми олигархами.

К сожалению, декларируемое у нас социальное государство таковым не является. И пока сохраняется такое положение вещей, мое дело, моя святая обязанность защищать инвалидов при любых обстоятельствах, даже, если они в чем-то формально и не правы. Но мне кажется, что в данном, конкретном, случае они правы не только с точки зрения морали, но и закона.

Я с большим уважением отношусь к нашей городской администрации и лично к мэру Анатолию Панфиловичу Волкову. Я считаю, что А.Волков многое сделал и делает для нашего города. И мне не понятно, почему до сих пор, несмотря на то, что Закон “О социальной защите инвалидов в РФ” принят восемь лет назад, у нас не создана доступная для инвалидов городская среда. Даже отремонтированный недавно театр не имеет ни пандусов, ни лифта. Здания, где расположены отдел труда и социальной защиты населения, городская администрация, больницы, поликлиники также не приспособлены для посещения инвалидов на колясках и костылях. А ведь у нас в городе – дом-интернат для инвалидов и престарелых, специализированный детский дом, технологический техникум- интернат, школа для слабовидящих детей. А в Азове, например, даже у здания суда есть пандус.
Инвалиды, проживающие в доме-интернате, не имеют возможности выехать в город. Чтобы сесть на автобус, кстати, тоже не снабженный подъемником, надо преодолеть длинную лестницу с множеством ступеней. А магазины? Их на Новом городке два. И оба без пандусов. Инвалиды не могут купить хлеб, сахар и другие необходимые продукты. Они вынуждены просить об этом прохожих. Закон требует обеспечить инвалидам доступную среду обитания. Почему же закон не выполняется у нас в городе?

Мне кажется, что Анатолий Панфилович мог бы помочь решить хотя бы проблему пандусов в магазинах на Новом городке. А открытие маршрута для инвалидов со специально приспособленным для этого автобусом, как в Ростове, уже более далекое, но все же вполне реальное дело. И не менее благородное, чем установка памятников Де Воллану и Платову. Городу просто необходимо принять программу действий по безбарьерной среде и помощи инвалидам.
Надеюсь, что так и будет.

Теперь несколько слов о нашей газете, о “Частной лавочке”. Конечно, я выскажу здесь свое личное, не во всем справедливое, мнение. Газета активно критикует действия администрации и мэра. Что же здесь ненормального? А вот если администрация города или наш мэр считают эту критику необоснованной, более того, клеветнической, то всегда имеется возможность оспорить ее в судебном разбирательстве. Есть и другие способы – опровержение, открытая полемика. Можно было бы и интервью дать оппозиционной газете, особенно если добрая половина ее сотрудников против администрации вовсе не настроена, а скорее наоборот – настроена “за”.

А иначе что же получается?
Сидит в тюрьме Алексей Федоров, говорят, что за неуплату налогов. И правильно сидит – налоги надо платить! Но почему-то многие связывают его “отсидки” с “наездами” на мэра и администрацию. Конечно, это не так. Все дело в налогах. А статьи Федорова в “Новочеркасском наблюдателе” совершенно смешные. Тут и оспаривать ничего в суде не надо. Не станешь же всякую глупость оспаривать, достаточно над ней посмеяться. Да так посмеяться, чтобы и другим неповадно было глупости писать. Но если над глупостью не смеются, а ее автор вскоре оказывается в тюрьме, то люди начинают воспринимать всё всерьез, а автора считают борцом за правду. Так рождаются страшные истории про “страшную” власть.
За что же “наказана” на 64 тысячи газета “Частная лавочка”? За статью о паспортном столе? Или за материалы, критикующие действия администрации и мэра? Хотелось бы знать правду.

P.S. В субботу 21 июня мы вместе с корреспондентом радио «Свобода» приехали в Дом-интернат пообщаться с инвалидами и узнали, что им вернули зарегистрированные в суде 18 июня кассационные жалобы (на их копиях есть печать и подпись секретаря канцелярии суда). Интересно, что данный шаг означает, ведь краткие кассационые жалобы составлены и переданы в суд в соответствии с Гражданско-процессуальным кодексом?
row['name']