Сегодня: 24 октября 7875, Воскресенье

Период подготовки личного состава 81 КМСБ к высадке морского десанта на Малую землю совпал с моментом моей службы (воспоминания Борисова Н.Г.), когда я был ранен 18-го июля 1943 года и лежал в полевом госпитале по 18 августа 1943 г. в Кавказском ущелье в районе фальшивого Геленджика. Село Адербиевка, в котором находился госпиталь, не вспомнил. Знаю и очень хорошо помню, что нашу бригаду для получения пополнения и подготовки для высадки на Малую землю сосредоточили, как раз в это ущелье, где был госпиталь.

Ранен я был в районе Неберджаевки осколками гранаты в поясницу. В ближнем бою немцев выбивали с высоты перед этой станицей. Я видел немца, который собирался бросить гранату, и бросил. Я упал и успел отбросить ее обратно, а вторую откинуть не успел и получил ранение.

В госпитале часть осколков с поясницы изъяли, а мелкие, не доходя до позвоночного хряща несколько миллиметров, до сих пор ношу с собой. Мне неоднократно предлагали сделать операцию – не согласился. Очень боялся, что при операции могут задеть главный центральный нерв, и тогда буду  инвалидом. Наш госпиталь того времени находился в деревянном сарае с 2-ярусными  нарами, без всяких элементарных условий для лечения. Но, однако, лечились, умывались в речке с горной водой, выздоравливали и снова уходили на фронт.

И вот в один прекрасный день, числа 15-20 августа, вечером пошли колонны машин с пехотой. Больные, умевшие двигаться, выползли ближе к дороге, к забору. Долго стояли, наблюдали за непрерывным потоком транспорта с пехотой и артиллерией. Вдруг в ночных сумерках громким криком слышу – называют мою фамилию. Откликаюсь. Машина с пушкой остановилась, из кузова спрыгнул солдат и бежит ко мне. Когда подбежал ближе, узнал – Миша Татаркин, вместе были в Майкопе в 165-м запасном полку. Неожиданная солдатская встреча. Подошёл офицер, Миша представил меня и сказал, что это командир артбатареи капитан Свистельников. Наш разговор и встреча были недолгими, 3-5 минут, и колонна ушла вперед. Комбат сказал мне: «Жди, Михаил вернется за тобой».

Все это было так неожиданно. Прошло несколько часов, как ушла колонна дальше в лес по ущелью. Сестрички начали больных загонять в палаты, но я упорно ждал подхода машины. Вдруг замелькали фары,  машина подошла к госпиталю и остановилась. Из нее выскочил Миша, помог мне забраться в кабину и мы уехали в расположение артиллерийского дивизиона.

На второй день утром пригласили сестричку, которая сделала мне перевязку, а вечером отправили в госпиталь. За время пребывания в расположении батареи меня познакомили с командиром дивизии майором Евстигнеевым Евгением Андреевичем, который предложил мне остаться в  дивизии командиром отделения разведки при взводе управления. Как пехотному разведчику мне это дело знакомое – и я согласился.

Меня предупредили, что бригада примерно 25-28 августа будет уходить из этого ущелья обратно в район Кабардинки для высадки десанта на Малую землю.

Итак, я продолжал лечиться, а бригада формироваться. Где-то в последних числах августа, примерно в 22 часа, 81-я КМСБ начала выходить в район сосредоточения в Кабардинку для посадки на корабли.

Я их ждал… И вот остановилась машина, меня усадили в кабину – и вперед. На рассвете наш артдивизион сосредоточился в сопках в районе Кабардинки.

В ожидании плавсредств личный состав, в том числе и я, вели подготовку к десантированию. За это время меня обучили владеть артиллерийскими приборами, измерять вертикальные и горизонтальные углы, а по ним определять дистанцию до цели. Поджила моя рана. Каждый день фельдшер Евстигнеева Варвара Ивановна лечила меня и делала перевязки. Получил обмундирование, и к 28 августа 1943 года стал полноценным солдатом, мог идти в бой.

В ночь на 29 августа 1943 года 81-я бригада морской пехоты получила команду и приказ погрузиться на плавсредства и высадиться десантом на Малую землю. Была произведена погрузка личного состава и техники. Вышли в море. Темень, как говорят, хоть глаз выколи.

Командиры катеров удачно подвели плавсредства к противоположному немецкому берегу и дали команду: «Прыгай».

Высадка была произведена удачно, можно сказать, без потерь. Заняли участок 8-й стрелковой бригады на левом фланге Малой земли с задачей нанести сокрушительное поражение немцам на левом фланге и совместными ударами с моря и суши овладеть Новороссийском.

Наши батарейцы заняли огневые позиции на прямой наводке, а комбат и наш взвод управления, которым поручили командовать мне, до прихода офицера отрыли и оборудовали «НП» в боевых порядках 2-го стрелкового батальона, которым командовали майор Кобец Иван Митрофанович и начальник штаба батальона Глебанов Михаил Александрович.

С образованием Малой земли воины 81-й КМСБ на протяжении нескольких месяцев по сентябрь 1943 года стойко удерживали занимаемый рубеж, приковывая к себе большие силы немецких дивизий. Малая земля и её воины постоянно угрожали и держали немецкое командование в напряжении.

Они наглухо похоронили мечту Гитлера использовать Новороссийск  как порт, через который можно было вывозить богатства Кубани и Кавказа. Вот почему фрицы стремились задушить наш десант. Тяжело, очень тяжело  приходилось воинам-малоземельцам выдержать бешеный натиск превосходящих сил противника.

На узком участке фронта против малого количества защитников Малой земли были сосредоточены пять отборных немецких дивизий. Семь месяцев фашистские самолеты, артиллерия и минометы вдоль и поперек перепахивали малый клочок земли, на котором, можно сказать, не оставалось ничего живого, кроме воинов-защитников. Плавился камень, горела земля, и только мы, советские солдаты, выдержали этот «АД».

Сражение на Малой земле положило начало изгнанию немцев из Новороссийска, а также разгрому их в период освобождения Таманского полуострова и Крыма.

Днями и ночами наши воины взламывали мощную оборону врага. И все это время шли через сплошной огонь. И не сгорели, а победили.

Хочу сказать, что в жарких боях Великой Отечественной войны советские солдаты проявили боевое мастерство, мужество и героизм, совершили подвиги, которые будут жить в веках и в долгой памяти молодых поколений.

Супруги-Борисовы

Не забудутся и подвиги наших воинов, сражавшихся на Малой земле, на самом левом фланге советско-германского фронта.

В результате разгрома гитлеровских войск в районе Новороссийска создались благоприятные условия для нашего наступления не только вдоль черноморского побережья, но и во всей полосе фронта от берега Азовского моря до берегов Черного.