Сегодня: 20 июня 2019, Четверг

Слово «парашют» составлено из двух слов: греческого παρα (против) и французского chute (падение). Этим “гибридом” и назвал свое изобретение французский физик Ленорман. Было это в конце XVIII века, когда люди начали летать на воздушных шарах. Первый авиационный парашют сконструировал в 1910 году француз Вассер, но практического применения его детище не нашло из-за громоздкости и сложности пользования им. Такая же участь постигла многие другие изобретения, в том числе и парашюты в виде плаща или пальто. Авиаторы нуждались в компактном, легком и надежном устройстве для покидания самолета в аварийной ситуации.
Такое устройство — ранцевый парашют — изобрел русский конструктор-самоучка Г.Е. Котельников.
Глеб Евгеньевич родился в 1872 году в семье профессора механики и математики Петербургского лесного института. Он с детства приобщался к сцене и увлекался техникой. Отец всячески способствовал развитию его способностей к конструированию и небезуспешно. Самодельный фотоаппарат Глеба-гимназиста — убедительное свидетельство тому. Окончание гимназии было омрачено смертью отца. Стесненный в средствах юноша вынужден был поступить в артиллерийскую школу. Окончив ее и прослужив обязательные три года, он оставляет военную службу и уезжает в Новочеркасск. Здесь с 1898 по 1908 год Котельников служил в акцизе, т.е. собирал налоги с донских виноделов, а заодно сконструировал для них укупорочную машину. В свободное время ставил любительские спектакли и сам играл в них.
Возвратившись в Петербург, Котельников поступает в труппу Народного дома и выступает на его сцене под фамилией Глебова-Котельникова. Его артистическая деятельность совпала по времени с первыми полетами русских летчиков. Правда, летали они на аэропланах типа “Райт”, “Фарман” и других зарубежных машинах. Эти полеты привлекали массу зрителей. Актер Глебов, с детства любивший технику, тоже наведывался на комендантский аэродром. Полеты аэропланов были для него не только волнующим зрелищем, но и побуждали к изобретательству. Его занимала мысль о возможности спасения авиаторов при поломках аэропланов или повреждении их на войне. В 1910 году на его глазах разбился летчик Лев Мациевич, выпавший из самолета. Это была первая жертва среди русских авиаторов.
Такое событие не прошло бесследно для впечатлительного Котельникова. Он решил во что бы то ни стало сконструировать и построить аппарат, который позволял бы летчикам покидать аэроплан в аварийных случаях и благополучно опускаться на землю. Изучив немногочисленные источники по этому вопросу, изобретатель вышел на совершенно оригинальное решение и через год построил модель легкого парашюта, укладываемого в ранец. Многократные испытания парашюта с манекеном показали его безотказность и надежность. 27 октября 1911 г. изобретение “РК-1” (русский, котельниковский, первый) было запатентовано. Однако военное министерство не приняло его “за ненадобностью”. Зато иностранная фирма “Ломач и К0”, занимавшаяся в России продажей оборудования для авиации, сразу же взялась за изготовление парашюта Котельникова, сделав и испытав два экземпляра ранцевого парашюта свободного, автоматического действия. В. Ломач увез их за границу. Более того, он получил от Котельникова практически все права на “РК-1”. И с 1913 года в Европе стали появляться ранцевые парашюты, очень похожие на котельниковские.
В России о «РК-1» вспомнили в 1914 году, когда русская авиация начала нести потери в мировой войне. Было изготовлено 70 парашютов. В испытании этой партии изделий принял участие и их автор. Вопреки запрету конструктор совершил рискованный прыжок с высоты около 35 метров и благополучно приземлился.
Призванный на фронт, Котельников заведовал авторемонтными мастерскими, бывал и в авиационных отрядах. Там он с горечью отмечал, что парашюты у летчиков были редкостью, хотя их необходимость осознавалась многими. Вопреки этому на докладе генералов, содержащем просьбу обеспечить летчиков парашютами, великий князь Александр Михайлович, бывший тогда начальником русских воздушных сил, начертал такую резолюцию:
“Парашют вообще в авиации — вещь вредная, так как летчики, при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолет гибели”.
В советское время Котельников продолжал совершенствовать свой парашют. Разработал его модификацию “РК-2”, сконструировал грузовые парашюты “РК-3” и “РК-4”, запатентованные в 1924 году. Правительство премировало конструктора и назначило ему пожизненную пенсию. Наладить же массовое производство парашютов Котельникова так и не смогли.
В 1938 году вышла книга Г.Е. Котельникова “История одного изобретения. Русский парашют”, с большим количеством авторских фотографий. В предисловии к ней мастер СССР по парашютному спорту А. Фатеев писал: “Право на производство этого парашюта мы купили у Ирвина. (Фабрикант Ирвин скупал чужие изобретения и выпускал под своей маркой — В.Р.). Удивляться здесь не приходится. На испытания и улучшения этого парашюта Ирвин израсходовал миллионы долларов.
Мы прыгаем теперь с парашютами типа “Ирвин”. И чтобы как-то оправдать эту нелепость, Фатеев перекладывает вину на царскую Россию: “В той технически отсталой стране он (Котельников — В.Р.), конечно не мог встретить ни внимания, ни поддержки, как не встретили этого Ладыгин, Яблочков, Попов, Мичурин и Циолковский”.
Ирония судьбы: окруженный “вниманием” персональный пенсионер Котельников, работая в Ленинградском аэроклубе, обучал советскую молодежь обращению с парашютом типа “Ирвин”.
Умер талантливый конструктор-самородок в ноябре 1944 года.

Комментарии (0)

Добавить комментарий