Сегодня: 22 октября 0153, Понедельник

Права человека

Вечером 25 марта 2010 года в 20 час. 10 мин. под руководством подполковника милиции А.В. Египко (согласно записи в журнале на вахте) прошел незаконный обыск в общежитии № 1 ЮРГТУ (НПИ) под предлогом плановой проверки на выявление нарушений правил проживания.
Ситуация была такой. Примерно в 20.15 я зашел в общежитие, на вахте мне вахтер сказала, что идет плановая проверка общежития сотрудниками МВД г. Новочеркасска. Особого значения я этому не предал, т.к. запись была в журнале сделана, и, по словам вахтера, путевой лист сотрудники милиции предоставили.
Я прошел в свою комнату и только собрался поужинать, как позвонила заведующая общежития и сообщила, что сотрудники проводят не просто проверку, а обыск (пересматривают вещи, шифоньеры, кровати) на предмет обнаружения наркотиков и оружия. Я сразу пошел искать сотрудников правоохранительных органов.
Поднявшись на четвертый этаж, увидел, что там стоял человек и курил. Я ему сделал замечание, что курить в общежитии запрещено, на что он мне ответил, что он всё понял, но продолжал при этом курить. Я повторил ему снова о правилах нахождения в общежитии, на что он, покивав головой, ответил мне: «Да» и продолжал курить. Т.е. человек вообще не реагировал на замечания! Позже я увидел, как этот человек выходил из общежития вместе со всеми остальными сотрудниками МВД в одной компании, общался с ними при этом, он был не чей-либо гость, т.к. документов с вахты не забирал, он не был жильцом данного общежития, на что я сделал вывод, что это тоже сотрудник МВД. Какое право имеют сотрудники правоохранительных органов требовать от нас выполнения правил проживания, если сами при этом их нарушают?
Я поднялся на пятый этаж и пошел к толпе милиционеров, стоявших около комнаты № 534. Здесь я увидел такую картину: в середине комнаты стоял обутый человек, задающий вопросы жильцам комнаты, которые сидели каждый на своей кровати. Ближе к двери стоял еще один человек и открывал дверь правого шкафчика, и что-то в нем рассматривал. Дверь шкафчика я закрыл и спросил у милиционеров: «Это что, обыск?», на что мне тот, который стоял в середине комнаты, ответил громким голосом: «Где ты здесь видишь обыск?». Я ему сказал: «Сотрудником сейчас самостоятельно был открыт шкаф и рассматривались в нем вещи. Для этого у вас должно быть разрешение». Тут сотрудники милиции начали задавать вопросы мне: «Ты кто такой, на кого учишься? А у тебя паспорт есть? Сейчас с нами в отдел поедешь, там тебе покажут разрешение. Выйди отсюда!»
Потом у меня позвонил телефон, и я вышел, чтоб поговорить, но здесь позвонила заведующая и попросила меня спуститься на вахту и проверять, чтобы жильцов, которые, по мнению милиции, нарушили правила проживания, не выводили без протоколов об административных правонарушениях. Я пошел на вахту.
Со слов жильцов комнаты № 534, незаконно (ведь у них не было утвержденного судом постановления на обыск, не заведено и уголовного дела, чтоб подозревать данных жильцов в чем-либо, не было и понятых для проведения обыска, не составлялся протокол обыска) вторгшиеся сотрудники вдобавок к шкафчику еще обыскали кровать (был поднят матрац).
Отмечен случай, когда сотрудники милиции без разрешения жильцов комнаты № 223 зашли в нее, не представившись, и обнаружили пустую бутылку из-под пива (подобная тара удобна для хранения воды в комнате, чтоб часто не ходить на кухню), которая послужила поводом для составления протокола об административном правонарушении. Однако для его составления жильцов комнаты повели в опорный пункт милиции, расположенный с тыльной стороны здания данного общежития, при этом копия протокола им не была выдана. Штраф был назначен жильцам утром следующего дня (26.03.2010 г.) по телефону, номер которого они оставили, когда составлялся протокол, а также по телефону были указаны реквизиты банка, на счет в который жильцы должны были внести сумму названного штрафа. Это что — новая система назначения штрафных санкций?
Т.к. проверка была массовой, с точки зрения количества привлеченных сотрудников, то смею предположить, что вышеописанные незаконные действия сотрудников далеко не единичный случай в период данной проверки. А подтверждением этому служит ряд докладных (около 20 докладных в период с 26 по 29 марта 2010 года), полученных директором студгородка ЮРГТУ (НПИ) А.И. Целуйко.
Считаю, что вышеописанные действия неправомерны, а подобные деяния сотрудников милиции должны пресекаться и в соответствии с УК РФ (данному виду преступлений соответствуют статьи 285, 286 УК РФ, а обстоятельством, отягчающим преступность данных деяний, здесь может послужить статья 35 УК РФ) наказываться.

Сергей Губский,
председатель студсовета общежития №1 ЮРГТУ (НПИ).

От «ЧЛ». Прокомментировать это письмо мы попросили В.И. Череватенко, председателя-координатора Региональной общественной организации Союз «Женщины Дона», члена рабочей группы некоммерческих организаций РФ по реформе МВД. Вот ее комментарий:
— 19 января 2010 года был подписан Приказ министра внутренних дел РФ №25 «Вопросы оценки деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, отдельных подразделений криминальной милиции, милиции общественной безопасности». Данный приказ утвердил Инструкцию по оценке деятельности органов внутренних дел, в которой, наконец, появился новый критерий оценки, а именно: «п.2.5. Для объективности выводов об эффективности деятельности ОВД в систему оценки, помимо критериев и показателей, характеризующих их деятельность с внутриведомственных позиций, включаются результаты опросов общественного мнения о работе органов внутренних дел на основе использования вневедомственных источников социологической информации». Думаю, что необходимо предать данный факт гласности и опросить после этого горожан.
«ЧЛ», следуя советам Валентины Ивановны, публикует письмо С. Губского и ждет откликов горожан. А пока мы передаем эту публикацию начальнику УВД Новочеркасска А.Н. Паремузову.