Сегодня: 1 октября 8544, Четверг

Народная мудрость гласит: от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Однако в наше время список «нестраховых» случаев можно продолжить.
К примеру, каждый из нас в любой момент может стать пешкой в чужой игре – причем, совершенно неожиданно для самого себя.
В предпраздничный день 8 мая у нас дома зазвонил телефон. «Наверно, кому-то уже не терпится с великим праздником поздравить», – с удовлетворением констатировал муж и снял трубку. Через несколько секунд разговора стало ясно, что поздравлением тут и не пахло, а пахло чем-то скандальным. «Нет, – уверял муж, – я не могу позвать эту даму к телефону, потому что она тут не проживает, и никогда, заметьте, не проживала. Да откуда мне знать, где она находится, если я не знаю эту женщину! А вы ничего не путаете? И уверены, что звоните по нужному номеру? В таком случае, ничем не могу помочь, потому что не знаю ее!» Завершился разговор и вовсе странным образом. «А вы не пробовали к Александру Сергеевичу Пушкину с этим вопросом обратиться?» – уже в сердцах воскликнул мой супруг и отключился. Выяснилось, что позвонивший мужчина требовал пригласить к телефону Наталью Николаевну Гончарову, и уверения моего мужа в полном незнании места пребывания названной особы его никак не устраивали. Он в это попросту не верил, так как, по его словам, Наталья Николаевна Гончарова, взявшая кредит в «Альфа-банке» и теперь переставшая (или не начинавшая?) его платить, именно наш телефон указала в качестве контактного, и теперь нам предстоит отвечать за свою безответственную знакомую. «Нехорошо бросать в трудный час своих друзей! – увещевал во время разговора позвонивший мужчина моего мужа, – вы должны ей помочь». В ответ на это он и получил рекомендацию обратиться к великому поэту.
Ситуацию мы обсуждали недолго, решив, что это чей-то глупый розыгрыш. Но на следующий день нам вновь позвонили, снова искали неплательщицу Гончарову, снова намекали, что мы или должны сказать, где она находится, или, если не хотим неприятностей, проникнуться ответственностью момента. Снова с позвонившим человеком говорил муж, потребовавший прекратить телефонный террор, ибо к названной женщине, пусть и с таким известным именем, мы не имеем ни малейшего отношения. На третий день на звонок «напоролась» я. Трубка говорила уже женским голосом, и была явно обрадована, услышав меня: «Это Наталья Николаевна Гончарова?!» Я разочаровала собеседницу, спросив, когда прекратится телефонное безобразие и нервно потребовала номер телефона, с которого она звонит, и фамилию ее начальника. Женщина не менее нервно стала что-то от меня требовать. В итоге мы с минуту кричали в телефон с двух сторон, не особо слушая, что говорит противоположная сторона, и одновременно бросили трубки.
«Мошенники», – подумала я сразу после разговора и поделилась своим соображением сначала с мужем, потом с коллегами. Наезжают, выводят из себя, запугивают, грозят неприятностями в надежде, что люди «сдадутся», лишь бы отстали, а то ведь мало ли что… Известная схема.
На следующий день, пока я выясняла, имеется ли в нашем городе филиал «Альфа-банка», последовал очередной звонок нам домой, который опять принял муж. Разговор он имел с женщиной и не «послал» ее исключительно по причине ее половой принадлежности. На пятый день был, соответственно, пятый по счету звонок, и настроившийся на миролюбивый лад мой супруг выяснил, что звонят нам из Москвы, звонят именно в Новочеркасск Ростовской области, именно по нашему номеру. Позвонившие по-прежнему уверяли, что они из «Альфа-банка» и открыто сомневались в нашей непричастности к Наталье Гончаровой, ее долгам и ее кредитам.
Сообщаю всем интересующимся, что филиала «Альфа-банка» в Новочеркасске нет, но он есть в Ростове, куда я как раз после пятого общения с «альфа-группой» дозвонилась. Разговор со специалистом одного из отделов банка меня одновременно и успокоил, и озадачил. Во-первых, я выяснила, что на самом деле в их данных значится Наталья Николаевна Гончарова, проживающая в Новочеркасске по такому-то адресу, что она является должником за взятый потребительский кредит, и что в качестве контакта указан именно наш телефон.
«Значит, все-таки не мошенники нам звонили», – было обрадовалась я, но тут же подумала о другом. «Скажите, – изумилась я, – а разве такое возможно – при выдаче кредита довольствоваться только номером контактного телефона, который вам оставляют? То есть оставят телефон президента Луны, и потом с него вы будете требовать погашения долга?» Вежливая девушка пояснила мне, что, во-первых, потребительский кредит не предполагает большой суммы, а главное, служба безопасности обязательно проверяет контакты, но, видимо, в данном случае произошла некоторая недоработка. Девушка записала мою фамилию, имя, отчество, адрес, телефон и сказала, что попробует помочь мне, сделав отметку напротив моего контакта, что это «третье лицо». Как я поняла, лицо, не имеющее отношения к делам Натальи Гончаровой. Из разговора с сотрудницей банка я уяснила и еще один, весьма интересный и пикантный момент, что по телефону в течение всех этих дней мы общались, судя по всему, с московскими ребятами из так называемой коллекторской службы. Знающие люди пояснили мне потом, что это такое. В общих чертах это выглядит так: юридическое лицо, действующее в рамках существующего законодательства, выкупает у предприятия, например, банка, неперспективные долги за определенные проценты. Грубо говоря, выкупает долги (то есть кто-то задолжал банку) на 100 тысяч рублей, 30 тысяч отдает банку, а «выбить» из должников остальные 70 тысяч – это уж дело чести, выбивают-то теперь уже для себя. А уж тут все средства хороши, и неважно, с настоящими должниками имеют они дело, или с совершенно случайными людьми, попавшими в базу их данных по недоразумению или чьей-то халатности.
Мне сразу стала понятна и напористость, и определенная агрессивность звонивших нам людей, ведь им во что бы то ни стало надо сделать свою работу. Правда, мне-то что до их работы? Кстати, история, произошедшая с нами, отнюдь не единичный случай, мне и за примером ходить далеко не надо. Коллега рассказала, что с прошлого года ее мужа активно терроризируют неизвестные люди, также назвавшиеся представителями «Альфа-банка». Его регулярно забрасывают эсэмэсками с требованиями, уговорами, угрозами немедленно погасить 250-тысячный кредит, о котором он, естественно, ни сном, ни духом. Видимо, «работает» аналогичная коллекторская служба.
В милиции, куда я обратилась за консультацией, так как беспрерывные звонки уже достали, мне посоветовали в дальнейшем в контакт с этими «коллекторами» не вступать, нервы в словесных перепалках не портить, а ограничиться предложением все претензии адресовать в суд. Говорят, действует безотказно. Претензии-то какие у них могут быть? Ну а уж если слишком настырные «выбивальщики» попадутся – написать заявление в прокуратуру.

P.S. У нас дело до прокуратуры не дошло. Отстали. Кстати, адрес пресловутой Натальи Николаевны Гончаровой у меня теперь есть. Может, съездить, задать ей пару ласковых вопросов? Или нанять для этого свою «коллекторскую» службу? Впрочем, не может быть, чтоб московские «коллекторы» там еще не побывали. Значит, не застали они по искомому адресу подставившую нас Натали… Или решили, что мы более платежеспособны?
row['name']