Сегодня: 17 июня 8045, Суббота

Интересно, что сказал бы классик, побывав на улице, носящей его имя?
Есть в Новочеркасске улица, отличная от многих. К сожалению – не своей красотой, обустроенностью или удобным расположением. Найти ее и на карте-то непросто. А уж добраться до домов — значит преодолеть несколько километров сплошных ям. Это улица Грибоедова. Окраина, со всеми вытекающими из этого проблемами. Но окраина – особая. Жизнь ее обитателей проходит в постоянной борьбе за право на нормальные условия жизни.

«Здесь домов быть не должно!»
Улица Грибоедова расположена в санитарно-защитной зоне трех промышленных объектов – Новочеркасского электровозостроительного завода (до санитарной зоны литейного производства всего 500 метров), биологических очистных канализационных сооружений (до СЗЗ полей фильтрации тоже всего полкилометра) и бывшей свалки промышленных отходов. А рядом работает еще и асфальтобетонный завод. И тот факт, что в такой близости от производства находятся почти сто домов, где живут пожилые люди, семьи с детьми, является вопиющим нарушением всех мыслимых СанПиНов, экологических и юридических норм. И истоки этих нарушений были заложены в далекие советские годы.
Первые дома (весьма ветхие) в этом районе появились в 1930-х годах – когда началось строительство электровозостроительного завода. Сначала в бараках жили сами строители, а потом и первые рабочие предприятия. Жилье всегда считалось временным – ведь вместе с цехами завода рос и микрорайон Молодежный, где возводились дома для электровозостроителей. Однако квартир в новостройках хватало не всем – и постепенно временные «землянки», как их называли в народе, стали перестраиваться в полноценные жилые дома.
В ожидании своей очереди на благоустроенное жилье люди обзаводились семьями, растили детей. В 1963 году городские власти заметили бурное строительство, присвоили домам порядковые номера и дали улице название. Проживающие здесь люди смогли регистрироваться по месту жительства по адресам своих домовладений.
Однако радость их была недолгой. По мере развития городской инфраструктуры и расширения завода в период 1960-1970-х годов рядом с улицей были построены и размещены новые промышленные объекты: полигон промышленных отходов, сооружения по очистке сточных вод, литейный и лакокрасочный цеха и асфальтобетонный завод. И в результате домовладения, расположенные по улице Грибоедова, оказались в санитарной зоне крупнейшего промышленного предприятия.
С этого момента начинается история борьбы жителей за достойное существование. Они неоднократно обращались в органы государственной власти, требуя переселить их из района, где экологические условия угрожают их здоровью. И, надо сказать, власти не оставляли эти обращения без внимания. С 1982 по 1991 годы из 130 семей, поставленных на учет, были переселены 80. Окончательно район должен был опустеть в 2000 году. Но этого не случилось – в стране начались реформы. А потом и страны такой не стало.
Теперь иначе как невезучими и родившимися под несчастливой звездой оставшиеся в зоне отчуждения семьи себя не называют. Они уже почти лишились всякой надежды на переезд. Хотя накануне каждых очередных выборов кандидаты в органы власти давали обещания, что вот-вот наступит новоселье. Надежда появилась в 2003 году, когда возобновилось строительство дома по улице Визирова, а администрация города утвердила целый план по отселению улицы. Но от слов до дела, увы, не дошло.
А рыночные законы породили новую проблему – домовладения на улице Грибоедова признаны самовольными застройками. Их жильцы не могут зарегистрировать право собственности на свои дома – а значит, ни подарить, ни продать, ни передать их по наследству. Они не могут прописать здесь своих детей. И это несмотря на то, что они исправно платят налоги в городской бюджет, оплачивают коммунальные услуги. И живут в таких нечеловеческих условиях не один десяток лет.
Количество обращений, где люди просят хотя бы создать нормальные условия для жизни, может соперничать по объему с собранием сочинений Льва Толстого. Проблему рассматривал областной суд и прокуратура, полномочный представитель Президента в ЮФО. Но пока проблема остается нерешенной. Это даже несмотря на подобные заключения, одно из которых дано МТУ Ростехнадзора по ЮФО: «Согласно п.п. 2.6-2.8 СанПиН, санитарно-защитная зона (СЗЗ) является обязательным элементом любого объекта, который является источником негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека. Территория СЗЗ предназначена для обеспечения снижения уровня воздействия за ее пределами, а также для создания санитарно-защитного барьера между территорией предприятия и территорией жилой застройки. То есть СЗЗ является своего рода буферной зоной, на территории которой происходит постепенное снижение факторов негативного воздействия предприятия до допустимых уровней на ее границе с жилой застройкой. В связи с этим проживание людей в СЗЗ не допускается. А люди, проживающие в СЗЗ в нарушение требований, будут испытывать на себе воздействие неблагоприятных факторов производственной деятельности даже при неукоснительном соблюдении в производственном процессе санитарных и экологических норм. Поэтому вопросы проживания людей в пределах СЗЗ предприятия носят не экологический, а юридический характер и должны решаться в рамках гражданского законодательства.
Вновь искать правды в суде советуют и местные власти – ведь только так можно признать право на собственность. Только судебное решение может признать за ними право на проживание в этих домах.
— Пока люди находятся в тупиковой ситуации, они не могут рассчитывать на отселение из санитарной зоны. Им остается только искать правды в суде, где признавать право на проживание в своих домах, — так комментирует эту проблему депутат по 14-му избирательному округу Дмитрий Ларионов. И призывает не сдаваться и не опускать руки. Впрочем, судя по настроению жителей, делать они этого не собираются – ведь кроме них самих никто проблемы не решит.

«Да будет свет!»
Уже почти смирившись с отсутствием перспективы переехать, обитатели улицы Грибоедова мечтают о минимальных удобствах. Для того, чтобы подъехать к домам, им нужно преодолеть несколько километров того, что никак не назовешь дорогой. И ведь это путь к предприятию, которое производит асфальт! Здешних ям и луж не боится разве что вездеход. Ни о каких тротуарах речи нет и близко. Как и об уличном освещении. Десятки дворов освещает единственный фонарь – и тот установлен частным лицом. А путь, пролегающий мимо разрушенного диспансера, асфальтобетонного завода, приходится преодолевать в полной темноте.
В общественной приемной партии «Единая Россия» и председателя городской Думы Виктора Лучкина хранятся уже тома переписки местных жителей с органами власти. Ответы чиновников практически однообразны – на выполнение работ по освещению и асфальтированию денег в бюджете на этот год не заложено.
Но наконец у людей появилась надежда – к их нуждам и чаяниям прислушались.
— Сейчас с Виктором Лучкиным мы ведем активную совместную работу по решению этих жизненно важных проблем улицы. Привести дорогу в порядок и восстановить уличное освещение – это минимум, который мы должны сделать для жителей многострадальной улицы, — говорит Дмитрий Ларионов. Возможно, на этот раз власти не обманут – и на этой улице тоже будет свой праздник.
row['name']