Сегодня: 1 октября 6560, Среда

Добрый папаша, к чему в обаянии
Умного Ваню держать?
Вы уж позвольте при лунном сиянии
Правду ему рассказать!
(Н. Некрасов. «Железная дорога»)

Во второй раз уже в городской прессе (в том числе и в «ЧЛ») появляется сообщение о том, что «молодежная патриотическая организация «Сталь» и студенты вузов города провели акцию под названием «Огонь – это наша память» в Александровском саду на Кургане Славы около Вечного Огня». И все это делалось потому, что «в тех городах, где существует проект «Сталь», складывается традиция: 9-го числа каждого месяца ребята выставляют караул около Вечного Огня».
Стоять в карауле у отдельных захоронений советских воинов, павших в сражениях Великой Отечественной войны, либо у их братских могил, где зажжен и постоянно горит Вечный огонь – дело не только нужное, но и почетное. Но стоит ли стоять там, где нет ни того, ни другого (то есть ни захоронения, ни огня)? Вот в чём вопрос.
Мне вспоминается виденный еще в детстве диафильм о том, как один странствующий дервиш лишился своего старого осла, не вынесшего тягот дальних странствий. Взял он его за хвост, оттянул от дороги, присыпал камнями и стал горько рыдать. Мимо проезжал крестьянин. «Наверное, большой святости друга похоронил ты здесь, раз так убиваешься?» — спросил он у дервиша. «Да, большой святости!» — подтвердил дервиш. Крестьянин подал ему несколько монет и поехал дальше. А дервиш стал рыдать еще громче и рассказывать всем проезжающим о святости похороненного здесь друга. И все ему подавали монеты, на которые он со временем построил ослу мавзолей и стал принимать там паломников с подаяниями.
Курган Славы в Александровском саду Новочеркасска напомнил мне мавзолей лучшего друга дервиша: ни захоронения воинов, ни вечногорящего огня здесь нет, а ему периодически все равно поклоняются. Нет, чтобы отправиться на старое кладбище, где все это есть! Так нет же: ведут молодежь на бетонные надолбы, нагромождённые на земляной горе. А вот если ту земляную гору разрыть, то окажется, что под нею — садово-парковое сооружение из известняка-ракушечника, возведенное еще в дореволюционную пору, но заживо похороненное здесь в советское время 28 лет назад.
Хотя по регламентирующим документам в советское время и полагалось зажигать Вечный огонь только лишь на местах воинских захоронений, но положение это в Новочеркасске соблюдено не было. Почему? Да потому, что один Вечный огонь в Новочеркасске уже был. Но был он на довольно отдаленном от центра города кладбище. А городскому партийному и советскому руководству хотелось отмечать дни торжеств и бед народных как можно ближе к месту службы. А так как Горком и Горисполком находились в здании бывшего Атаманского дворца, то ничего лучшего, чем использовать под курган Славы с Вечным огнем на нем уже имеющийся в городском саду памятник садово-парковой архитектуры, придумать не смогли.
Завалили его землей, бетоном залили и дерном обложили. Похоронили, словом. И вот теперь лежит под курганом, поросшим бурьяном, не матрос Железняк, а памятник садово-парковой архитектуры рубежа XIX и XX веков. А в честь памятников (пусть даже похороненных) никаких огней не зажигают – ни бенгальских, ни, тем более, Вечных.
Стоя на так называемом кургане Славы, «сталевцы» задавались вопросом: «Но почему, почему здесь не горит Вечный огонь?» Думается, что теперь для них в этом вопросе если и не все, то многое прояснилось.