Сегодня:

ПОКАЗАНИЯ ЕРЁМЫ И ФОМЫ

16 июля в Новочеркасском городском суде состоялось очередное открытое слушание по делу В.А. Журавлёва, бывшего заместителя мэра А.И. Кондратенко. Напомним: Владислав Александрович обвиняется в разжигании ненависти и вражды (экстремизме).
Защитник Журавлева адвокат Л.В. Новиков продолжил оглашение документов защиты. Камнем преткновения между защитой и обвинением сразу же стал вопрос об оглашении свидетельских показаний и материалов очных ставок с участием бывшего атамана станицы «Средняя» В.В. Скороходова. Гособвинитель О.Н. Степанова возражала против оглашения этих документов на том основании, что свидетель Скороходов отказался от всех ранее данных показаний в пользу невиновности Журавлёва и склонился в пользу обвинения.
Новиков настаивал на оглашении. Журавлёв поддержал его позицию, пояснив суду, что в тех свидетельских показаниях, от которых якобы полностью отказался Скороходов, содержатся указания на события, которые объективно имели место, и они имеют значение для судебного разбирательства — от них отказаться невозможно.
Несмотря на всю очевидную правоту данной позиции, прокурор О.Н. Степанова 16 (!) раз ходатайствовала против оглашения показаний Скороходова. И 16 раз судья Н.П. Егоров отказал ей, дав право защите оглашать те документы, которые она считает необходимыми.
Адвокат Новиков огласил действовавшую на момент схода казаков станицы «Средняя» 16.06.2010 г. Инструкцию по делопроизводству в Новочеркасском казачьем округе, утвержденную атаманом А.П. Волковым, в которой черным по белому написано, как оформляются протоколы казачьих сходов. Протокол должен иметь порядковый номер, трехуровневую структуру «Выступили – обсудили – постановили», должен быть подписан председательствующим на сходе и секретарем схода. Также к протоколу в обязательном порядке прилагается список присутствующих на сходе, если их число превышает 10 человек.
Новиков обратил внимание суда, что имеющийся в деле протокол схода станицы «Средняя» от 16.06.2010 года, в котором приводятся якобы принадлежащие Журавлёву националистические высказывания, составлен в нарушение данных требований инструкции, что делает его ничтожным.
Было оглашено содержание протокола оперативного совещания в Ростовской облпрокуратуре от 16.04.2012 г. (без малого через два года после рассматриваемого события!), посвященное в т.ч. делу Журавлёва.
Прокурор Степанова, по традиции, активно возражала против этого, но судья Егоров принял решение огласить документ. И не зря. Содержание протокола оперативного совещания главных областных прокуроров дает ясно понять, что позиция закона и позиция гособвинителя Степановой, мягко говоря, не совпадают. Вот некоторые выдержки из данного протокола:
Смертин И.Ю. (прокурор отдела Ростовской областной прокуратуры по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму): «Следователем до сих пор не получен оригинал протокола схода казаков ст. Средней от 16.06.2010. В материалах дела имеется 2 копии данного протокола. Первая копия, заверенная начальником штаба казаков ст. Средней секретарем схода Титоренко В.И., поступила в следственный орган 03.02.2011 г. вместе с постановлением прокурора г. Новочеркасска… Вместе с тем… установить, каким образом данная копия поступила в распоряжение прокурора, не представляется возможным. Вторая копия передана следователю Титоренко В.И. во время опроса в ходе доследственной проверки 12.03.2011 г. Данная ксерокопия не заверена, в связи с чем подлинность содержащихся в ней сведений может быть подвергнута сомнению. Вместе с тем оригинал протокола следователем до сих пор не приобщен к делу».
Коломойцев Р.Р. (начальник отдела Ростовской областной прокуратуры по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму): «Предварительное следствие по уголовному делу заволокичено… Фактически в ходе расследования необходимо установить, является ли имеющийся в материалах дела протокол схода казаков ст. Средней доказательством совершения преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ, с учётом заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы, а затем подтвердить его достоверность и допустимость в качестве доказательства, что не сделано».
Труфанов В.В. (руководитель следственного отдела по г. Новочеркасску СУ СК РФ по РО): «По-нашему мнению, уголовное дело должно быть направлено в суд с обвинительным заключением. В то же время расследование осложняют два обстоятельства. Во-первых, следственным и оперативным путём до настоящего времени не представилось возможным установить точное количество присутствовавших на сходе 16.06.2010 казаков. Согласно протоколу схода присутствовало 113 человек, однако из числа допрошенных только немного более двадцати человек подтверждают своё присутствие на сходе. Во-вторых, выводы заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы являются противоречивыми».
Гузиков В.Г. (заместитель прокурора г. Новочеркасска): «В ходе расследования уголовного дела следственными органами не исполняются письменные требования и устные указания прокурора. Имеется немало трудностей, связанных с доказыванием виновности Журавлёва В.А.».
Косинов А.А. (прокурор г. Новочеркасска): «В настоящее время по делу имеется слишком много противоречий, в том числе насчёт лица, составлявшего протокол схода казаков… В материалах дела имеется письмо РЦСЭ (регионального центра судебных экспертиз Минюста РФ) о том, что в высказываниях Журавлёва В.А. не имеется признаков преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 282 УК РФ».

В адрес следствия неоднократно направлялись требования прокуратуры об устранении выявленных нарушений, препятствующих предъявлению обвинения В.А. Журавлёву и передаче материалов дела в суд, однако эти требования полностью не выполнены. Вот почему прокурор О.Н. Степанова выступала против оглашения требований прокуратуры! Хотя эта позиция выглядит весьма лицемерной и непоследовательной для прокурорского работника, который ставит себя выше своего руководства так, как будто она наделена особыми полномочиями по делу В.А. Журавлёва.
После оглашения протоколов судебных заседаний по гражданскому иску Журавлёва к газете «Новочеркасская неделя» в судебное заседание стали прибывать свидетели для дополнительного допроса.5,1
Первым выступил атаман станицы «Средняя» В.И. Устинников, который подтвердил свои ранее данные в суде показания в пользу невиновности В.А. Журавлёва. На вопрос прокурора, почему он отказался от ранее данных обвинительных показаний, Устинников заявил, что следователь при составлении протокола допроса взял лишь отдельные выдержки из его слов, что изменило их суть и направленность, а на суде он раскрыл полностью свои показания без каких-либо противоречий.
Суд перешел к допросу Устинникова в связи с его заявлением о фальсификации протокола схода казаков станицы «Средняя» от 4.08.2010 года.
Гособвинитель О.Н. Степанова: — Почему вы считаете его сфальсифицированным?
Свидетель В.И. Устинников: — Потому что этот вопрос на сходе не рассматривался, протокол не печатался, подписан человеком, не имеющим право подписи.
Адвокат Л.В. Новиков: — За что решением схода станицы «Средняя» был отстранен от должности начальник штаба станицы Титоренко?
Свидетель В.И. Устинников: — За подлог списка избранных делегатов на Большой Круг Новочеркасского казачьего округа, что изменило ход и итоги Круга.
В качестве свидетеля выступил следователь Г.Г. Грубников, который четыре раза принимал решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Журавлёва. (После него в пятый раз это же сделал следователь Ю.А. Мысин, и только с шестой попытки, после команды вице-губернатора области, после подключения менее принципиального следователя, 19 августа 2011 года дело было возбуждено).
Свидетель Г.Г. Грубников выступал вяло, с нескрываемой иронией на лице. Ничего конкретного пояснить суду он не смог, ссылаясь на большой объем проводимых проверок. Каким образом копия протокола схода казаков станицы «Средняя» от 16.06.2010 г. попала в материалы дела, пояснить не смог.
Далее выступили свидетели В.И. Титоренко и В.В. Скороходов. Из их выступлений и удивительной слаженности в диалоге с прокурором было очевидно, что именно их прокуратура сделала «гвоздем программы», каждый раз используя их показания для латания дыр в позиции обвинения.
На вопрос судьи, был ли Титоренко на сходе казаков станицы «Средняя» 4.08.2010 г., тот ответил, что не помнит. Но когда судья показал ему подписанный им протокол того схода, к Титоренко вернулась память! Он начал говорить, что это Устинников все затеял, что строил козни против него, а сам он был против передачи протокола в прокуратуру, чтобы не пострадали Журавлёв, его семья и его карьера…
Скороходов поддержал позицию Титоренко и еще раз подтвердил, что от ранее данных показаний отказывается, так как давал их под давлением. Ответить на вопросы адвоката и судьи, кто именно оказывал на него давление, «задавленный» Скороходов категорически отказался. Прокурор Степанова отбивала его от этих вопросов как могла.
Дальше – больше. Прокурору так хотелось получить от Титоренко и Скороходова нужные ей ответы, что она стала за них отвечать сама! Выглядело это так:
Судья: — Прокурор не должен отвечать за свидетеля!
Прокурор: — Что делать, если он не помнит!
В итоге судья объявил прокурору замечание с занесением его в протокол.
Адвокат Л.В. Новиков продолжил оглашение материалов дела. Им были зачитаны все протоколы очных ставок свидетелей защиты и обвинения, из содержания которых стало очевидным, что они написаны под копирку — без малейших индивидуальных особенностей, даже грубые ошибки вновь и вновь воспроизводились во всех протоколах.
Был оглашен еще ряд любопытных документов, но их описание не может вместиться в один репортаж.

* * *
На очередном заседании суда 18 июля был объявлен месячный перерыв в слушании дела: судья Н.П. Егоров ушел в отпуск.

Слушатель на «процессе».

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий