Сегодня: 28 октября 7047, Четверг

В Новочеркасске заменят скульптуру атамана Матвея Платова на новый монумент. Нет, не того, что воссоздан на народные деньги и «попросил» дедушку Ленина со своего родного постамента в 1993 году. Другого – конную статую на аллее перед собором.

Дон-ТР сообщает своим зрителям, что у новочеркасцев, мол, скопилась масса претензий к памятнику. Позволим себе пространную цитату:

«Наш маленький Платов» — именно так уже более 10-ти лет называют жители Новочеркасска конную скульптуру атамана, установленную возле Соборной площади. Скромные размеры памятника подчёркивает достаточно высокий пьедестал и обилие окружающего свободного пространства. А на фоне величественного кафедрального собора монумент и вовсе смотрится миниатюрным.10,111

Несоразмерность и общее несоответствие памятника выбранному месту — это отнюдь не просчёт архитекторов, и уж тем более не ошибка скульптора. Дело в том, что изначально этот мемориал предназначался для совершенно другого места и даже другого города. Скульптура должна была быть установлена в Старочеркасске. Тогда и размер, и общее настроение композиции полностью гармонировали бы с маленьким тихим городом. Ну, а здесь, на центральном майдане столицы донского казачества этот конный Платов появился исключительно из-за особого стечения обстоятельств».

«Стечением обстоятельств», помнится «частным лавочникам», было правление мэра Волкова (он же – тогдашний казачий атаман). Очень любил памятники градоначальник, а особенно – таблички на них, увековечивающие его, волковскую, причастность к историческому событию. В результате Старочеркасск лишился обещанного памятника, и тот «задержался» в Новочеркасске на целых 12 лет. Истины ради, у новочеркасцев творение скульптора Скнарина заслужило «звание» не «наш маленький Платов», а «Платов на козе». Ну, бог с ним, пусть скачет вихорь-атаман, наконец-то, в Старый Черкасск, как было ему уготовано.

Уходящий памятник, кстати, не плох. Если бы не одна точка…

В 2003 году, когда памятник еще устанавливали (а дело было в канун празднования 250-летнетнего юбилея Платова), мне пришлось поработать с гостями – коллегами из телекомпании «Московия» (3-й канал г. Москвы).

Последним местом съемки с участием «лавочников» стала Соборная площадь, где постамент только что занял Платов на коне. Оператор выбрал точку съемки — не против солнца и чтобы звук сварочных работ не мешал, и в результате, не умышленно (!), оказался со стороны лошадиного зада. И тут откуда не возьмись материализовался скульптор Скнарин.10,211

— Вы неправильно выбрали точку съемки, — заявил москвичам автор памятника, стараясь увести съемочную группу от хвоста коня. — Снимать надо оттуда или вот так!

Ему объяснили про возможности камеры, расположение солнца и мешающий шум сварки. Скнарин настаивал на своем:

— У каждого памятника есть неудачная точка!

Неудачная точка, увы, закрывала центральный вход в Храм Божий…

Чуть позже моя восьмилетняя дочь, с пристрастием изучив коня, радостно сообщила: «Это мальчик!». «Мальчишеские» достоинства тоже проецировались на собор.

«Может, с тыла коня табличку установить: «Отсюда на памятник смотреть запрещается»? Или проще собор переставить?» — задумались мы тогда.

Задумались и теперь. Новый памятник того же Анатолия Скнарина будет значительно больше: высота от копыта коня до кончика плюмажа на атаманской шапке — почти три с половиной метра. А «неудачная точка» — та же? И опять «мальчик»?

Бедняга собор! Ну как же перекреститься на его купола с Платовского проспекта? Рука не поднимается.

 Елена Надтока.

 На снимках: Платов на коне нынешний; Платов на коне будущий.