Сегодня:

(продолжение, начало в № 1 от 7 мая 2020г.)

 «Выпьем за шагавших под огнем»

            Сражались на фронтах Отечественной и новочеркасцы, бывшие до войны журналистами или ставшие ими после  её окончания… С некоторыми из ветеранов мне довелось познакомиться в единственной городской газете «Знамя коммуны»  в 70-е годы ХХ столетия. Кто-то уже был на заслуженном отдыхе, кто-то стал заниматься иным делом. Но по старой привычке они приходили в редакцию. У ответственного секретаря Ивана Яковлевича Кравченко был помощник Фёдор Артемьевич Колядин, бывший фронтовик, майор запаса. Он вёл военно-патриотическую тему, писал о войне и фронтовиках. К нему стекались не только материалы данного направления, но и их авторы. Встречи проходили эмоционально. А меня эти люди всегда восхищали своим жизнелюбием. Увы, я не назову точных деталей: где воевали, в каком звании, какие имеют награды… Постараюсь всё же упомянуть всех, с кем довелось встретиться в то время. Они заслужили,  чтобы ИХ вспомнили в эти майские победные дни.

Борис Константинович Самойлов и Александр Никитович Горшков ─ члены Союза журналистов СССР со «Знаменем коммуны» были связаны ещё с довоенного времени. Оба работали в редакции с 30-х годов с выхода первого номера. Борис Константинович был свидетелем этого события и участвовал в жизни газеты до своего ухода на фронт. После войны был спецкором «Российской газеты», писал и для родной «Знамёнки». Более того, хорошо зная начало пути издания и людей на этом пути, он начал собирать документы, связанные с историей создания газеты. Героическими усилиями была проделана колоссальная работа создан музей. Стенд «Они сражались за Родину» и витрины оформили в кабинете редактора Владимира Николаевича Михеева. Борис Константинович несколько раз в неделю появлялся на Московской, 20. Ему по-прежнему была интересна кипучая редакционная жизнь, к тому же он не переставал пополнять находками созданную экспозицию. А помогал ему в этом непростом деле Поволоцкий Николай Артемьевич. До  войны он работал в редакции, а затем возглавил типографию №7, где печатались городская и многотиражные газеты, брошюры, буклеты и прочее.

Александр Никитович Горшков был очень дружен с Калининым. Они поддерживали отношения даже после отъезда Анатолия Вениаминовича в 1935 году в «Комсомольскую правду». Когда Калинин бывал в гостях у родителей, они непременно встречались на Маяковского, 65. Так было и в воскресный день 22 июня. Друзья сидят на веранде, увитой виноградом, ведут беседу. Закипает самовар, Евгения Ивановна ставит на стол горячие ватрушки… А из репродуктора вдруг раздаётся встревоженный голос Левитана: «Немецкие войска перешли границу Советского Союза…»  Какие ватрушки? Какой чай? Война!

Калинин и Горшков бегут в военкомат. Он близко, на углу. Проспект Ермака (тогда Коминтерна) запружен молодыми людьми. Аллейка до самой Московской улицы полна народа. Все хотят на фронт ─  бить врага!

И на войне Александр Никитович не забывал, что был ответственным секретарём газеты, с особой трепетностью относился к справочникам по русскому языку. После Отечественной вернулся в редакцию, а позднее стал автором двух книг.

Игорь Викторович Власов, тоже член Союза журналистов СССР,  остался в памяти человеком энциклопедических знаний, потрясающей эрудиции. Столы наши были напротив. Мог ответить без подготовки на любой вопрос. Вырос в семье профессора, директора Новочеркасского индустриального института, где жил культ книги. Когда попала в первый раз к  ним в квартиру пришла забрать написанный материал у приболевшего Игоря Викторовича была поражена: в кабинете книжные полки до потолка были заставлены различными изданиями. Книги лежали на столе, на табуретках, на застеленных газетами полу….

Пока он искал ручку, что-то вспомнив, пока дописывал своим убористым почерком, с таким трудом разбираемым машинистками,  сестра Тамара Викторовна повела меня в другую комнату выпить чаю. Она работала преподавателем в музыкальной школе. С братом они жили вместе: «Как ребёнок он, за ним нужен постоянный уход». Игорь Викторович при своих уникальных знаниях был совершенно не приспособлен в жизни. Непритязателен в быту, довольствовался малым, не обращал внимания на свой внешний облик.        И люди переставали замечать его старенький костюм, потрёпанный временем, раздутый от бумаг портфель, который всегда носил с собой, когда он начинал говорить! Его лекции в Центральной библиотеке и в «Ракушке» Александровского сада собирали немыслимое по тем временам количество людей.

Б.К. Самойлов (четвёртый слева) и И.В. Власов (пятый слева) на празднике. посвящённом 20-летию газеты в «Александровском саду. 1950.

Работал с лёгкостью и с радостью. Вёл в «Знамени коммуны»  две страницы интернациональную, которую  переводил с болгарского, и «Атеист». Организовал и некогда выходившую  городскую стенгазету «Крокодил идёт по городу». Игорь Викторович слыл добрым ангелом всех литераторов Новочеркасска, посещавших городское объединение при редакции. С ними он мог сидеть до полуночи, разбирая их творения. Посвятил творчеству В.Маяковского немало времени, переписывался с его сестрой, в музее поэта в Москве хранятся десятки его публикаций.

На войне уникальным знаниям Игоря Викторовича отцы-командиры нашли применение. Он стал «беседчиком» в батальоне, в минуты затишья просвещал бойцов… Отечественная оставила глубокий след в душе Игоря Викторовича.  Он получил тяжелейшее ранение под Моздоком, а вместе с ним и инвалидность,  жил на скромную пенсию и гонорар, так как был нештатным сотрудником, однако в редакцию приходил ежедневно. Писал много для центральных газет и журналов о подвигах земляков в Великую Отечественную, об атамане Платове, об истории казачества. Будучи одноклассником Героя Советского Союза танкиста Георгия Сорокина по пятой средней школе, немало приложил сил, чтобы в детском парке  был установлен памятник нашему земляку. Также по его инициативе на средства от собранного пионерами металлолома был  построен электровоз, носящий имя Георгия Сорокина.

 

Биленко А.П.

Мой старший коллега по творческому Союзу журналистов, но тогда ещё СССР, Александр Петрович Биленко был многогранной личностью. Он закончил исторический факультет Одесского университета в 1935 году, однако свыше сорока лет проработал журналистом, был ответственным секретарём газеты «Знамя коммуны». Участник Великой Отечественной в боях на Крымском и Кавказском направлениях, тоже был тяжело ранен. Награждённый медалями и орденом Красной Звезды  он входил в плеяду таких же талантливых личностей, которые в послевоенные годы образовали цвет культурной элиты Новочеркасска.

Влюблённый в театр, он досконально занимался изучением его истории. Публиковал свои заметки и изыскания «Страницы истории новочеркасского театра». Александр Петрович останется в памяти горожан и создателем пьесы о Вере Фёдоровне Комиссаржевской. Премьера состоялась на сцене нашего драматического театра.  Александр Петрович автор и 17-ти сценариев о людях казачьей столицы и её достопримечательностях, по которым любительской киностудией «Квант» во главе с Игорем Хритофоровичем Мусатовым были сняты документальные фильмы.

Особняком в этой когорте ветеранов-фронтовиков стоял фотокор Иван Васильевич Цицаркин. Мне посчастливилось познакомиться с ним в 1980 году, когда он уже ушёл из «Знамёнки» и работал  в  «Кадрах индустрии» политеха. Участник боев на Малой земле, воевал вместе с Л.И. Брежневым.  О том времени говорил не много, в основном, как и все фронтовики, волновался, голос начинал дрожать… Иван Васильевич уже зрелым человеком вступил в Отечественную, и здоровье его сильно шалило. Поэтому супруга Мария Васильевна частенько позванивала в редакцию: «Будет ли Ванечка к обеду?». И каждый раз удивлялась, если мы  отвечали, что он ушёл ещё час назад… Потом наступало время удивляться и нам. Открывалась редакционная дверь и появлялся Ванечка  со словами: «Я сейчас такое снял! Встретил декана/ректора/парторга (звучала фамилия), у них, оказывается, важное  мероприятие, и я с ними пошёл…» А пока  «леечку» свою достал да настроил, да поснимал вот время обеда и убежало!

Редактор газеты «Знамя коммуны» В.Н. Михеев с гостями у стенда «Они сражались за Родину»

Иван Васильевич не потерял зоркости глаза и жажды жизни, был дотошный в работе, приносил к выпускам не только фото из учебных аудиторий, лабораторий, парткома, но и симпатичные зарисовки культурной и спортивной тематики. Его часто просили сотрудники вуза и поликлиники снимать их детей, никогда никому не отказывал.

И Мария Васильевна была таким же добрейшим человеком. Жили супруги Цицаркины  на проспекте Ермака, рядом с артучебкой. Краевед, сотрудник ЮРГПУ Наталья Михайлова, дружившая с их старшей дочерью Идой, рассказывала, что однажды во время чаепития  в сад, где они расположились,  вдруг кто-то перемахнул через забор. Дело было уже в сумерках… Народ струхнул… И тут из кустов  малины поднимаются два здоровенных парня…. Один из них, нисколько не смущаясь, как ни в чём ни бывало, обращается к Марии  Васильевне: «Тётя Маш, займите рубль, хотим в кино сходить. Как родители пришлют, сразу отдам…». Оказывается, отправляясь в самоволку, солдатики наведывались за материальной поддержкой к Цицаркиным. На вопрос Наташи «А возвращают ли?» Мария Васильевна ответила: «Всегда. Привязывают к камешку с запиской и перекидывают к нам в сад».

Марку Павловичу Куче в моей журналистской судьбе отведено особое место. Когда я пришла в  «Знамёнку», именно он стал моим непосредственным начальником. Сколько полезного в профессиональном плане я познала! Увидеть Марка Павловича сердитым было из области фантастики! Его сверхтактичность зашкаливала. Ни одного сотрудника он не пропесочил за недочёты ни в присутствии других, ни в одиночку. Газета была ежедневной и утром ответственному секретарю надо сдать положенные 200 строк. Он учил своими делами, своим поведением… Задания всегда были чёткими и ясными. А его умение работать с нештатными корреспондентами, письмами в редакцию и адресатами заключалось в уважении людей, их точек зрения. Марк Павлович научил важному профессиональной дисциплине и профессиональной этике.

Этот удивительный человек, несмотря на трагические жизненные перипетии, которым не позавидуешь, оставался солнечным в любые времена. А ведь за плечами фронтовика был и плен, и работа на рудниках Рура, и непростые годы реабилитации. Вот почем у он каждое мгновенье жизни принимал с любовью! Каждое новое рабочее утро, а приходил он раньше всех, встречал сотрудников отдела лучезарной улыбкой и такой же улыбкой, приправленной тонким юмором, он завершал рабочий день: «Ну что, орлы из-под жёлтой курицы, задания выполнены? По домам?».

Ушёл он тихо, никого не напрягая в 2005 году… Супруги Людмилы Апполинариевны, с которой они прожили душа в душу, уже не было в живых. Накануне дня печати, его отмечали тогда 5 мая, председатель городской журналистской организации Оксана Антоновна Аксёнова побывала с Марком Павловичем на торжественном собрании в Ростове. Ветерану вручили памятные подарки и премию. Эмоций было много. Дома, присел в кресло отдохнуть после поездки, а  сердечко остановилось…

Марк Павлович написал книгу  своих воспоминаний «В шахтах Рура». Елена Михайловна Надтока обещала помочь со спонсором. Но в нужное время рукопись не нашли. То ли Марк Павлович её уничтожил, то ли она у кого-то на руках осталась… И на этот вопрос до сих пор нет ответа…

Женета Гридасова

Фото из архива И.Я. Кравченко и О.А.Аксёновой

(Продолжение следует.)

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий