Сегодня:

Вокруг «Инвестора-98»

«Деньги не имеют значения – пока они у вас есть».
«Если вы должны сто рублей – это ваша забота. Если вы должны миллион – это уже забота вашего кредитора».
(Народные мудрости).

В конце октября в холодном задании «Инвестора-98» на Комитетской я встретилась с арбитражным управляющим компании Игорем Алексеевичем Вышегородцевым. В разговоре приняли участие также председатель комитета кредиторов и его зам.
— Я занимаюсь конкретно процедурой банкротства, я могу рассказать, что нужно делать, чтобы люди получили деньги, — сразу взял «быка за рога» И.А. Вышегородцев. — А что с Федорцовым, бывшим руководителем «Инвестора», может только следователь рассказать. В настоящее время мы пытаемся снять арест с объектов недвижимости, принадлежащим банкроту, чтобы их реализовать, а значит – вернуть кредиторам деньги, но пока в ГСУ – Главном следственном управлении нам в этом отказывают. Готовим документы на то, чтобы подать претензии к предыдущим арбитражным управляющим за их действия и бездействие.
Ну и самое главное – это работа с судебными приставами. Речь идет о взыскании в пользу «Инвестора», ведь ему тоже были должны. Есть иски по тем должникам, которые только готовятся в суд, нужно будет проследить, чтобы получить решение суда. Есть уже решения судов, по которым получены исполнительные листы. Листы направлены приставам, а они должны по закону взыскивать с должников либо денежные средства, либо забирать имущество, которое у них есть. Все это, в конечном итоге, пойдет на выплату долгов «Инвестора» его пайщикам.
— То есть если кратко сформулировать ваши задачи сегодня, то это…
— Попытаться снять арест. Продать имущество. Взыскивать задолженности с дебиторов. И с этого отдавать людям деньги.
— Какие суммы в реестре кредиторов? Сколько в общей сложности должен «Инвестор» пайщикам?
— У нас в реестре официально 8200 с лишним пайщиков-кредиторов — тех, по заявлениям которых суд признал, что им предприятие должно. То есть это люди, которые прошли обязательную процедуру и признаны кредиторами. А потерпевшими их признает следствие, но этой информацией я не владею потому, что не имею отношения ни к следствию, ни к уголовному делу. Дебиторская задолженность «Инвестора» примерно 2,5 миллиарда рублей. Кредиторов тоже на 2,5 миллиарда рублей — это то, что должны людям. И никаких выплат не было, задолженность не погашалась ни разу.
— В рамках уголовного дела имущество «Инвестора» арестовано. Что вы предпринимаете для того, чтобы снять арест, реализовать имущество и средства от его реализации вернуть пайщикам?
— Я был у Зинаиды Александровны Папановой (следователя ГСУ, которая ведет уголовное дело по «Инвестору»). Говорил, что считаю нужным снять арест с объектов недвижимости, чтобы мы могли выставить их на торги и начать производить первые выплаты людям. Мы (управляющий и члены комитета кредиторов) писали жалобы и ходатайства, чтобы снять арест и везде получили отказ. Хотя есть решение Конституционного суда, в котором речь идет о том, что если имущество арестовано в рамках уголовного дела и начинается процедура банкротства, арест при этом должен сниматься. Следователь Папанова мне сказала, что такое решение она знает, что до этого и предыдущие управляющие жаловались на арест, но в суде в снятии ареста отказали, и что прокуратура поддержала решение ГСУ о том, чтобы не снимать арест.
— А как идет работа с дебиторами?
— Арестованное имущество «Инвестора» — это лишь часть задолженности перед пайщиками – 45-60 млн. Большая часть – это дебиторская задолженность. Позиция крупных дебиторов такова: у меня есть зарплата 8 тысяч рублей, я плачу в месяц 4 тысячи — 50% по закону. И мы с ними ничего сделать не можем, имущества у них нет, взыскивать больше не с чего. Мы пишем заявления, мы ограничиваем их выезд заграницу. А искать и арестовывать имущество это полномочия приставов.
— Как вы относитесь к активной деятельности по защите своих прав пайщиков «Инвестора», комитета кредиторов?
— Мы не против, чтобы действовал и народ. Чем больше пишут люди, тем лучше.
Есть нормальные активные пайщики-кредиторы, которые пишут жалобы. И я вижу, что доходят и до Европейского суда. Честь им и хвала. Я рад сотрудничать, чтобы можно было те вещи, которые я не могу делать, делали вы. Это работает на общее благо, на то чтобы люди на самом деле получили свои средства. Когда чиновники не обращают внимания и я законом ограничен в действиях, именно такие люди могут помочь.
— Как пайщики получают информацию о развитии ситуации?
— У нас идут встречи с кредиторами. Есть сайт (www.Investor-98.ru), на котором вывешивается вся информация по «Инвестору», мы отвечаем на письменные вопросы. Обычно мы проводили встречи с кредиторами на Комитетской, в офисе «Инвестора». Но на данный момент у нас нет такой возможности, становится холодно, а платить за отопление придется со своего кармана.

Комментарии (0)

Добавить комментарий